Плевок в историю – выстрел в будущее

12 декабря 2019
0
235

Единственный предмет, который в советской школе преподавали плохо – это история. В частности, история Великой Отечественной войны. Это не вина наших замечательных учителей, многие из которых сами были фронтовиками, это была такая политика – ни в коем случае ничем не задеть «союзников», «соотечественников» и членов «социалистического лагеря». Поэтому мы ничего не знали о бандеровцах, прибалтийских «лесных братьях», о том, что промышленность и Польши, и Чехословакии работала на вермахт, что и чехи, и румыны, и венгры воевали в рядах фашистов и многое другое, что могло как-то испортить дружеские отношения с «братскими народами». Эта деликатность по отношению к «партнерам» аукнулась потом чудовищной клеветой, неблагодарностью и актами вандализма в отношении нашей истории, наших героев и памятников нашим воинам, погибшим за их освобождение от фашистской оккупации.

Мы не знали о реальной роли в войне стран социалистического лагеря. И многого другого тоже не знали. А в конце 80-х годов мы узнаем, что ужасный Сталин (которого уже и так ненавидели за Гулаг) перед началом войны заключил договор с Гитлером. С тех пор постоянные попреки пактом Молотова-Риббентропа со стороны тех, кто очень хочет переписать историю Второй мировой войны, звучат постоянно.

Но чего не сказала тогда либеральная пропаганда советским людям – это то, что точно такие же пакты были подписаны с Гитлером Англией и Францией. Причем сделано это было ДО пакта Молотова-Риббентропа! Советский Союз был последним, кто заключил такой договор. Другого выхода у Сталина не было: Англия и Франция отказались вступить в союз с СССР против Гитлера, а наоборот, заключили союз с ним, а наша страна не готова к войне. Нужно хоть на время отодвинуть ее начало. Полтора года – это много. Особенно если в мире уже идет война.

Сдались без единого выстрела

А еще до этого был циничный Мюнхенский договор, когда четыре европейских государства во главе с Гитлером просто взяли и поделили между собой Чехословакию. А ведь Чехословакия была в то время пятой экономикой мира, и с вооружением у них было все в порядке: чехи производили оружия даже больше, чем Германия, их танки и самолеты были лучше, чем немецкие (которыми потом они и вооружали вермахт). Их оборонительные укрепления немцев восхитили. Чехи стали возводить их еще с середины 30-х годов, учли при этом опыт линии Мажино. Будущий министр вооружения Третьего рейха Альберт Шпеер писал: «Всеобщее удивление вызвали чешские оборонительные укрепления. К изумлению специалистов, пробные стрельбы по ним показали, что наше вооружение, которое должно было быть против них использовано, недостаточно эффективно». Сам Гитлер их осмотрел и сказал: «При стойкой обороне было бы очень трудно овладеть ими, нам это стоило бы много крови. А теперь мы это получили, не пролив ни капли. Но одно ясно: я никогда не допущу, чтобы чехи соорудили новую оборонительную линию».

Огромным преимуществом чехов был особый рельеф местности, при котором их позиции были на высотах, а противник должен наступать к ним по открытой местности. И так по всей стране: труднопроходимая местность, лесистые горы, дороги в узких долинах. С этих высот наступать трудно, обороняться легко. Если есть кому. (Все это потом пришлось преодолевать в «неимоверном по темпам броске», как писал маршал Конев, советским войскам, спешившим на помощь Праге).

Это – не говоря о том, что если бы чешское руководство обратилось тогда за помощью к СССР, оно бы ее, несомненно, получило. Да что там обратилось! СССР сам, еще с весны 1938 года предлагал чехам помощь – как живой силой, так и авиационными частями. И не только помощь: в переписке советские дипломаты открыто угрожали потенциальным противникам Чехословакии. Когда стало известно, что Польша намерена совместно с Германией захватить у Праги Тешинскую область, 23 сентября польское правительство было предупреждено. До него довели, что при вторжении в пределы Чехословакии СССР сочтет это актом агрессии, и пакт о ненападении с Польшей будет считать недействительным.

СССР не делал секрета из того, что готов помочь чехам войсками, даже если поляки будут против. Когда английская пресса спросила советского посла в Лондоне, как же советские солдаты попадут в Чехословакию без общей границы, тот ответил: «Была бы воля, а путь найдётся». Это был прозрачный намек на то, что путь этот в таком случае пройдет через Польшу.

Так почему Чехословакия так позорно, без сопротивления сдалась немцам? Неужели страх перед Советами был больше, чем перед фашистами?

Некоторые историки считают, что чехи и не считали нужным сопротивляться. Чехословакия получила свою государственность у союзников после Первой мировой на блюдечке с голубой каёмочкой. До того чехи долгие столетия подчинялись немцам: сначала в составе Священной Римской империи, а затем – Австрийской и Австро-Венгерской империй. И хотя Гитлер чехов ненавидел, как и всех славян, их планировали не уничтожить, а всего лишь переселить или просто переименовать в немцев, как предлагал Гейдрих. Тем более, что многие были и без того онемечены и перед «цивилизованной» Германией преклонялись. (А что? И в России, и в СССР были такие, кто тоже так считал, пока не увидели, что эти «цивилизованные» творят).

Как бы то ни было, в сентябре 1938 года президент Чехии Бенеш прибыл в Мюнхен, где в аэропорту его встречала машина гестапо(!). И потом он четыре часа сидел в приемной Гитлера, а в это время Германия, Великобритания, Франция и Италия дербанили его суверенную страну, а потом ему объявили, какие территории кому отойдут. (Кстати, Польша под шумок тоже отхватила кусочек Чехословакии – Тешинскую область).

И потом президент отдает приказ своим войскам не сопротивляться и отойти от границы! На освобождение территории Судетской области чехам дали десять дней, но немцы вошли туда намного раньше.

Это предательство со стороны собственного руководства обрадовало далеко не всех чехов. Посол СССР в Великобритании Иван Майский отправил в Наркомат иностранных дел такую телеграмму:

«Утром, 30 сентября, когда в Лондоне стали известны условия мюнхенского соглашения, я поехал к Масарику (посол Чехословакии в Великобритании – Н.С.) выразить мое глубокое сочувствие народам Чехословакии и мое глубокое возмущение предательством Англии и Франции в отношении Чехословакии. Масарик – высокий, крепкий, в обычных условиях несколько циничный мужчина – упал мне на грудь, стал целовать меня и расплакался, как ребенок. «Они продали меня в рабство немцам, как когда-то негров продавали в рабство в Америке».

«Ползали на животах…»

От чешской покладистости даже немцам было противно.

Из сборника переводов агентурных материалов по военно-политическим вопросам 5 Управления РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии):

08.05.1939

Германская политика на ближайшее время «Ниже излагается краткое содержание ответов на вопросы, поставленные в беседе в конце марта 1939 г. с начальником восточного отдела верховного командования германской армии майором Кинцель:

Вопрос: В германских официальных сообщениях говорилось, что, кроме снегопада, ничто не мешало победоносному продвижению германских войск на территорию Чехословакии?

Ответ: Это правильно. Коммюнике звучат всегда немного смешно. Но ещё смешнее было то, что сообщил нам перед занятием Праги наш военный атташе в Чехословакии. За день до занятия Праги наш военный атташе сделал нам здесь следующий доклад: «Все наши провокации напрасны, так как чехи просто не дают себя спровоцировать. Когда мы посылаем своих людей на улицу кричать «Хайль Гитлер», чехи кричат с ними. Когда мы заставляем своих людей кричать «Долой республику!» – чехи кричат с ними, и когда мы своим людям говорим, что они на улицах должны петь «Хорст Вессель», то и чехи поют с ними. При всём нашем желании мы не можем при таком поведении чехов спровоцировать ни малейшего инцидента». …они отдали нам всё своё оружие… мы получили чудесную тяжёлую артиллерию. И авиация неплохая. Мы сперва даже себе не могли поверить, что ни одна пушка, ни один пулемёт не выведены из строя. Не взорвали ни один склад с боеприпасами, не опорожнили ни одной цистерны — всё передали в полном порядке. …При этом только один или два офицера отказались подать нам руку. Все остальные ползали на животах. Иметь таких противников просто противно».

Верно: Вp. зам. начальника 1 отдела 5-го управления РККА военный инженер 1 ранга (ПАНФИЛОВ)

Указана рассылка: Сталину, Молотову, Ворошилову, Берия, Шапошникову, Мехлису. ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп. 9157. Д.2. Л. 9-31. Машинопись. Заверенная копия».

Вот такое донесение получило советское руководство о ситуации в Чехословакии в 1939 году.

Зачем немцы провоцировали и не могли спровоцировать чехов, можно только догадываться. Наверное, им было скучно с таким «противником» и хотелось немного поразвлечься – повоевать, пострелять, поубивать. Но чехи «мужественно» на провокацию не поддавались. (Очень скоро в СССР они встретят такое сопротивление, что мало не покажется. И отыграются на беззащитных стариках, женщинах, детях…)

Не все чехи, конечно, смирились с оккупацией. Но только одна армейская часть выступила против немецкой агрессии. На любые проявления протестов чехов немцы отвечали жёстко. После первой же попытки все успокоились и пошли ковать оружие для немцев. В годы Второй мировой войны оккупированная Чехословакия стала крупной промышленной базой гитлеровского рейха. Правда, некоторые в знак протеста надевали на работу черные рубашки (как смело!).

Но в основном работали чехи на совесть. Каждый четвертый снаряд, выпущенный по Сталинграду, производился на чешских заводах. Здесь собирался каждый седьмой немецкий танк и почти треть грузового и военного транспорта для вермахта.

Трудились на благо Рейха

И не только ковали оружие, но и воевали на территории нашей страны. В различных частях вермахта было более 100 тысяч чехов и словаков. Около 7000 из них убито, 70 тысяч взято в плен… Это, конечно, не очень много – всего около десяти дивизий. Впрочем, боевых частей, укомплектованных только словаками и чехами, на восточном фронте практически не было.

Зато оружие против русских чехи ковали исправно. К июню 1941 года вермахт почти на треть укомплектовали чешским вооружением. Чехами собрано 25% всех немецких танков, 26% грузовиков и 40% стрелкового оружия. Немцы получили более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов. Чешскими трофеями в 1939 году оснащено 5 пехотных дивизий вермахта, в 1940-м – еще 4. На 22 июня 1941 года бронетехника чешского производства составляла четвертую часть парка всех 17 немецких танковых дивизий 1-го эшелона – 623 танка. Чешская доля в бронетехнике вермахта росла вплоть до Победы. Рабочие Праги и Пльзеня произвели для Германии почти треть всех танков и самоходок!

За этот «честный труд» на благо рейха, за все эти снаряды по Сталинграду, Севастополю, Ростову-на-Дону, Воронежу, Бресту, Киеву, Ленинграду, за все эти отличные танки, самолеты и хорошие автомобили для вермахта, за десятки тысяч погибших от их оружия и за их освобождение им бы сто лет на коленях прощение вымаливать у России и всех бывших республик СССР! Им бы внукам своим рассказывать, что они родились, благодаря советскому солдату!

Но в Чехословакии оскверняют и сносят памятник Коневу. А на его месте решили поставить памятник … Власову. Вместо памятника Герою – памятник предателю.

«Чехи совершенно забыли о том, что Чехия превратилась в протекторат Богемии и Моравии в 1938 году, а из Чехословакии сделали марионеточное государство, – сказал по поводу сноса памятника маршалу Коневу в Праге научный директор российского военно-исторического общества (РВИО) Михаил Мягков. – Они забывают о том, что чешские заводы Шкода, ЧКД трудились на вермахт, поставляли ему танки «Тигр», которые давили наших курсантов под Москвой, а также авиационные моторы. Они совершенно забывают, что танки Конева прорвались на помощь Пражскому восстанию 1945 года и спасли многие тысячи чешских жизней. Они забывают, что в составе Красной Армии воевал сначала чешский батальон в 1943 году, потом бригада, а потом корпус, который участвовал в освобождении Праги. То есть они предают и плюют в собственную историю, потому что во властных структурах преобладает пещерная русофобия. Но есть в Чехии и другие силы, которые прекрасно знают и понимают свою историю, поэтому они протестуют против сноса памятников советским солдатам».

Чешским батальоном, воевавшем в годы войны в рядах Красной Армии, командовал Людвик Свобода, о котором с большой теплотой пишет в своих мемуарах маршал Иван Конев.

Но памятник Людвику Свободе в Чехословакии не ставят. У них теперь, как и на Украине, другие «герои»…

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top