Песня остается с человеком

23 декабря 2021
0
783

Несколько лет назад Владимир Яковлевич Культюшнов создал объединение «Русская песня» имени Бисена Жумагалиева. Организовал множество концертов, для участия в которых привлекает как профессиональных певцов и музыкантов, так и самодеятельных. Благодаря этому объединению уральцы смогли увидеть десятки концертов прославленных российских творческих коллективов из Самары и Оренбурга. Несколько раз на уральской сцене выступал знаменитый Волжский народный хор имени Милославова.

Через годы, через расстояния

Владимир Культюшнов и сам часто участвует в этих концертах в роли солиста. К сожалению, пандемия внесла свои коррективы. Но в ноябре концерт «Русской песни» в филармонии все-таки состоялся. Большая часть зрителей, конечно, люди немолодые, и они радостно реагировали, а порой и подхватывали знакомые мелодии и проникновенные слова старых песен.

Культюшнов не имеет музыкального образования, до ухода на пенсию преподавал в школе физкультуру и с музыкой его связывает разве что фамилия и любовь к народной и советской песне.

– Я с детства слышал эти песни, у нас вся семья любила петь. И я считаю, что музыка и песня объединяют людей, а это сегодня очень важно, – так он объясняет, почему на пенсии занялся творчеством.

– Меня часто спрашивают, почему творческое объединение «Русская песня» носит казахское имя, – говорит Владимир Яковлевич. – Ну, во-первых, Бисен Жумагалиев был не только моим другом, но и другом всего русского народа, он любил не только казахские, но и русские песни. Мы не раз пели вместе с ним. Во время Великой Отечественной войны он сражался за нашу общую родину, был снайпером на Ленинградском фронте и всегда говорил, что мы победили фашистов только потому, что были все вместе, что наша сила – в единении. И до самой смерти он все делал для того, чтобы между нашими народами была дружба.

Идея проводить концерты народной и советской песни возникла у Культюшнова еще в начале 90-х годов прошлого века, когда тысячи людей остались без работы, процветал криминал, а процент самоубийств достиг своего пика. Именно тогда он вспомнил, что «песня строить и жить помогает». Его друг Бисен Жумагалиев поддержал эту идею. И в атмосфере безысходности, которая царила в обществе, зазвучали другие мотивы – раздольные, грустные – народные и веселые, оптимистические – советские.

Бисен Жумагалиев

Друг Владимира Культюшнова Бисен Жумагалиев знал, о чем говорит, когда повторял, что мы одержали победу в Великой Отечественной войне, благодаря тому, что были вместе. Он видел войну «изнутри», из окопов, из снайперских «гнезд», в которых приходилось, затаившись, лежать часами, выслеживая фашистских снайперов и диверсантов. О фронтовом братстве он знал не понаслышке, потому что сам прошел всю войну сначала снайпером под Ленинградом, а потом фронтовым корреспондентом, редактором фронтовой газеты «Отанды Коргаунда» («На страже Родины»), выходившей на казахском языке.

Автор книги «Невский-2» Максим Гордон, которого Бисен-ага называл своим крестным отцом в журналистике, так описывает молодого бойца:

«Бисен Жумагалиев, 20-летний заместитель политрука. Тоненький, застенчивый, он совсем не походил на военного человека. До войны работал школьным учителем, но напоминал, скорее, только что сдавшего экзамены десятиклассника. Впрочем, этот юноша, как о том свидетельствовала его боевая характеристика, был не только отличным заместителем политрука 13-й стрелковой дивизии, стоявшей у Пулковских высот, но и снайпером. На его счету числилось около 30 уничтоженных фашистов. Что особенно привлекало в Жумагалиеве – он хорошо знал историю своей республики, ее сегодняшнюю жизнь».

Уже после войны Бисен Жумгалиев окончил Уральский педагогический институт и Высшую партийную школу. Уроженец Тайпакского района, Бисен Жумагалиев работал редактором областной газеты «Орал онири», секретарем Уральского, а затем Кокчетавского обкомов компартии. Он награжден девятью орденами и множеством медалей.

Бисен Жумагалиев дружил с писателем Михаилом Шолоховым, часто сопровождал его в поездках по области и именно он первым принес ему весть о награждении Нобелевской премией. Когда на Дону отмечали столетие со дня рождения писателя, Бисен Жумагалиев, несмотря на возраст, отправился туда вместе с уральской делегацией. Говорил, что ему это необходимо, чтобы не потерять духовную связь с писателем.

Ветеран ушел из жизни в год 70-летия Победы. Победы, в которой есть доля и его ратного труда.

– За то, чтобы присвоить творческому объединению «Русская песня» имя Бисена Жумагалиева единогласно проголосовали все триста человек, которые были в тот день в ДК молодежи, – вспоминает Владимир Яковлевич Культюшнов, хранящий светлую память об этом человеке и гордящийся дружбой с ним.

Пример этого человека, до конца оставшегося в строю, помогает ему в его деятельности по организации концертов народных песен.

Николай Культюшнов

Родного дядю Владимира Культюшнова – Николая Культюшнова – в послевоенные годы знал весь Уральск. Его называли нашим «уральским Бетховеном». Его отец был осужден тройкой НКВД и расстрелян в 1938 году. Николаю в то время было 13 лет. Жили Культюшновы в Джангалинском районе, поэтому Николай в совершенстве знал казахский язык.

На фронт он ушел в 1943 году, в 18 лет. Воевал в разведроте 58-го стрелкового полка, был ранен, несколько месяцев провел в госпиталях, снова отправился на фронт. А домой ушла похоронка.

Когда закончилась война, Николаю Культюшнову исполнился 21 год. На груди – медаль «За отвагу», «За Победу над Германией», орден Отечественной войны.

После Победы Николай Культюшнов остался вольнонаемным в части: он был не только прирожденным музыкантом, но и художником, поэтому организовывал художественную самодеятельность в Доме офицеров, рисовал плакаты и даже портреты генералов.

В газете «Знамя Победы» писали об одном послевоенном концерте в Доме офицеров: «Оригинальный номер показал вольнонаемный тов. Культюшнов. На обыкновенной пиле он чисто и со вкусом сыграл смычком две народные песни, вызвав горячее одобрение слушателей».

Одна песня была русская – «Степь, да степь кругом», а вторая украинская – «Стоит гора высокая».

Позже Николай Культюшнов вернулся в Уральск и поступил в музыкальное училище. Учился на двух отделениях сразу – баяна и хорового дирижирования. В училище его звали «уральским Бетховеном», было что-то общее в его внешнем облике с великим композитором, а главное – он был также одержим музыкой. Писал на стихи местных поэтов, и мелодия одной его песни долгие годы служила позывным местного радио.

В 50-е годы Николай Культюшнов вместе с братом Александром создали в Уральске десятки хоровых коллективов. Историк, писатель Александр Комаров, который в юные годы тоже пел в одном из хоров Культюшновых, вспоминает, что Николай Николаевич «заставлял делать невозможное и творил чудеса с 15-16-летними студентами педучилища».

Таким «чудом» стал созданный им из этих подростков академический хор, который выходил победителем на всех конкурсах. И именно этот хор изо всего Казахстана выиграл путевку на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве. И вместе с профессиональными певцами, музыкантами, композиторами, народными артистами Казахстана и СССР на фестиваль отправились уральские студенты. В жюри – знаменитости с мировыми именами, в соперниках – певцы, окончившие консерватории. Но уральский хор Культюшнова – 87 человек – которым он управлял дирижерской палочкой – завоевал на фестивале третье место. Все 87 певцов получили медали лауреатов, а Николаю Культюшнову в подарок из Москвы прислали белое пианино. Как вспоминает Александр Комаров, в училище долго уговаривали Николая Николаевича взять его себе, но он отказался. Якобы это пианино потом продали, чтобы отремонтировать крышу здания училища.

Николай Культюшнов был очень скромным человеком, редко вспоминал о войне. Я брала у него интервью, когда он руководил хором ДК завода Ворошилова («Зенит»), и он даже не обмолвился о том, что в годы войны был разведчиком. Известно об этом стало случайно.

Но однажды написал в редакцию письмо на нескольких страницах. В год 40-летия Победы в газете «Известия» были опуб-ликованы фотографии военных лет. На одной из них Культюшнов узнал себя и свой разведвзвод. Фотографию предоставил комбат Чернышев, под ней его подпись: «1943 год. Мелитополь, река Молочная, разведвзвод. Снимали без меня, я был в госпитале». На вопрос корреспондента, сколько человек из группы дожили до Победы, с грустью ответил: «Только трое». И перечислил фамилии. Культюшнова среди них не было. Его считали погибшим, а он попал в эвакогоспиталь и почти год провалялся в госпиталях. Вот тогда Николай Николаевич и написал письмо в редакцию, которое было опубликовано под заголовком «Я жив, ребята!». Редкая счастливая радость для фронтовиков – узнать, что тот, кого считали погибшим – жив.

Получается, что Николая Культюшнова при жизни хоронили дважды. А умер он в 1993-м, тяжело пережив распад страны, за которую воевал. До последних дней, уже тяжело больной, оставался предан музыке, руководил хором историко-культурного общества – последнего и единственного своего хора, не увенчанного лауреатскими лаврами, как писал после его смерти Б.Б. Пышкин. Не успел довести его до смотра.

Трех этих наших земляков объединяет многое. И одна из составляющих этой общности – музыка, песня.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top