Озёрный бумеранг

8 октября 2015
0
2242

В последнее время о вмешательстве человека в природные процессы ученые говорят все чаще, особенно по отношению к водным ресурсам. Всякого рода «проекты века», связанные с переброской стока северных и сибирских рек на юг, в свое время наделали немало шума, но ни один из них так и не был реализован.
С другой стороны, налицо нарастающий дефицит воды в бассейнах Волги, Дона, Урала и других рек Каспийского и Черноморского бассейнов. Это самым негативным образом сказывается на состоянии поймы.

Ушедший Шалкар

Где «грунтовка»?

После заполнения в 1966 году Ириклинского водохранилища на Урале участились маловодные годы, обильные половодья случались все реже, прекратилось регулярное затопление поймы. В середине 70-х годов прошлого века пойменный лес начал умирать. Однако в 80-90-х годах на Урале вновь наступил многоводный период. Половодья 1993 (807 см) и 1994 (853 см) годов вошли в десятку самых значительных на Урале. В целом состояние лесной поймы и озер не внушало особых опасений: эти водоемы периодически наполнялись полой водой, а также подпитывались грунтовыми водами. Однако в последнее время маловодье приобрело устойчивый характер.

В последний раз значительное затопление поймы произошло в 2005 году (778 см). Даже в год величайшего потопа на Чагане и Деркуле – 2011-й – уровень Урала поднялся лишь до отметки 708 см над нулем графика Уральского водомерного поста. Тем не менее вода зашла в Чапурино озеро и некоторые другие пойменные водоемы.

На этом, однако, все и закончилось. За четыре крайне маловодных года уровень половодья составлял в 2012 г. – 486 см, 2013 – 515 см, 2014 – 542 см, 2015 – 369 см. Между тем для нормального функционирования поймы, в том числе роста заливных лугов, необходим подъем весенних уровней до отметок 600-800 см.

Неудивительно, что за четыре года уровень Чапурина озера понизился на 2 метра, только в окрестностях Учужного затона высохли три пойменных водоема. Дачники стали жаловаться на плохую откачку воды из колодцев, а у некоторых владельцев участков она и вовсе исчезла.

Такое положение имеет для Урала эффект бумеранга: не подпитываются озера в половодье – нечем подпитываться Уралу в межень. Дело в том, что именно озера поймы в какой-то мере поддерживают реку в июле-сентябре. Но воды в них практически нет. Да и откуда ей взяться, если даже в половодье водосброс из Ириклинского водохранилища все чаще производится в летних объемах – 15 кубометров в секунду. При нормальном же водном режиме он составлял 300-600 и более кубометров в секунду.

В этом году почти пересохли Илек и Утва. В минимальных объемах доносят свои воды до Урала его притоки, стекающие с Общего Сырта – Рубежка, Ембулатовка, Быковка. Ширина их в низовьях составляет всего лишь 10-12 метров. Вот и получается, что Урал сегодня существует в основном благодаря своему главному притоку – Сакмаре. Она проносит около Оренбурга воды втрое больше, чем сам Урал.

Если Сакмара будет зарегулирована водохранилищами (а по некоторым данным, один такой водоем готовится к заполнению), Урал летом превратится в речушку, разделенную на отдельные плесы, которые, возможно, будут сообщаться с собой ручейками.

Слушайте Самсонова!

Поражает, что никто из многочисленных ученых, экологов, работников госорганов никаких срочных, конкретных мер по исправлению ситуации не предложил, за исключением одного человека. Это бывший капитан Уральского речного пароходства, ныне директор ТОО «Судоремонтный завод» Владимир Самсонов.

Он обратил внимание на то, что при весенних уровнях Урала 400-600 см его русло и пойменные озера порой разделяют несколько десятков метров, а то и меньше. Надо прокопать каналы, наполнить озера, а при спаде половодья с помощью заранее построенных шлюзов сохранить в них воду.

Разумеется, перед этим потребуется, как такое практиковалось в эпоху расцвета судоходства на Урале, произвести картографическую съемку местности… Там, где вода самотеком не может заходить в пойму, ее закачку можно произвести насосами. Это позволит поднять уровень грунтовых вод в пойме и за их счет река будет питаться в меженный период.

По мнению Самсонова, дноуглубительные работы на Урале нужно проводить очень осмотрительно, с учетом прежнего опыта речников.

Если расчистить все перекаты в русле, то через месяц вода стечет и ее в русле практически не останется. Перекаты создают подпор и не дают воде быстро скатываться. Даже при разработке одного переката предварительно делают съемку, изучают подвалье, направление течения, затем решают, какой делать разрез. Если проход воды в нем будет большим, то перекат сверху обмелеет.

Владимир Самсонов особо подчеркивает, что сейчас забыт действенный метод разработки переката фашинами, которые создают подпор воды и размывают подвалье переката.

«Потерянная» Солянка

Сейчас с трудом верится в то, что не так уж давно степная речка Солянка, соединяющая Урал с озером Шалкар, текла… в двух направлениях. Если в Урале много воды – в Шалкар и наоборот. Сегодня русло Солянки найти трудно, ведь оно все чаще остается в течение года сухим.

Не только в Урале мало воды, катастрофически мелеет Шалкар. Существует даже версия, будто вода из него уходит в разломы земной коры, вызванные землетрясением 2006 года, от которого пострадал поселок Рыбцех. Согласно другой, экзотической, гипотезе, Шалкар связан с Каспийским морем по принципу сообщающихся сосудов, и вода сейчас попросту стекает в Каспий, находящийся на 27 метров ниже уровня океана.

В 1975 году, когда Шалкар начал стремительно мелеть, воду в него закачивали из Урала мощными насосами. Давно пора вспомнить этот опыт, переосмыслить его применительно к нынешней ситуации, учесть предложения Самсонова, но только не сидеть сиднем! А ведь именно это сейчас и происходит.

На наших глазах в Приуралье наступает доморощенный «второй Арал»: гибнут Урал, пойменные водоемы, Шалкар, Камыш-Самарские и другие озера. Если не принять мер для их спасения, нам все это выйдет боком уже в ближайшей перспективе.

Автор: Александр Суетин
Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top