«Оживший» пионер

25 августа 2022
0
1410

«Он пришел! Представляете, пришел», – восторженно восклицал Мухин. «Кто?» – всполошились коллекционеры, собравшиеся в музее «Старый Уральскъ».
«Да тот пионер, с наждачки», – улыбался довольный Геннадий, а они недоуменно смотрели на него.

– Мы всё гадали, – продолжал он, – кто этот мальчик в галстуке? Изображенный … вас это очень удивит… на наждачной бумаге, – он поднял палец вверх, делая акцент на материале. – Какое отношение имеет к Котельникову-Гофману, поскольку находится в его коллекции картин? И вот вам, пожалуйста – тайна открылась. Портрет заговорил.

Как выяснилось, музей посетили женщина с мужчиной. Зрелого возраста. С интересом рассматривали экспонаты, а потом мужчина вкрадчиво произнес:

– Слышал, у вас есть мой портрет…

– Неужели? – недоверчиво протянул Геннадий Леонидович, директор музея, напрягся и стал мысленно перебирать в памяти картины, подаренные или купленные когда-то музеем. Их насчитывается порядка 120 от более тридцати художников. Посетовал, что часть из них временно переданы на экспозицию музею Шолохова в Дарьинском.

– Работа… эээ… не совсем обычная, на абразивной бумаге, – пояснил гость, улыбаясь.

– Не может быть! – глаза Мухина округлились, и он почти побежал в другой зал, бормоча: «Как же, помню, найду, минутку…».

Вскоре вернулся, держа в руках портрет подростка. Мальчика из прошлого, каких сегодня не встретишь на улице – в трикотажном темно-синем джемпере с воротничком «матроска», поверх которого – белоснежный – от сорочки, в красном пионерском галстуке, и с задумчивым скромным взглядом.

– Олег Кузнецов, собственной персоной, – обрадованно представился мужчина, – Художник из Москвы. Да, было время…, – не закончил мысль, провел пальцами по шершавому лицу на портрете, сглотнул… Глянул на спутницу. «Сходство полное», – проронила она, прослезившись.

Какое-то время все трое молчали. А потом неожиданно для себя, не сговариваясь, вдруг запели: «Взвейтесь кострами, синие ночи! Мы пионеры, дети рабочих…». Их охватили воспоминания, по тем ушедшим временам, о которых продолжают спорить, причем даже те люди, которые и не жили в ту эпоху. Когда в чести были другие приоритеты: порядочность, чувство долга, поддержка от широты души, а не из выгоды, бесхитростность…

– А помните, огромные пионерские костры в бесплатных летних лагерях? «Наш девиз – всегда готов! Больше дела, меньше слов!». Клятва – «Перед лицом товарищей обещаю горячо любить свою Родину»? … Что теперь стало с нашей Родиной? – наперебой заговорили они, понимая друг друга с полуслова. – А позже, студотрядом картошку убирали, яблоки в Барбастау… А я, объясняясь девушке в любви, в порыве чувств сорвал с клумбы цветок и был застукан милиционером…

Давняя работа художника вызвала столько теплых эмоций. Портрет паренька написал Виктор Котельников-Гофман, руководитель кружка рисования. Да это был и не кружок, а настоящая изостудия при Доме пионеров, где обучались не только живописи, но и скульптуре. Позже начинание педагога переросло в детскую художественную школу, из которой вышло не одно поколение творческой молодежи. Имена особо одаренных на слуху и сейчас. Многие воспитывались именно Виктором Адольфовичем.

Почему автор запечатлел этого юношу? Он писал тех ребят, чьи образы и характеры впечатляли его. Ученики говорят, что каждый удостоился его внимания и кисти, в каждом ребенке он находил индивидуальность. К детям относился трепетно, отдавал все свое время, щедро делился профессиональным опытом, учащиеся отвечали взаимностью. Одна из его воспитанниц Ирина Турцова собрала работы учителя после его ухода в мир иной и совместно с наследником передала музею.

Олег Кузнецов, благодаря наставнику, посвятил себя живописи, как и ожидалось. Два десятилетия возглавлял детскую художественную школу в Москве. А приехав летом в Уральск, нынешний шестидесятилетний мужчина встретился с собой, тринадцатилетним.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top