Отпуск в Крыму

4 сентября 2014
0
498

(Продолжение. Начало в № 34, 35)

Алушта – это, без преувеличения, уникальное место. Даже если бы здесь не лечили, не было бы ни одной здравницы, где больным оказывалась квалифицированная медицинская помощь, люди сюда все равно приезжали бы. Сама природа, воздух лечат. Городок расположен в долине, теснимой к морю невысокими, с пологими зелеными склонами горами, похожими на большие холмы. Рельеф местности такой, что воздушные массы над Алуштой постоянно находятся в движении, горный воздух смешивается с морским, и это создает тут особый, неповторимый микроклимат. Он особенно благотворно действует на людей с заболеваниями органов дыхания, сердечно-сосудистой и нервной систем. Само название городка с тюркского переводится как сквозняк, сквозной.

Местные жители уверяют, что таких замечательных природно-климатических особенностей нет даже у Ялты, расположенной всего-то в тридцати километрах от Алушты.

Когда я приехал в приморский городок и поселился в санатории, расположенном на гористом склоне в одном из тихих окраинных районов Алушты, то мне сразу назначили ряд процедур оздоровительного характера. Как же без них в такого рода учреждениях! В числе прочих врачом была прописана и ароматерапия. В одном из вспомогательных корпусов была комната, которая специально насыщалась ароматами трав и цветов. Нужно было в строго определенное время туда являться и вдыхать этот целебный воздушный настой. Неудобство для меня заключалось в том, что данные процедуры в большинстве своем были с утра, с утра же начинались и многие экскурсии, совершаемые на дальние расстояния, в другие города и районы полуострова. И я порой оказывался перед достаточно мучительной дилеммой: собственное здоровье или увлекательная познавательная поездка? И вот как-то одна из сотрудниц санатория, медик по профессии, видя мои сомнения, сказала мне с некоторой долей простодушности:

– Ну, и что вы так убиваетесь? Возьмите да и не ходите в эту процедурную комнату. Лучше почаще выбирайтесь в наш парк и дышите, дышите там… Будет тот же результат, поверьте…

И в самом деле, в старом обширном парке, среди которого буквально терялись большие светлые санаторные корпуса, чего только не росло! Кедры, сосны, кипарисы, туя, платаны, дубы. Были даже такие экзотические растения, как иудейское дерево, пальмы, секвойя.

Впрочем, большинство курортников, людей преклонного возраста, экскурсиями и прочими посторонними мыслями головы себе, кажется, совсем не забивали. Они гурьбой, как по единой команде, ходили на прописанные процедуры, аккуратно посещали своих лечащих врачей, а во второй половине дня, сразу после обеда, дружненько садились в санаторный автобус и отправлялись к морю, на пляж, на тот его участок, что был закреплен за нашей здравницей и тщательно оберегался от всех посторонних. Вечером, когда городской пляж еще пестрел и шумел от купающихся, туда было вообще не попасть. Он закрывался… Как я потом узнал, для местных эта категория отдыхающих была по сути своей – они, жители Симферополя и других городов полуострова, прибыли сюда на отдых и лечение по льготным путевкам то ли по линии здравоохранения, то ли каких-то социальных служб Республики Крым.

Надо сказать, как курорт Алушта стала приобретать широкую популярность, по историческим меркам, сравнительно недавно – чуть более ста лет назад. До этого она долгое время была крепостью, укрепленным пунктом и именовалась то Алустоном, то Алустой. И именно где-то здесь произошло жестокое сражение с турками, пытавшимися своим крупным десантом выдавить русских с полуострова. Врагу тогда было нанесено тяжелое поражение. В тех боях отличился Михаил Кутузов, будущий прославленный российский полководец, герой войны 1812 года. Молодой офицер командовал московскими гренадерами, но победа была несколько омрачена – Михаил Илларионович получил тяжелое ранение.

На крымской земле трудно найти место, которое так или иначе не было бы связано с именами людей, оставивших заметный след в отечественной истории.

Алушта в этом отношении отнюдь не исключение.

Когда я узнал, что в городе, наряду с другими, есть и музей любимого мною И.С. Шмелева, я сразу, только лишь поселившись в санатории, отправился туда. Музей оказался на другом конце Алушты, и пока я расспрашивал дорогу, то и дело слышал: Профессорский уголок, Рабочий уголок… Это меня смущало, пока наконец-то вопрос с этими уголками не прояснился окончательно.

Классик отечественной литературы Иван Сергеевич Шмелев до революции неоднократно бывал в Крыму, проживая на дачах известного издателя и педагога Д.И. Тихомирова и писателя С.Н. Сергеева-Ценского. Ему так полюбилась крымская природа, что он решил тут поселиться. Правда, осуществить свою заветную мечту ему удалось лишь в 1917-ом, в год революции, купив участок на черноморском берегу. Но наслаждаться жизнью в милом его сердцу Крыму не пришлось. Революционные волны, ужасы и кровь Гражданской войны докатились и до полуострова, вынудили писателя в 1922 году навсегда покинуть страну и осесть во Франции.

Когда Иван Сергеевич поселился в Алуште, а точнее в ее курортном предместье, где у него был свой маленький домик, этот район назывался Профессорским уголком. Тут в основном жила интеллигенция, ученые, литераторы, отсюда и такое название. После революции профессорские дачи сменили хозяев – здесь обосновался простой люд, а предместье стало теперь именоваться Рабочим уголком.

Сравнительно недавно исторической части города вернули прежнее название.

Я довольно долго плутал по извилистым и узким горным дорожкам-тропинкам, пока, как мне показалось, не вышел на искомый объект. Но это оказался Дом-музей известного архитектора А.Н. Бекетова. И я вновь затопал по пыльным каменистым склонам, лишь иногда делая коротенькие остановки для передышки. Где-то внизу, совсем рядом, шумел морской прибой, слышны были голоса купающихся. Но вот наконец вхожу через неприметную калитку во двор, передо мной – белое одноэтажное строение со светлой верандой, где окна были настежь распахнуты.

Какая-то лохматая дворняжка сердито облаяла меня и, отойдя в сторонку, растянулась у стены в спасительной тени. Пожилая женщина – совсем как хозяйка дома! – подметала у входной двери.

– Если вы на экскурсию, – сказала она мне, не выпуская веника из рук, – то подождите немного. Экскурсовод ушла к музейному начальству. Скоро должна подойти.

Действительно, минут через пятнадцать пришла экскурсовод и, ничуть не смущаясь тем, что я был один, провела меня по комнатам музея. Многочисленные фотографии на стенах, книги, вещи из обихода той далекой эпохи…

– Всеми этими предметами пользовался хозяин дома?

– Нет, – ответила экскурсовод, попросив меня выключить диктофон. – Здесь воссоздана приблизительно та обстановка, которая наверняка была при Иване Сергеевиче. Да и сам дом, где мы с вами сейчас находимся, не его, а брата академика архитектуры Бекетова. Домик же писателя, он, кстати, находится неподалеку, мы в свое время не успели приобрести. Там сейчас живут другие люди.

Крым нашел достойное отражение в самобытном творчестве Ивана Сергеевича Шмелева, в частности в романе «Солнце мертвых», созданном уже в эмиграции.

(Продолжение следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top