Особое задание маршалу Жукову

16 апреля 2020
0
2201

Г. ЖуковБытует представление, навязанное некоторыми книгами и художественными фильмами, будто маршала Победы Георгия Жукова Ставка Верховного Главнокомандования направляла только на самые проблемные участки фронта (как во время блокады Ленинграда). Либо туда, где готовилось мощное наступление против очень сильного противника. Это не совсем так. Жуков получал самые разные задания Ставки. Одно из них имеет непосредственное отношение к распространяемому на Западе мифу о том, что Советский Союз якобы не освобождал, а захватывал Европу. Поэтому её народы встретили Красную Армию без энтузиазма. Больше того, будто бы активно ей сопротивлялись. Но так ли это?

Когда на Берлин?

После победы в Курской битве (июль-август 1943 г.) стратегическая инициатива на всех фронтах от Балтики до Чёрного моря окончательно перешла к Красной Армии. Характерной чертой летней кампании 1944 года стало дальнейшее наращивание боевой мощи Советских Вооружённых Сил и рост оперативно-тактического искусства высшего командования и штабов.

Быстро восстанавливаемая и растущая промышленность страны стабильно обеспечивала техническую оснащённость наших войск и потребности фронтов в вооружении, боеприпасах, снаряжении и транспорте. Благодаря этому летние стратегические операции достигли огромного размаха и глубины. Они поддерживались хорошим общим тыловым обеспечением боевых действий войск.

Летом 1944 года советские войска провели семь крупных операций по окружению и разгрому немецких группировок. Это значительно больше, чем в предыдущих кампаниях. Наиболее крупными операциями стали Белорусская, Ясско-Кишинёвская и Львовско-Сандомирская, в которых разгромлено 127 дивизий противника. В результате оборонительные порядки противника оказались разбитыми на протяжении 2200 километров от Западной Двины до Чёрного моря. Наши войска продвинулись вперёд на отдельных направлениях на 700 км.

Ещё несколько таких марш-бросков через территорию Польши и на горизонте Берлин. 22 августа Жукову позвонил начальник Генерального штаба А. Антонов и передал приказ Верховного Главнокомандующего И. Сталина немедленно прибыть в Ставку. Предварительно Антонов сообщил Жукову, что ему предстоит выполнить особое задание Государственного Комитета Обороны. Уж не связанное ли с ударом на главном направлении?

Распростившись с боевыми товарищами, Жуков 23 августа вылетел в Москву и к вечеру того же дня направился в Генштаб.

«Успокоительное» от Димитрова

Особое задание ГКО состояло, однако, в следующем. Жукову предстояло вылететь в штаб 3-го Украинского фронта, чтобы подготовиться… к войне с Болгарией. Дело в том, что её правительство продолжало сотрудничать с фашистской Германией.

Жукову пришлось задержаться в Москве. Вот что он пишет по этому поводу в своих мемуарах:

«Верховный посоветовал мне перед вылетом обязательно встретиться с Георгием Димитровым, чтобы лучше ознакомиться с общеполитической обстановкой в Болгарии, деятельностью болгарской рабочей партии и вооружёнными действиями антифашистских сил болгарского народа… Встретились мы тепло, и он очень обстоятельно рассказал всё, что мне было полезно узнать. Видно было, что у него очень хорошие и быстродействующие связи с подпольными организациями Болгарской рабочей партии» (Г.К. Жуков, «Воспоминания и размышления», Москва, издательство Агентства печати Новости, 1971 год, стр. 553).

Димитров сразу дал понять: войны наверняка не будет. Болгарский народ с нетерпением ждёт подхода Красной Армии, чтобы с её помощью свергнуть царское правительство Багрянова и установить власть Народно-освободительного фронта. Советских воинов встретят не огнём артиллерии и пулемётов, а хлебом и солью, по старому славянскому обычаю.

Что же касается правительственных войск, то они вряд ли отважатся вступить в бой с Красной Армией. По данным Георгия Димитрова, почти во всех частях армии противника проводится большая разъяснительная работа «нашими людьми». В горах и лесах – значительные партизанские силы, они не сидят без дела и готовы спуститься с гор и поддержать народное восстание.

Потом Димитров добавил:

– Успехи советских войск оказали большое влияние на усиление народно-освободительного движения в Болгарии. Наша партия возглавляет вооружённое восстание, которое будет осуществлено с подходом Красной Армии.

Кто-то, возможно, скажет: подумаешь, особое задание. После такой информации, казалось, всё ясно: вперёд, победным маршем на белом коне… Однако у Жукова читаем нечто совсем другое:
«… но мы люди военные, получив задачу от руководства, должны её выполнять с величайшей точностью» (стр. 553).

Это – подход настоящего военачальника. Чего только не бывало в таких, казалось, заведомо выигрышных, «лёгких» ситуациях. Например, провокации. Враг ведь тоже не дремлет. У него тоже есть агентурная разведывательная сеть и свои агитаторы. Подставят патриотов под удар советских войск или сами это сделают, переодевшись в советскую форму – пожалуйста: Красная Армия не освобождает, а уничтожает мирное население.

В августе-сентябре 1939-го, когда Германия напала на Польшу, гитлеровцы устраивали провокации, переодевшись в польскую форму. Словом, смотреть нужно в оба!

Памятник Алёше

Ответственность и точность

В то время болгарская армия насчитывала в своих рядах 450 000 человек, сведённых в пять армий и два отдельных корпуса. В воздушных силах имелось 410 самолётов, а в военно-морских – более 80 боевых и вспомогательных немецких и болгарских судов.

В последних числах августа 1944 года Георгий Жуков прилетел в штаб 3-го Украинского фронта, который располагался в Фетиши, недалеко от Черноводского моста через Дунай. Этот мост в ходе войны неоднократно бомбила наша авиация, чтобы нарушить грузооборот между портом Констанца и основными районами Румынии.

Жуков провёл совещание в штабе фронта и уточнил план наступательной операции. В связи с тем, что профашистское правительство Болгарии, несмотря на неоднократные предупреждения Советского правительства, продолжало НАРУШАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕЙТРАЛИТЕТА и активно помогать гитлеровской Германии, СССР 5 сентября объявил Болгарии войну.

6 сентября Ставка Верховного Главнокомандования отдала приказ командованию 3-го Украинского фронта начать военные действия.

Утром 8 сентября всё было готово, чтобы начать артподготовку. Но, как пишет Жуков, «… мы со своих наблюдательных пунктов не видели целей, по которым надо было вести огонь…»

В стереотрубы, бинокли и невооружённым глазом наши воины наблюдали на болгарской территории обычную мирную жизнь: в населённых пунктах из труб вился дымок, а люди занимались житейскими делами. В советских частях задавались вопросом: «Будут ли болгары воевать?» Посылали разведчиков – они докладывали: присутствия воинских частей не обнаружено.

Тогда командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф. Толбухин двинул вперёд передовые отряды. Не прошло и получаса, как командующий 57-й армией доложил, что подразделение противника найдено.

Одна из пехотных дивизий построилась у дороги и встретила наши части развёрнутыми красными знамёнами и торжественной музыкой. Через некоторое время такие же события произошли и на других направлениях. Командующие армиями доложили, что идёт «стихийное братание советских воинов с болгарским народом». И нет никаких провокаций.

Жуков тотчас позвонил в Ставку. И. Сталин сказал:

– Всё оружие болгарских войск оставьте при них, пусть они занимаются своими обычными делами и ждут приказа своего правительства.

Таким простым отношением Верховное Главнокомандование выразило полное доверие болгарскому народу и его армии. Они действительно по-братски встретили Красную Армию, видя в ней освободительницу от немецких оккупантов и царского профашистского режима.

Продвигаясь в глубь страны, советские войска везде встречали самое тёплое отношение. Вскоре они встретились и с партизанами, которые были хорошо вооружены и уже заняли ряд городов и военных объектов.

Но это не стало поводом для расслабления: южнее Ниш гитлеровцы начали создавать группировку для удара на Софию. В болгарскую столицу немедленно перебросили усиленный стрелковый корпус.

8 сентября наши войска вошли в Варну, Бургас и другие районы. При подходе советских черноморских военно-морских сил к болгарским портам и выброске воздушного десанта немцы потопили свои суда и попали в плен нашим морякам.

На следующий день болгарский народ сверг профашистское правительство и образовал демократическое правительство Отечественного фронта. Оно обратилось к советскому правительству с предложением о перемирии. ГКО отдал приказ приостановить продвижение наших войск в Болгарии.

Победу ковали все

«Было радостно сознавать, – писал Г. Жуков, – что в этой «войне» не было жертв ни с той, ни с другой стороны. Все эти события явились ярким проявлением освободительной миссии нашей армии. Они продемонстрировали действенную силу масс трудящихся в уничтожении антинародных режимов» (стр. 556).

Жуков тогда жалел, что ему не удалось познакомиться со страной, с которой СССР связывают узы вековой дружбы, спаянной нашими народами в совместной борьбе с угнетателями.

После войны Жукову вместе с женой Галиной Александровной удалось объехать почти всю Болгарию. Галину Александровну, как подполковника медицинской службы, терапевта главного военного госпиталя им. Н. Бурденко, особенно интересовала организация медицинского обслуживания трудящихся Болгарии, а её супруга, конечно же, постановка военного дела в стране.

И везде они видели исключительно бережное отношение к памяти советских воинов, отдавших свою жизнь за лучшее будущее болгарского народа.

К сожалению, сегодня в Болгарии хватает своих любителей пересмотра истории Второй мировой войны. Они неоднократно ставили вопрос о сносе символа советско-болгарской дружбы – монумента солдату Алёше в Пловдиве. Но не удалось. В 1996 году Верховный суд Болгарии постановил: «Алёша» является памятником истории Второй мировой войны и НЕ может быть снесён». Как поётся в песне Эдуарда Колмановского на стихи Константина Ваншенкина, «стоит над горою Алёша – в Болгарии русский солдат…» Кстати, песня «Алёша» стала гимном Пловдива.

Авторы учебников по истории любят рассказывать о масштабных операциях и грандиозных битвах. Всё это понятно. Но нельзя забывать о том, что Победа ковалась и на других, казалось, малозначительных направлениях, вроде болгарского. Именно ответственный подход, отсутствие шапкозакидательских настроений, точность и оперативность действий позволили Георгию Жукову выполнить особое задание Ставки.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top