Особенности его охоты

17 сентября 2015
0
1619

В Западно-Казахстанской области открыт сезон охоты. Ценители подобного развлечения отправились за удачей. В этот раз среди них нет известного охотника Абдуманапа Каримова.

Его знали многие, о нем писали местные газеты и даже сняли документальный фильм. Специально для этого из России приезжал корреспондент телеканала «Охота и рыбалка». Но себя в эфире Абдуманап не увидел. Скоропостижно скончался, не дожив совсем немного до своего 55-летия.

Охота и рыбалка были смыслом его жизни, вспоминают родные. Охотился один и с друзьями. Иногда брал с собой младшего сына Хакима.

«С отцом было интересно, – вспоминает Хаким. – Он был не просто любителем, а настоящим знатоком природы, и многому научил меня».

В степи охотник действительно чувствовал себя как дома. Мог жить под открытым небом по нескольку дней, домой приезжал отдохнуть, переодеться и снова уходил в бескрайние просторы.

«Я помню, как мы ездили на охоту вместе, – продолжает Хаким. – Пустая степная дорога, тишина. В такие моменты был слышен только шепот колес груженой машины. Мы осторожно пробирались по заснеженному насту.

Наблюдали, как тусклое солнце садилось за белоснежный горизонт. Тяжелое зимнее небо опускалось на землю, прикрывая ее как покрывалом. Отец любил природу и подмечал каждую мелочь, мне оставалось наблюдать и удивляться.

Однажды, всматриваясь вдаль, он произнес:
– Волки!
– Где? – не поверил я.
– Ну вон! Впереди.

Я прищурился: точно, волки! Они были далеко, их силуэты в сумерках сложно было различить, но отец заметил сразу. Хищники неторопливо трусили след в след. Услышав шум машины, на секунду замешкались, но тут же побежали дальше. Это было что-то необычное, потому что они за несколько десятков километров слышат звук машины или снегохода и стараются не попадаться на глаза. А эти спокойно продолжали свой путь.

К волкам у отца было особое уважение. Уже потом я сам понял: они действительно умные и изворотливые. О сообразительности волков легенды ходят. Для самых матерых не страшны даже охотники на вертолете. Они жмутся к стволам деревьев, а если вокруг только степь, становятся на задние лапы и замирают. Разглядеть их тогда почти невозможно.

Отец с легкостью мог подстрелить волка, но у него был интерес взять его живым.

Он загонял хищника на снегоходе. В эти моменты они были равными соперниками, борьба длилась долго. Волк бежал до тех пор, пока окончательно не выбивался из сил и не сдавался.

Уже потом я видел, как он лежал на снегу, со связанной пастью и злобно озирался вокруг. Привозил отец домой и волчат, мы пытались их растить. Я ухаживал за ними, кормил, но чем старше они становились, тем больше злости было в их глазах, волчата старались укусить, пришлось избавиться».

У Абдуманапа как у профессионала всегда с собой был фотоаппарат, так что каждое свое приключение он обязательно фиксировал, а потом показывал друзьям. Фотографий много. Супруга Орал Кадыровна неторопливо листает семейный альбом. На одном из снимков тот самый момент: охотник и связанный беспомощный четвероногий хозяин степи. Много снимков с друзьями.

– Он часто на охоту выезжал с компанией, для них это было настоящее мужское приключение, – рассказывает супруга. – С первых дней нашей совместной жизни я поняла, удержать дома Абдуманапа не получится, слишком вольный, свободолюбивый он был человек. Поэтому я всегда терпеливо ждала его дома, в то время как он с другими охотниками и рыбаками на машинах покорял степные и горные дороги Казахстана, Алтая, Кыргызстана. В этом году они собирались в Азербайджан.

Абдуманап родом из Тараза, из малоизвестного поселка Дунгановка, ныне Жалпак-тобе. В населенном пункте живут в основном дунгане. Хранят свои традиции, древнекитайский язык, на котором говорили еще их предки. Здесь родился и вырос Абдуманап. Но всю сознательную жизнь он прожил в Западно-Казахстанской области.

– По национальности он был дунганин, но в душе казах, – рассказывает Орал Кадыровна. – Говорил на казахском языке очень хорошо, пел казахские песни. Собирался выучить песню «Атамекен», просил меня переписать слова. Любил ездить в гости к моим родственникам. Хотя если вспомнить, мои родители, да и его тоже, были против наших отношений. Кто такие дунгане, по каким традициям они живут, никто не знал. Я родом из Каратобе, он там работал заготовителем.

Поженились молодые без благословения родителей, любовь оказалась сильнее. Ей 22 года, он на восемь лет старше. Вскоре из Тараза приехала мать Абдуманапа. Без благословения ни одна молодая дунганская семья не может начать свою жизнь, категорично заявила она.

«Свекровь повезла меня в его родной поселок, там наш брак благословили старики. Сам Абдуманап поехать не смог, так как работал. Он никогда не сидел без дела. До перестройки был заготовителем, потом занимался частным бизнесом. Не всегда все было гладко, случались трудные времена. Но он никогда не боялся трудностей. Наоборот, мне казалось, что ему интересно решать разного рода проблемы. Потом открыл кафе «Тараз». Когда дела стали налаживаться, привлек к бизнесу меня, а сам отстранился от дел. Хотел жить свободно, заниматься любимым делом, ходить на охоту, рыбачить, его все время тянуло к природе.

Он не единственный в семье охотник. Увлечение перенял у своего дяди. Сейчас охотой интересуется сын Хаким. У нас дома все разговоры были про охоту. За столом он рассказывал мне и детям интересные и забавные случаи из жизни диких животных. К примеру, я теперь тоже знаю, что самый чистоплотный – барсук. У него в норе несколько комнат – кухня, спальня, туалет, все отдельно. А из птиц выше всех летает гусь, поэтому подстрелить его сложно».

За 25 лет совместной жизни Орал научилась всему, что положено дунганской женщине. Кухня в праздничные дни обязательно дунганская: «Многие наши знакомые любят приходить к нам в гости, потому что у нас на столе национальные изыски. Едим исключительно палочками. Это несмотря на то, что я казашка. Редко кто возьмет в руки вилку или ложку. Научился пользоваться палочками и наш зять Медет, который вместе с тестем не раз выезжал на охоту».

Фото из семейного альбома
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top