Охота за «оружием возмездия»

12 декабря 2019
0
118

(Окончание. Начало в № 4749)

Уинстон Черчилль отлично знал о работах американцев над атомной бомбой и содействовал отправке за океан английских учёных: нужно опередить в «урановой гонке» немцев. А тут в британском Генштабе задались вопросом: что если самолёты-снаряды или обнаруженные на снимках «сигары» связаны с работой немцев над атомной бомбой? Тогда медлить тем более опасно!

Черчилль дал согласие на нанесение по Пенемюнде массированного бомбового удара. 17 августа 597 четырёхмоторных бомбардировщиков обрушили на полигон и ближайший посёлок тысячи фугасных и зажигательных бомб. Персонал полигона потерял убитыми 735 человек, в том числе главного конструктора двигателей доктора Вальтера Тиля. Узнав о масштабах налёта, покончил с собой заместитель командования люфтваффе генерал-полковник Йешоннек, отвечавший за систему ПВО этого района.

Вход в тоннель немецкого подземного завода "Дора-Миттельбау", на котором выпускались ракеты "Фау-2"

Секретное послание Черчилля

Казалось, конец. Однако Дорнбергер и фон Браун не пали духом, в чём убедился прилетевший в Пенемюнде начальник службы безопасности обергруппенфюрер СС Эрнст Кальтенбруннер. Руководители проекта заверили его, что оставшиеся в живых пенемюндовцы преодолеют последствия катастрофы.

В Лондоне недоумевали: сколько можно бомбить? «Перепахали» весь остров… После авианалёта командование вермахта решило создать резервный полигон в Польше для продолжения работ над ракетой А-4 («Фау-2»).

При стрельбах на польской территории неудачи следовали одна за другой. Некоторые ракеты вообще не взлетали: сразу после зажигания происходил сброс схемы. Взлетевшие «Фау-2» падали на хвост, разрушали стартовую площадку или взрывались на высоте нескольких километров из-за пожаров в хвостовой части, а также аэродинамического нагревания бака окислителя. Лишь 10-12 процентов ракет достигали цели.

30 августа около деревни Близны состоялся последний, восьмидесятый испытательный пуск. В связи с наступлением Красной Армии испытательную батарею перебросили в район Люттиха, откуда она произвела первый боевой выстрел по Парижу. Спустя три дня начался регулярный обстрел Лондона дальними баллистическими ракетами.

Как пишет исследователь Станислав Славин, с помощью польских партизан и подпольщиков английская разведка получила ценную информацию о полигоне Дебице в Польше. Удалось даже прислать самолёт за извлечёнными партизанами деталями ракет с мест их падения. К тому же англичане получили остатки ракеты, упавшей на Швецию.

Славин в книге «Секретное оружие третьего рейха» (Москва, «Вече» 1999 год) приводит уникальный документ – «Личное и строго секретное послание от г-на Черчилля маршалу Сталину»:

«…Дебице лежит на пути Ваших победоносно наступающих войск, и вполне возможно, что Вы овладеете этим пунктом в ближайшие несколько недель… Я был бы благодарен, маршал Сталин, если бы Вы смогли дать надлежащие указания о сохранении той аппаратуры и устройств в Дебице, которые Ваши войска смогут захватить после овладения этим районом, и если бы затем Вы предоставили нам возможность для изучения этой экспериментальной станции нашими специалистами. 13 июля 1944 года» (стр. 135).

Черчилль и Сталин обменялись шестью телеграммами об участии британских специалистов в экспедиции на испытательную станцию в Дебице. Сталин дал указание о допуске англичан к осмотру полигона, но не так быстро, как того хотелось Черчиллю.

Английская карта

Славин делает категоричный вывод: «Обращение Черчилля к Сталину имели для нашей дальнейшей деятельности во многом поистине решающее значение. Если бы не его письма, наша армия победоносно прошла бы по этим польским болотам и лесам, не вникая в то, чем тут занимались немцы» (стр. 136).

Трудно согласиться с такой точкой зрения. Остатки весьма странного и необычного оборудования, многочисленные штольни и прочие следы бурных испытаний наверняка бы привлекли внимание советских наступающих частей. Не говоря уже о специалистах. Славин прав в другом: английская разведка сработала очень чётко. Именно с помощью англичан быстро обнаружены и попали в наши руки настоящие детали ракет А-4.

В Москве их разместили в актовом зале одного института, тотчас засекретили и не подпускали даже тех, кто их грузил в самолёт – высококлассных специалистов М. Тихонравова (будущего конструктора ракетных систем) и Ю. Победоносцева. Доступ имели только начальник института генерал Фёдоров и его заместитель по научной части генерал Болховитинов.

Позже здравый смысл стал брать верх: уже упоминавшийся Борис Черток, а также М. Тихонравов, Ю. Победоносцев, И. Пилюгин, В. Мишин и ещё несколько специалистов допустили к осмотру секретного немецкого оружия.

«Войдя в зал, я сразу увидел грязно-чёрный раструб, из которого торчала нижняя часть туловища Исаева, – вспоминает Черток. – Он залез с головой через сопло в камеру сгорания и с помощью фонарика рассматривал подробности. Рядом сидел расстроенный Болховитинов. Я спросил:

– Что это, Виктор Фёдорович?

– Это то, чего не может быть! – последовал ответ.

ЖРД (жидкостный ракетный двигатель – А.С.) таких размеров мы себе просто не представляли».

По рассказам Михаила Тихонравова, доставившего этот двигатель из польского болота, его точное местонахождение имелось на карте английской разведки. Англичанин, который привёз их к этому болоту, сказал, что координаты места переданы резидентом, который получил их от польских партизан.

Рядом нашли разорванные алюминиевые баки, куски наружной стальной оболочки и белые лоскуты стекловаты. Из болота удалось извлечь не всё. Взрывом компонентов топлива детали ракеты раскидало по окрестностям.

Англичане набрали несколько больших ящиков разных деталей для отправки их в Англию через Москву. Там Чертоку и другим специалистам, предложив в ночь до передачи их англичанам осмотреть содержимое, что Черток, Пилюгин и ещё двое инженеров и проделали в Хорошевских казармах.

Надо заметить, что ещё до прибытия англичан в район предполагаемого полигона Дебице там побывала первая экспедиция в составе военной разведки, подчинённая генералу И. Серову. Победоносцев и Тихонравов также осматривали места испытаний.

Тихонравов позже рассказывал, что наши военные разведчики ездили по полигону, пользуясь указаниями англичан, и их карта ни разу не подводила. Английская агентура давала точные данные.

На пути в космос

Легендарный подземный завод «Миттельверк» (дословный перевод – «средний завод») наши специалисты осматривали два дня.

Строительство завода шло под шифром «Миттель-бау» – «Средняя стройка». Оно началось в 1942 году ещё до удачных стартов ракет «Фау-2». Сильно углубляться в землю не потребовалось – строители удачно использовали естественный рельеф.

Борис Черток подробно описывает многочисленные штольни. Одна из них, для сборки «Фау-2» (А-4) достигала в ширину 15 метров, а в высоту – 25 метров.

«Мы обратили внимание на большое количество беспорядочно разбросанных составных частей ракет, – писал Борис Черток. – Можно было без труда насчитать десятки «хвостов», боковых панелей, средних частей, баков и т.д.

Немец, которого представили нам как инженера-испытателя на сборке, сказал, что завод работал на полную мощность практически до мая. В иные месяцы его производительность доходила до 35 ракет в день!»

Американцы отобрали на заводе только полностью собранные ракеты, которых скопилось больше сотни. Они даже организовали электрические горизонтальные испытания, и все собранные ракеты до прихода Красной Армии погрузили в вагоны и вывезли на запад – в свою зону.

Специальное чисто ракетное испытательное технологическое оборудование американцы вывезли. Но обычные станки и типовое оборудование общего назначения во всех цехах остались нетронутыми. Богатым заморским охотникам за «оружием возмездия» даже самые совершенные металлорежущие станки оказались не нужны.

В послевоенные годы ходила легенда о таинственном проекте А-9/А-10, опередившем почти на 15 лет будущие советские и американские разработки. Хотя американцы успели вывезти из Нордхаузена всё оборудование подземного завода вместе с сотней готовых ракет, а также заполучили и главного конструктора, проект, как пишет Славин, «в Америке не проявился».

Согласно одной версии, Вернер фон Браун не стремился афишировать систему, которую он же и предложил использовать для обстрела Нью-Йорка: если бы эта история всплыла, американцы могли отнестись к ней крайне отрицательно. Согласно другой версии, проект А-9/А-10 существовал только на бумаге, для ублажения фюрера, надеявшегося повернуть вспять ход истории.

В конце 1940-х годов в СССР образцы трофейной немецкой ракетной техники тщательно изучили. Используя собственные наработки и немецкий опыт, наши конструкторы создали более совершенную ракетную технику, способную не только надёжно защитить страну от агрессора, но и летать в космос.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top