Охота за «оружием возмездия»

28 ноября 2019
0
67

(Продолжение. Начало в № 47)

Выдвижение на первый план программы «возмездия» в ущерб производству средних бомбардировщиков «Ю-88» резко снизило возможности люфтваффе. В то время, когда англо-американская бомбардировочная авиация разрушала один за другим немецкие города, Германия оказалась не в силах нанести ответные удары: не хватало достаточного количества скоростных высотных бомбардировщиков нужной дальности. Все надежды возлагались на «оружие возмездия» «Фау-2» – аппараты А-4.

Схема ракетной исследовательской станции Пенемюнде

Атомный провал

Германия стояла на пороге катастрофы на Восточном фронте, проиграла воздушную битву за Англию, однако Гитлер и его ближайшее окружение продолжало верить в чудодейственную силу нового средства массового уничтожения и ПВО.

О работах в Пенемюнде отлично знали советская и американская разведки. Поэтому фраза из «Семнадцати мгновений весны» о том, что Штирлиц занимался исчезнувшим «Фау», имела под собой реальную основу: охота за новыми военными секретами фашистской Германии шла полным ходом. Как выяснилось много лет спустя, маниакальная вера – именно вера! – фюрера в чудо-оружие оказалась для человечества величайшим благом.

По мнению исследователя Станислава Славина, эта вера «ускорила поражение Гитлера, но в какой-то мере способствовала устранению страшной угрозы создания до конца войны немцами атомной бомбы. Масштабность работ над программой А-4 и в особенности поглощение ею при массовом производстве многих остродефицитных материалов косвенно помешали немцам создать атомную бомбу» (С. Славин «Секретное оружие третьего рейха», Москва, «Вече», 1999 год, стр. 126).

Обладай Германия атомным оружием, исход войны мог быть предрешён не в пользу союзников задолго до 1945 года. Поэтому перед советской разведкой стояла задача с одной стороны – напрямую (как это делал в фильме Штирлиц-Исаев) помешать созданию атомной бомбы, с другой, возможно, – отвлечь от атомной темы, вовлечь противника в ЗАТРАТНЫЙ ПРОЕКТ.

США, широко разрекламировав в конце 1980-х программу «звёздных войн» (СОИ), спровоцировали СССР на ЗАТРАТНЫЕ ОТВЕТНЫЕ МЕРЫ, что вызвало напряжение экономики и в конечном итоге также способствовало развалу страны.

Славин ничего об этом не пишет, но сравнение, как говорится, напрашивается. Германии не хватало времени на реализацию проекта: обстановка на фронте осложнялась, поэтому нужно спешить, а спешка в таком деле абсолютно неуместна.

В начале войны работы шли в более размеренном режиме, чем позже, и то часто возникали серьёзнейшие технические проблемы.

Огненный смерч

В конце 1941 года, в разгар битвы под Москвой, впервые начались стендовые огневые комплексные испытания ракеты А-4. При невнимательности персонала произошёл страшный взрыв, разрушивший ракету и стенд.

Только в 1942-м начались первые экспериментальные пуски. В один из них ракета А-4 пролетела 192 км и достигла высоты 90 км. Сам Герман Оберт, находившийся тогда в Пенемюнде, поздравил фон Брауна и других разработчиков ракеты. Впервые двигатель и система управления сработали нормально.

«По случаю долгожданной удачи в уже упоминавшемся «Швабес-отеле» был дан банкет, – пишет Борис Черток. – А у стартовой площадки был водружён большой валун с надписью «3 октября 1942 года этот камень упал с моего сердца. Вернер фон Браун» (Такой рассказ мы слышали, но, посещая Пенемюнде, на камень никто из нас не обратил внимания)».

Но то, что началось потом, наверняка не мог предвидеть никто. Последовала затяжная серия неудач. Взрывы при запуске, в воздухе, отказы рулевых машин, гироскопических приборов, клапанов в магистралях топлива и окислителя, выходило из строя бортовое электропитание.

В начале 1943 года обозначилось сильное отставание в разработке наземного оборудования и наземных служб, контролирующих и обеспечивающих лётные испытания. Одновременно с основным составом разработчиков и испытателей Пенемюнде опытные пуски начали войсковые части, которые не только осваивали новое оружие, но и отрабатывали методы прицеливания для обеспечения точности стрельбы.

В результате пусков выявилось много недостатков в электрических схемах и конструкциях аппаратуры системы управления. Удачные пуски чередовались со взрывами, пожарами в хвостовой части и снова отказами в системе управления.

Гитлер нервничал: он надеялся применить «орудие возмездия» уже в 1943 году, причём на Восточном фронте. А тут фюреру доложили: при недавних пусках выявлены и устранены основные недостатки двигателя, системы подачи и автоматики. Идёт серьёзная работа над достижением необходимой точности стрельбы.

Казалось, ещё усилие и можно применить ракету А-4 в боевой обстановке. Однако время шло, но конструкторы и испытатели не давали «добро» на боевое применение. Затем в целесообразности использования А-4 засомневались и военные. И дело не только в технических проблемах.

После Сталинградской битвы, поражения на Курской дуге обстановка на Восточном фронте изменилась: использование А-4 в условиях НЕСТАБИЛЬНОСТИ линии фронта не могло остановить наступление Красной Армии. Представьте ситуацию. Развернули стартовую позицию, произвели пуск и вдруг поступает команда срочно передислоцироваться: Красная Армия наступает. И так каждый раз – перевозить громоздкие пусковые установки в новое место… Неровен час, противник захватит «оружие возмездия» – вот будет подарок для Сталина…

А вот по Англии можно стрелять ракетами вовсю. Со СТАЦИОНАРНЫХ стартовых позиций. При отсутствии второго фронта их можно оборудовать на побережье Северного моря или пролива Ла-Манш. Немецкие штабы и разведка докладывали фюреру: англичане, сосредоточив внимание на своей собственной территории, не осмелятся на участие в десантных операциях, а американцы одни ничего не предпримут. Можно стрелять.

И тут Гитлер дал совершенно фантастическое указание – начать операцию против Англии с запуска 1000 самолётов-снарядов «Фау-1» и ракет А-4 («Фау-2») в день. Затем следовало увеличить число запусков до 5000 в день!

По точности попадания и дальности обе «Фау» примерно одинаковы – это оружие для стрельбы по целям площадью с большой город. Например, Лондон. По нему трудно промахнуться.

«Фау-2» – на поток

Однако английские ПВО научились очень эффективно бороться с медленными и низколетящим самолётами-снарядами «Фау-1» (по нынешней терминологии это – крылатые ракеты). Их сбивала зенитная артиллерия, истребители ПВО, они натыкались на аэростаты заграждения. Новые английские локационные средства позволяли обнаружить «Фау-1» задолго до подлёта к Лондону.

Руководители вермахта поняли: запуская ежемесячно около 1000 «Фау-1» с 800-килограммовым зарядом, из которых до цели долетали примерно 40%, Англию вряд ли победишь. Всего же по Англии выпустили около 12 000 «Фау-1».

Другое дело «Фау-2». Против неё бессильны средства английских ПВО. Скорость и высота полёта делали невозможными предупреждение или объявление воздушной тревоге.

Требовалось срочно наладить массовое серийное производство А-4. В начале создания Пенемюнде предполагалось, что производство ракет А-4, их окончательная сборка и испытания будут производиться здесь же, на острове Узедом. Для этого построили мощное производственное здание, оснащённое различным технологическим оборудованием.

Но вскоре стало ясно, что крупносерийное производство ракет требует совсем иных масштабов и поточной технологии, которую невозможно осуществить в Пенемюнде. Поэтому построенный завод переименовали в опытный «Ферзухверк» (FW), на котором собрали около 100 ракет.

В июле 1943 года Гитлер лично принял руководителей Пенемюнде и объявил ракетную программу главной для всего вермахта и всей промышленности. Такая задача требовала разработки технологии и организации массового выпуска ракет. В Тюрингии близ Нордхаузена началось строительство подземного завода «Миттельверк» с проектной мощностью выпуска до 30 ракет в сутки. К середине 1944 года завод производил уже 600 А-4 в месяц.

На строительство и производство ракет согнали иностранных рабочих, военнопленных и заключённых концлагерей. Все они разместились в конц-лагере «Дора», созданном специально для этой цели у живописной с виду лесистой горы. Внутри неё установили жесточайший режим: за малейшее нарушение порядка и дисциплины на заводе – смерть. Из трубы лагерного крематория круглосуточно шёл дым. Люди умирали от побоев, пыток, болезней, истощения и казней при малейшем подозрении в саботаже.

(Продолжение следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top