Обыкновенный фашизм

22 мая 2014
0
407

«Два события последнего времени не сходили с экранов телевизоров и приковали внимание всего мира. Одно – яркое и красочное, там царила атмосфера красоты человека, силы его духа — Олимпиада. Там из глубины веков появлялся сказочный город, проплывали в снах маленькой девочки березки и озера, великие писатели, поэты, музыканты дарили миру свои бессмертные творения, красивые люди танцевали на великолепных балах, веселили народ скоморохи и клоуны. Там царила атмосфера добра, человеческой общности, честной борьбы, доброжелательности, осознания того, что все мы – люди, и земля у нас – одна. И олимпийские кольца, соединяясь, со времен древней Греции символизируют единство шести континентов мира.

А параллельно на экранах шли другие картинки – страшные. Там тоже были кольца – бесчисленное количество покрышек – горящих, заволакивающих зловонным черным дымом когда-то самую красивую улицу Европы, превращенную в жуткие средневековые лабиринты из всякого хлама. Там какие-то существа в масках, касках, с палками и автоматами забрасывали камнями полицию, бросали бутылки с зажигательной смесью в здания и выкрикивали фашистские лозунги. Там вывешивали портреты карателя, который жестокостью превосходил фашистских эсэсовцев и шли колоннами под его черно-красными флагами. На беспределе этих отморозков, которые забивали ногами лежащих «беркутовцев», выкалывали им глаза и грозили расправой их семьям, к власти шла оппозиция, постоянно получавшая инструкции от своих западных дирижеров, упорно называющих бандитов с площади «мирными протестующими», а творящийся беспредел — «борьбой за демократию». Но когда Янукович удовлетворил все требования «оппозиции», сдал и предал всех, включая всю страну, и сам куда-то исчез, оставив на обозрение публики свои золотые унитазы, оказалось, что отморозки уходить с майдана не собираются и завоеванную ими власть оппозиции не отдадут. И вот уже самый радикальный лидер «правых» объявляет первые требования новой власти: на всей территории Украины ввести запрет разговаривать на русском языке под страхом уголовной ответственности. Начинаются убийства, похищения и преследования беркутовцев, их семей, представителей других партий и людей других взглядов. Громят памятники, жгут административные здания, грабят, мародерствуют. Люди с дубинками и автоматами патрулируют улицы.

А ведь все начиналось действительно с мирных митингов, протестов против коррупции, обнищания народа, продажности судов. «Революцию готовят гении, делают романтики, а ее плодами пользуются негодяи» – это сказал Бисмарк. Сегодня правдив только конец высказывания. Ничего гениального в подготовке украинской революции нет. На Украине применили сценарий, отработанный в Югославии, Сирии, Ливии, Ираке, Тунисе, Йемене, во всех странах Ближнего Востока: воспользовавшись недовольством народа, вывести на арену радикальных националистов, пролить кровь, разжечь национальную рознь, ввергнуть страну в хаос, в пучину гражданской войны, раздробить ее и установить своих марионеточных правителей. Политологи называют это «технологией управляемого протеста». И только слепой, циничный и лицемерный может называть это «мирным протестом» и «борьбой за демократию».

Мне на днях позвонили родственники из Одессы. «Одессу фашистам не сдадим!», – успокоила меня племянница, муж которой служит на Черноморском флоте. Очень хочется верить».

Эту статью я написала в феврале, как возражение на другое (и, как оказалось, единственное, имеющее право быть опубликованным, мнение самой «независимой» местной газеты). На сайте она простояла несколько минут – мнение оказалось «неправильным». Я бы не стала сейчас об этом напоминать, если бы за минувшее время на Украине не произошли еще более страшные события, чем избиение и убийства беркутовцев. К власти в Киеве пришли самые настоящие бандиты. Против восставшего на юго-востоке своего народа они бросили танки, артиллерию, самолеты и карателей. Каждый день в небольших городках – Славянске, Красноармейске, Краматорске убивают безоружных людей – ополченцев и мирных жителей. При этом киевская хунта и их заокеанские хозяева называют этих людей сепаратистами и террористами, а агрессором – Россию и Путина. В холуйском рвении эту циничную ложь повторяют продажные журналисты, и от этой вселенской наглости и подлости кажется, что находишься в театре абсурда. Но самое страшное произошло в Одессе, упоминанием которой я закончила ту свою статью. Для Хатыни 21 века фашисты выбрали самый веселый, самый остроумный, самый добрый город. Фашисты всегда для своих самых кровавых и подлых акций выбирают самое хорошее место и время. В воскресное утро 1941-го, когда влюбленные встречают ранние рассветы, а выпускники прощаются со школой, они напали на Советский Союз. В день освобождения Одессы от фашистов новые фашисты срывали с ветеранов георгиевские ленты и избивали всех, кто их надел. Второго мая, когда в Одессе «бульвар Французский весь в цвету», они устроили ей новую Хатынь. Девятого мая 2014 года на Украине, потерявшей за годы войны миллионы, фашисты снова убивали людей.

В 70-е годы прошлого века я два года жила в двух часах езды от Одессы. Удовольствием было просто пройтись по ее улицам, заглянуть в одесские дворики, на Привоз, услышать непередаваемый одесский говор, купить на улице стакан маленьких креветок (их там продавали, как у нас семечки). «Как пройти на Молдаванку?» – «Юноша, да вы ее топчете!». Здесь не просто покажут дорогу, но и непременно расскажут какую-нибудь историю, связанную с этим местом.

В одесситах не было снобизма питерцев и суетливости москвичей. Я удивлялась: зачем к стволам огромных платанов внизу прибиты маленькие корытца? Оказалось, туда наливают воду, чтобы любая, изнывающая от жары собачка могла попить. И вот в этот город, добрый даже к бездомным собакам, пришла невиданная даже в годы войны жестокость.

«Мама, мама», – дергает маленькая девочка за подол заболтавшуюся мамашу. И поворачивается к прохожим с возгласом: «Нет, вы видели такую маму!?» Может быть, эту, ставшую взрослой одесситку, тоже сожгли, застрелили, забили битами, отравили газом в Доме профсоюзов вместе с сотнями других людей, протестующих против фашизма. Никого из тех, кто участвовал в этой картельной операции, даже не задержали – арестовали пострадавших. И их же обвинили и в поджоге, и в убийствах. То есть, люди сами себе устроили этот ад – сами в себя стреляли, поджигали, травили газом и добивали битами. А те, кто это сотворил, аплодировали сами себе, уверенные в собственной безнаказанности. И я не знаю, что страшнее: изуродованные трупы или эта дьявольская радость, смерть ни в чем неповинных людей или победный марш карателей по улицам Одессы, надругательство над трупами или молчание «мирового сообщества». Замученных людей каратели и их приспешники называли в своих гнусных блогах «колорадами» и «майскими шашлычками». До такого цинизма не доходили даже эсэсовцы. Но больше всего поражают западные политики, всегда готовые разбомбить любую страну за «отсутствие демократии» и помогающие сейчас военной хунте в Киеве убивать собственных граждан в их собственных городах и домах только за то, что они думают и поступают не так, как прописано в сценарии. Я понимаю: геополитика, неудавшийся сценарий новой Югославии, остервенелая злоба за ускользнувший Крым и прочее. Ну, нет у них совести, но хотя бы элементарная логика в их бесстыдном вранье должна быть? Хоть какое-то знание предмета, о котором они говорят? Пресс-секретарь госдепа США с говорящей фамилией Псаки показывает на карте Пакистан, считая, что именно там находится Украина. Но при этом утверждает, что референдум в Донецке был «нелегитимным», ссылаясь на «карусель». Но на вопрос корреспондента, что это такое, с непосредственностью школьницы отвечает, что не знает «этого термина». Референдум, на который люди не побоялись прийти даже рискуя попасть под пули, они называют нелегитимным! Ликующий Крым – оккупированным. Бандитов – властью. Народ – террористами. Убийства – установлением порядка. Белое – черным. Черное – белым. И от этой несправедливости мне не хватает воздуха. Но перелом в общественном сознании уже есть. Сам вопрос западного корреспондента, который он задал Псаки, доказывает, что не все там потеряли совесть. Чего нельзя сказать о позиции страны, которая до сих пор не устает каяться за фашизм, но снова его приветствует.

Но когда я вижу, как безоружные люди на Украине встают на пути танков и готовы голыми руками защищать свои города от боевиков, наемников и прочей нацистской нечисти, я верю – фашизм на Украине не пройдет. И Одесса под него не прогнется. Она оплачет своих мучеников, но не простит мучителей. Я верю, что всех, кто развязал на Украине кровавую бойню, ждет второй Нюрнбергский процесс.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top