Обыкновенное чудо

21 октября 2021
0
1048

Спектакль «Продавец дождя» по пьесе американского драматурга Ричарда Нэша, премьерой которого театр драмы имени Островского открыл 163-й сезон, идет с неизменным аншлагом. Но в этот день двери театра были распахнуты, и лишнего билетика никто не спрашивал: на благотворительный спектакль пускали бесплатно. Спектакль, поставленный московским режиссером Мариной Павловской, получился светлый, жизнерадостный, добрый, романтичный, философский, со светлой грустью и иронией. Он о том, что обыкновенное чудо возможно, нужно только верить в него. Наивный, трогательный, легкий – спектакль в то же время очень глубокий, заставляющий зрителя задуматься.

На сцене ранчо американского фермера первой половины прошлого века. Это сразу понятно, несмотря на лаконичность декораций. Это та Америка, которую мы любили по произведениям американских писателей. Америка, в которой еще не было радужных флагов, гей-парадов, сноса памятников отцам-основателям, коленопреклонений и прочей лабуды. Америка простых людей, нелегким трудом добывавших свой хлеб, Америка ковбоев и рокн-ролла.

На сцене застыли в горестных позах члены семьи фермера Карри. У них беда – засуха, погибает урожай, нечем кормить скот.

«Лето в этом году выдалось жаркое, сухое. Который день палит солнце, терзает землю. Над горизонтом, не шевелясь, висит полоса слепящего зноя; раскален, казалось бы, сам воздух. Даже ночью, когда жара спадает немного, все, к чему б ни прикоснуться, излучает тепло. Земля и животные обессилели в борьбе с жаждой; и только люди продолжают сопротивляться: множество каждодневных забот и дел не дают им права поддаваться отчаянью», – этот авторский текст произносит на авансцене Насим Мамедов. Он исполняет в спектакле роль Билла Старбака, того самого «продавца дождя», который появится в семье отчаявшегося фермера Карри позже, в самый критический момент.

Внутри семьи тоже не все ладно: старший сын весь в заботах о ферме, но не способен дать близким ни капли любви и внимания. Старший сын Ной весь в заботах о ферме. Он рационален и всегда «поступает правильно, вместо того, чтобы поступить хорошо». Младший, Джим – его роль исполняет молодой актер Василий Бурля – фантазер, мечтатель, влюбленный шалопай, стремящийся вырваться из-под опеки отца. А дочери Лиззи (ее роль во втором составе играет Наталья Копеечкина) грозит участь стать старой девой. Отец за всех переживает, всех старается примирить. Но они любят друг друга, и это помогает переживать засуху на полях и в душах.

Эти человеческие проблемы американской семьи так понятны, что сразу настраивают зрителя на участие и доверие к тому, что происходит на сцене. Тем более, что актеры не играют – они как будто живут на подмостках. И с самого начала в эту жизнь включаются зрители.

Лиззи (Наталья Копеечкина) – простая, скромная девушка мечтает о любви, о замужестве, о семье. Она влюблена в сурового помощника шерифа Файла (Николай Романов), считает себя некрасивой, но ни за что не пойдет на унижение.

Мужчины в семье ей сочувствуют. Действие начинается с того, что Лиззи возвращается от родственников, куда ее послали в надежде выдать замуж. Надежды не оправдались, и отец Лиззи не меньше нее самой страдает из-за неустроенности дочери. Эту отцовскую любовь и боль достоверно передает актер Виталий Котельников. Актеры вообще хорошо сыграны в этом спектакле, но тандем Копеечкина-Котельников совершенно органичен. Сцена, где Лиззи впадает в истерику, а отец ее утешает, некоторых зрителей прошибает до слез.

Попытка мужской половины семьи сосватать Файла, в которого тайно влюблена Лиззи, проваливается. Но Лиззи об этом не знает, и ждет его к обеду – наряжается, ставит на стол лишний прибор. Но тот не приходит.

Вместо него появляется странный человек, который предлагает за 46 долларов … купить дождь. Практичный, рациональный Ной сразу объявляет его мошенником. Играет Ноя актер Юрий Недопекин, и у него, в соответствии с характером героя, самая невыгодная роль, потому в нем нет яркой эмоциональности Лиззи, юношеского максимализма Джима, простодушия и доброты Карри. Он рационален и лишен эмоций. Весь драматизм в том, что, он остается один, когда все, в конце концов, подпадают под обаяние Старбака. И артист Юрий Недопекин это показывает.

Конечно, не очень-то верят нежданному гостю и другие члены семьи, но отчаянье, какой-то порыв «сделать не правильно, а хорошо», заставляют добряка Карри отдать деньги – авось не зря, а если и зря, то не велика потеря. И это тоже как-то очень по-нашему.

А странный гость уверяет, что «каждый человек способен вызвать дождь, для этого только нужно обладать большим сердцем». Он заставляет совершать глупые, на первый взгляд несуразные действия: Джима – бить в барабан, Карри – рисовать на заборе стрелку, которая отведет от дома молнию. «Люди больше верят глупостям, чем сердцу, истекающему кровью», – говорит Старбак, и даже рациональный Ной идет связывать мулу ноги, удивляясь самому себе: «Неужели я сделаю это?» Старбак как бы угадывает подсознательное желание каждого – у Джима это свобода делать все, что ему хочется, у Карри – отвести от семьи беду, хотя бы нарисованной на заборе стрелкой. А Ноя заставить хотя бы раз поступить против правил.

«Дождь не может не пойти, если чужое несчастье ты принимаешь к сердцу так близко. Сделай так, чтобы он пошел. Верь! – и он пойдет. Если человек хочет сделать людям добро – нет для него невозможного. Ни на земле, ни в небе нет такой силы, которая могла бы устоять перед ним», – Насим Мамедов произносит монологи Старбака так убедительно, что, наверное, каждый в зале начинает верить в то, что и ему подвластно все – надо только в это поверить.

Обычно длинные монологи зрителя утомляют, но Старбака-Мамедова хочется слушать и разобрать их на цитаты. Мамедов произносит их с подкупающей искренностью, страстью и в то же время с долей иронии.

Я говорю: «Люди, мир принадлежит тем, кто его видит. Посмотрите вокруг! Вон ползет муравей – осторожно, не раздавите его: он такой же труженик, как и вы. Посмотрите – по небу разлились багровые краски заката; не напоминают ли они о крови, которой пропитана наша земля?» Я говорю: «Люди, нет среди вас слабых. Не сетуйте на Бога, он не обделил никого. Напомните слабым, что они сильны, и они будут сильны».

«Меня нельзя ни арестовать, ни убить. Я – то хорошее, что есть в каждом из вас», – говорит он Файлу. Кто бы он ни был, этот Старбак – шарлатан или добрый волшебник – все, что он говорит, прекрасно.

И происходит чудо: Лиззи поверила в то, что она красива, и Файл ответил ей взаимностью. Джим из мальчишки превращается в мужчину. А вдалеке уже слышатся раскаты грома, и вот он – дождь. Освежающий, смывающий все беды, возрождающий все живое, пробуждающий любовь.

Это чудо обновления, освежения испытывают и зрители. И, может быть, в каждом появляется чуточку больше веры в себя, в свои силы, в то хорошее, что есть в каждом. Это «обыкновенное чудо» дарит нам театр, актеры, играющие эту пьесу с удовольствием, от души.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top