О моем отце…

30 апреля 2020
0
592

ГенералЧетырнадцатого марта 2020 года исполнилось бы 95 лет моему отцу – участнику ВОВ, ветерану органов НКГБ-МГБ-МВД генерал-майору милиции Утегенову Наурызу Альжановичу. Он прослужил в органах 43 года, прошел путь от курсанта до генерал-майора, от рядового оперуполномоченного НКГБ до начальника УВД Гурьевской области.

Отец родился 14 марта 1925 года в Джангалинском районе Уральской области. В 1942 году, окончив 10 классов, обратился к военкому об отправке на фронт. Однако его откомандировали в школу младших командиров, а затем направили учиться в среднюю специальную школу НКГБ г. Алма-Аты (сегодня Академия погранвойск РК). В школе с ним учился земляк из Уральской области Василий Тарасович Шевченко, который впоследствии дослужился до генерал-лейтенанта госбезопасности и был председателем КГБ КазССР.

В годы Великой Отечественной войны, помимо ожесточенных боев на фронтах, не прекращалась ни на минуту другая война, скрытая и масштабная, в нашем тылу, которую развязали разведывательные службы Вермахта. Только за весь 1942 год на территорию СССР было заброшено двадцать тысяч агентов… Немало диверсантов засылалось на территорию Казахстана.

Осенью 1942 года советским спецслужбам стало известно, что в городе Кызылорде появится немецкий диверсант, под видом старшины Красной Армии. Остановиться он должен у жителей одного из частных домов, и по легенде передать фронтовой привет от их сына, чьим командиром якобы он является.

Нашими спецслужбами было принято решение заранее внедрить в дом, куда прибудет немецкий агент, чекиста. Выбор пал на моего отца. В это время отец был курсантом Алматинской спецшколы МГБ.

Проинструктировав и одев в форму сержанта Красной Армии, отца откомандировали в Кызылорду. Найдя адрес, он представился хозяевам знакомым сына и сказав, что ждет отправки на фронт, попросился пожить у них несколько дней.

Через пару дней в указанном доме появился немецкий агент. Вспоминая его, отец отметил, что тот был здоровый, рыжеволосый, по-русски говорил свободно. Передав привет, агент хвалил хозяев, воспитавших хорошего солдата, те в свою очередь были довольны «командиром», просили присмотреть за сыном. Моего отца представили ему как друга сына.

В период пребывания под одной крышей отец регулярно сообщал чекистам о поведении немца, в отсутствии шпиона проверял его поклажу, в целях выявления аппаратуры, шифрограмм, листовок, фиктивных документов, бланков, различных брикетов. При выходе из дома за агентом незаметно наблюдала наружная служба. Через несколько дней шпион сообщил, что ему пора возвращаться на фронт и попросил отца проводить на железнодорожный вокзал. До подхода поезда предложил пообедать в ресторане, заказал обед и спиртное и когда захмелел, отец подал условный сигнал чекистам, которые без шума надели на немца наручники.

Как оказалось, немец был из ведомства бригаденфюрера Шеленберга (разведка СД РСХА) и имел специальное звание оберштурмбанфюрера (подполковник). Конечно, отец не говорил о подробностях оперативного задания и наблюдения за немецким разведчиком и вообще о многих тонкостях работы госбезопасности не рассказывал. Да мы и не настаивали.

За успешное выполнение данного задания отцу досрочно присвоили звание младшего лейтенанта госбезопасности, а через несколько месяцев с дипломом об окончании спецшколы МГБ присвоили звание лейтенанта госбезопасности, в то время как остальным выпускникам присвоили звание младшего лейтенанта. Знаю, что из его учебного взвода спецшколы впоследствии генералами стали Шевченко В.Т. и мой отец Утегенов Н.А. Отец и Василий Тарасович до конца жизни постоянно созванивались, иногда встречались, вспоминали совместную учебу в Алматинской спецшколе.

Кстати, из 150 разведывательных и диверсионных групп, подготовленных с октября 1942 по сентябрь 1943 года, вернулись в Германию только две, и те принесли лишь незначительную информацию. За всю войну немецким спецслужбам не удалось совершить ни одной серьезной диверсии в советском тылу, потому что наша контрразведка надлежащим образом организовывала выявление и разоблачение забрасываемой в тыл СССР фашистской агентуры. В результате оперативно-розыскных мер только территориальные органы контрразведки задержали 1854 немецких агентов.

КурсантПосле окончания школы НКГБ в звании лейтенанта отец в качестве офицера контрразведки СМЕРШ принимал участие в ликвидации немецких разведчиков и агентов как на территориях Северного Кавказа, Украины, Прибалтики, Польши, так и в ряде областей Казахстана. В 1944 году на территории Жилокосинского (сегодня Жилойского) района Гурьевской области были высажены немецкие диверсанты. В данный район направили поисковую группу чекистов, в которой находился мой отец (его специально для участия в этой операции откомандировали с фронта).

19 мая произошел бой между оперативниками и немецкими диверсантами (отец отметил, что перед боем диверсанты переоделись в немецкую форму). Руководил диверсантами обер-лейтенант Агаев, работавший до войны агрономом в Кульсарах…

В результате диверсионная группа была почти полностью уничтожена, несколько человек сдались в плен лишь после того, как у них закончились патроны. Имелись потери и со стороны чекистов. Еще два шпиона сумели сбежать и были пойманы в конце мая. Основным заданием группы была организация повстанческой деятельности и проведение диверсий. Оставшихся в живых диверсантов склонили к сотрудничеству и вскоре по рации были переданы «данные» об успешной деятельности группы и имеющихся трудностях. Быстро пришла ответная радиограмма: «Потерпите, помощь прибудет».

В июле 1944 г. из района Бухареста в окрестности Гурьева была переброшена группа из трех человек, которую тут же задержали. В ходе допросов было установлено, что группа получила задание доставить деньги и радиодетали диверсантам и остаться с ними для ведения разведывательной работы в советском тылу. У диверсантов изъяли оружие, радиостанции, антисоветские листовки, комплекты документов, бланки, печати и штампы различных советских учреждений, несколько сотен тыс. рублей.

Кстати, в середине 80-х годов я случайно узнал от технички Пролетарского райкома, что в годы войны, работая стенографисткой НКВД, она присутствовала во время допроса актюбинскими чекистами сбежавших двух немецких шпионов из Гурьевской области. Она видела своими глазами изьятую у них форму, оружие и другие предметы. На мой вопрос, какой они были национальности, она сказала, что это были казахи, попавшие в плен, а затем согласившиеся работать на немцев.

19 мая 1944 года отряд немецких диверсантов окружили, а после отказа сдаться чекисты в бою уничтожили всех.

Как-то мой отец вспомнил об одном случае, имевшем место в одном из польских городов в период освобождения польского народа от немецко-фашистских захватчиков.

По его словам, на всем боевом пути по территории Польши наши части встречались местным населением исключительно дружелюбно, приветливо и радостно, как армия освободителей. В населенных пунктах навстречу нашим передовым частям выходили на улицы почти все жители. Они радостными возгласами приветствовали наших бойцов и офицеров, забрасывали цветами, выносили к дороге пиво, молоко и воду, угощали ягодами, горячо выражали благодарность за освобождение от немецкого ига…

В одном населенном пункте Польши к отцу подбежал поляк, лет 40, держа в одной руке кувшин, в другой кружку, и со словами «Пан офицер, попробуйте мое замечательное домашнее вино, очень вас прошу», налил до краев кружки… Отец хотел было уже попробовать, но что-то ему не понравилось во взгляде жителя и тогда он предложил поляку первому сделать это. Видя, что тот отказывается, отец, выхватив из кобуры пистолет, ткнул в живот и приказал «Пей, а то застрелю!» Поляк сделал глоток, после чего бездыханным упал на дорогу… Видимо, он хотел отравить советского офицера в лице моего отца…

После войны отец принимал активное участие в уничтожении бендеровцев на Западной Украине и лесных братьев в прибалтийских республиках. По его словам, бандиты жестоко расправлялись с местными жителями, не жалели ни стариков, ни детей.

После этих событий его направляют служить в органы госбезопасности в Кызылординскую, потом в Уральскую области. Работал начальником отделения контрразведки областного УМГБ, начальником отдела МГБ Фурмановского района. В 1954 году для усиления переведен из органов МГБ в органы МВД для дальнейшего прохождения службы. В 1956 году назначен начальником уголовного розыска УВД Уральской области. В 50-х годах в стране менялось уголовное законодательство, сотни тысяч уголовников были амнистированы и выпущены на свободу. В отделе уголовного розыска облУВД всего 16 сотрудников, однако, вспоминал отец, они успешно раскрывали более 90 процентов особо опасных преступлений. С 1962 года он служил начальником уголовного розыска краевого управления (г. Актюбинск), а в 1973 году назначен начальником УВД Гурьевской области. В 1980 году получил звание генерал-майора милиции.

Отец очень редко рассказывал о случаях в период его службы. К примеру, как-то вспомнил, что в 1957 году преступники в поселке Чапаево совершили кражу охотничьего ружья и боеприпасов. Оперативная группа, возглавляемая им, неделю вела поиск преступников. Установив их местонахождение, нарушителям предложили сдаться, но те отказались. В результате перестрелки группа была уничтожена работниками милиции. За эту ликвидацию отец награжден Почетной грамотой Министра внутренних дел СССР.

Отец как участник войны награжден орденом Отечественной войны первой степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Варшавы», «За победу над Германией». За послевоенный труд награжден орденами Красной Звезды, «Знак Почета», многими медалями, почетными грамотами МВД СССР и КазССР, а также знаком «Заслуженный работник МВД СССР». Именем генерала Н.А. Утегенова названа одна из улиц города Атырау, на здании УВД Атырауской области, а также на фасаде дома Уральска, где он проживал последнее время, установлены мраморные доски с его портретом в генеральской форме. Ряд его бывших подчиненных в дальнейшем сами стали генералами милиции: А. Федоров, В. Брагин, Б. Хлопник, А. Джаманбаев, К. Жумабаев.

Девятого мая исполняется 75 лет Великой Победы над фашизмом. Нам повезло, что живем в мирное время, и мы всегда будем хранить светлую память о всех тех, кто внес вклад в эту Победу, среди них был генерал-майор милиции Утегенов Наурыз Альжанович, ветеран органов госбезопасности и внутренних дел Республики Казахстан.

Курмангазы Утегенов,
подполковник юстиции в отставке

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top