Новый порядок или беспорядок?

10 января 2019
0
894

(Продолжение. Начало в № 1)

В политической сфере глобализации происходят аналогичные объединительные процессы. Экономическая интеграция побуждает переходить ко всё более тесным межгосударственным взаимосвязям, снятию барьеров на пути движения товаров, капиталов, рабочей силы.

Авианосцы США в Персидском заливе

Сегодня мало двусторонних соглашений, мир всё решительнее переходит к объединениям нового типа, с высокой степенью политической интеграции. Яркий тому пример – интеграция стран Западной Европы в Европейский союз с особыми наднациональными политическими органами. Наконец в мире усиливается взаимодействие и взаимообогащение различных культур.

Вывод однозначен: глобализация перешла в качественно новую фазу – интенсивную. Развитие «вширь» закончилось, начинается развитие «вглубь».

Это проявляется в том, что становится всё больше комплексных, действительно глобальных проблем, решение которых не под силу отдельным государствам, а требует совместных усилий всего человечества. Это не только проблемы сохранения окружающей среды, обеспечения продовольствия растущего населения планеты, поиска новых источников энергии (например, солнечной энергетики, о чём мы уже писали), сохранения мира и выживания рода людского в ядерную эпоху. Сегодня и этого мало. Что же может быть значительнее, глобальнее?

Астероидная опасность! Даже если попытаться проигнорировать названные проблемы, «отодвинуть» их решение на завтра, то от угрозы столкновения планеты с астероидом, казалось, не отвертеться никак. Но ведь снова отвертелись. Эта преступная глупость происходит раз за разом по надуманным причинам.

Авось пронесёт

Сегодня человечеству известен лишь 1 процент астероидов Солнечной системы. Эти тела входят в категорию «Объекты, сближающиеся с Землёй». Астероиды, достигшие 150 метров в длину и приблизившиеся к Земле на 7,5 миллиона километров (это ничтожная по астрономическим меркам величина!), считаются потенциально опасными объектами. Теперь выпуски новостей пестрят сообщениями об угрозе столкновения с некоторыми из них уже в обозримом будущем.

Например, астероид Апофиз диаметром несколько сотен метров с незапамятных времён наматывает круги вокруг Земли, приближаясь к ней с каждым витком. Астрономы рассчитали его траекторию и пришли к выводу, что Апофиз может упасть на нашу планету в 2029 или в 2036 годах. Падение на Землю 65 миллионов лет назад километрового астероида вызвало длительное глобальное похолодание и гибель динозавров.

Сегодня ведущие космические державы вполне в состоянии разработать общий план по противостоянию даже километровым летающим скалам. В России, под Миассом в Челябинской области, с 1990-х годов действует Центр планетарной защиты, такая же структура есть и в США. Имеются наработки по использованию сверхтяжёлых ракет-носителей типа «Ангара» или «Русь», а также мощных современных лазеров с термоядерной накачкой для расстрела астероидов на дальних подступах к Земле.

Есть опасность, что в результате такой «контратаки» вместо одной небесной скалы к нам полетят сотни и тысячи – не беда: есть уникальная российская разработка установки холодного ядерного синтеза, приведение в действие которой уничтожает астероид полностью!

В США детально проработан проект доставки на астероид двигательной установки для буксировки его на безопасные для Земли орбиты. По оценкам экспертов, многие такие проекты ТЕХНИЧЕСКИ ОСУЩЕСТВИМЫ УЖЕ СЕГОДНЯ. То есть, вызванные глобализацией международная кооперация и разделение труда в сфере космонавтики позволяют сегодня создать ЕДИНЫЙ мировой центр противодействия астероидной угрозе. Астрономы России, США, Китая, стран-членов Европейского космического агентства (ЕКА) готовы хоть завтра начать создавать всемирную систему слежения за опасными небесными телами.

Что же происходит на деле? Ведущие космические державы до сих пор не пришли к единому мнению в вопросах финансирования, отслеживания и тем более технологий по изменению траектории опасных объектов.

Совсем недавно ЕКА не стало участвовать в совместной программе «Роскосмоса» и НАСА «Asteroid Impact Mission», включавшую разработку методов защиты от астероидов. Вместо того решили финансировать миссию по исследованию Марса «Экзо-Марс».

Бывший помощник президента США  по национальной безопасности З. Бжезинский

По данным НАСА, кроме объектов диаметром несколько сотен метров ещё НЕ обнаружены около 10 миллионов (!) тел диаметром более 20 метров, а также около 300 тысяч длиной более 40 метров, периодически появляющихся вблизи нашей планеты или пересекающих плоскость её траектории. При столкновении планеты с астероидом диаметром более 140 метров может выделиться энергия, равная взрыву самой мощной термоядерной 50-мегатонной бомбы.

Вот какие задачи первостепенной важности стоят сегодня перед земной цивилизацией. Беда в том, что редкость появления крупных астероидов смущает политиков и общественных деятелей. В 1968 году ждали астероид Икар, но он пролетел мимо… Вот и нет реальной совместной работы по защите от космических странников-убийц, хотя объективные предпосылки к этому давно созрели.

Если с небес – в переносном, конечно, смысле – спуститься на Землю, то можно обнаружить, что здесь глобализация проходит сложнее, с ярко выраженным политическим подтекстом.

Власть на переломе

Компьютеризация резко повысила степень связности современного мира. Многие экономические, политические, культурные события в любой точке земного шара почти мгновенно влияют на дела во всём мире. Многократно возросла оперативность принятия управленческих решений и их реализация. Возникла техническая возможность глобального управления. Такие изменения воистину революционны для человечества.

Вот что писал по этому поводу доктор философских наук, лидер КПРФ Геннадий Зюганов в своей уже упоминавшейся работе «Глобализация: тупик или выход?» (Москва, ЗАО «Газета «Правда», 2001 год):

«Благодаря созданию микропроцессора, компьютер из достояния узкого круга исследователей, плановиков и политиков превратился в бытовой прибор. По своему культурному значению это сравнимо только с изобретением книгопечатания. Теперь уже и личная жизнь человека начинает всё больше и больше зависеть от систем информации и коммуникации. И хотя до сих пор подавляющее большинство пользователей персональных компьютеров лишь самозабвенно забавляются, играя в электронные игрушки или малоосмысленно ползая по Интернету, результат уже есть… Появилась техническая возможность формирования в мировом масштабе единой системы ценностей, единого образа жизни» (стр. 8).

Геннадий Андреевич убеждён, что назрел качественный перелом в развитии человечества. Оно теперь может развиваться только как целое, иначе не справится со своими проблемами. Человечество может планомерно управлять этим развитием. Уровень же современной техники позволяет решать самые сложные задачи, которые могут возникнуть на этом пути.

Пожалуй, с Зюгановым можно согласиться, но тут возникает ещё один вопрос. Сегодня к классикам марксизма-ленинизма принято относиться с иронией. Однако сама жизнь подтверждает правильность их методологического, исторического подхода к политическим процессам: всякая революция – будь то даже научно-техническая, – наиболее остро ставит вопрос о власти. О власти не только политической и экономической, но информационной, культурной, духовной.

США и их главные союзники убеждены: впредь глобализация пойдёт под их руководством, по их планам и моделям.

Политические «институтки»

Известный биржевой спекулянт и активный сторонник глобализации Дж. Сорос в одной из своих статей несколько витиевато пишет о необходимости создания в современном обществе «необходимых институтов». По мнению экспертов, под «институтами» миллиардер имеет в виду всемирную систему политических, финансово-экономических и военно-стратегических организаций, которые должны стать эффективными инструментами установления глобальной диктатуры финансовых воротил.

Бывший помощник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский обстоятельно прорабатывал геополитический аспект глобализации. Он уверен, что кратчайший путь к глобальному мироустройству лежит через гегемонию Соединённых Штатов.

«Цель политики США, – писал он в своей книге «Великая шахматная доска», – должна состоять из двух частей: необходимости закрепить своё господствующее положение и смягчать неизбежные потрясения и напряжённость, вызванные принудительной перекройкой мира по шаблонам «нового мирового порядка».

Ближайшим этапом такой перестройки должно стать, по Бжезинскому, создание «сети международных связей, вне рамок традиционной системы национальных государств».

Процесс пересмотра основных форм международного права набрал ход ещё на рубеже нынешнего века. На «саммите тысячелетия», проходившем под эгидой ООН в сентябре 2000 года, в присутствии руководителей 188-ми суверенных государств Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил как само собой разумеющееся:

«Наши послевоенные институты создавались под международный мир, а сейчас мы живём в мире глобальном. Эффективное реагирование на этот сдвиг – основная институционная задача, стоящая сегодня перед мировыми лидерами».

Откуда ветер подул? От его предшественника на посту Генсека ООН Бутроса Гали.

«Допустимо ли, чтобы какое-либо государство, прикрываясь своим суверенитетом, попирало на своей территории права человека? – задавался вопросом Гали. – Можно ли по-прежнему рассматривать как государства те территории, где отсутствует преемственность в политике?.. Из этого, на мой взгляд, следует, что вмешательство в целях исправления недостатков, присущих недемократическим государствам, является моральным долгом международной организации».

Вот и разбомбили из «моральных» принципов Ирак, Сербию и Ливию творцы «нового мирового порядка». Точнее – беспорядка под личиной глобализации. В беспорядке, мутной воде легче навязывать свои «демократические ценности».

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top