Непростое задержание

17 июля 2014
0
587

Ночная поисковая группа «Сова-1» под руководством майора полиции Нурлана Б. патрулировала район УПП №1. Около трех ночи поступил звонок: в ночном клубе «Шале» клиент дебоширит, выражается нецензурными словами в адрес администраторов.

Администратор клуба Ирина П., которая нажала на «тревожную кнопку», прояснила ситуацию.

Ринат Л., завсегдатай данного заведения, в этот день пришел где-то после двух ночи с девушкой. Они заказали спиртное, горячие блюда. Заиграла музыка, и Ринат отправился на танцпол. Зеркальный дискотечный шар висел довольно низко. Мужчина задел его рукой – «крутись шустрее». Шар неожиданно упал и разбился. Администратор подошла к посетителю и пояснила, что необходимо оплатить нанесенный ущерб – 12 000 тенге. Ринат попросил, чтобы сумму записали на его счет, который якобы имеется в этом клубе, мотивируя тем, что хозяин заведения является его хорошим другом.

Приехавшие полицейские стали разбираться. Администратор Галина Е. утверждала, что буйствующий Ринат Л. оскорбил ее нецензурными словами, когда она попросила оплатить за пришедшее в негодность имущество.

Чтобы не привлекать внимание посетителей, Рината пригласили в служебную машину для дачи объяснений. Дама, его сопровождавшая, Лада Е., ринулась за ним. Она пыталась доказать, что ее спутник здесь ни при чем.

Далее развернулась настоящая баталия. Спровоцированная либо закономерная?

Как утверждают сотрудники полиции, в патрульную машину Рината пригласили, чтобы снять данные о его личности и записать в бортовой журнал. Задержанный стал кричать, утверждая, что все претензии к нему напрасны, и он ни в чем не виноват, счет оплатит (договорится с хозяином), девушка была солидарна с ним. Один из полицейских – сержант – решил зафиксировать действия и слова этой парочки на видео своего мобильного телефона.

Ринат возмутился, пытаясь закрыть объектив камеры. Но страж порядка продолжал снимать. Тогда Ринат ударил его головой в губы, кричал (нецензурно), дескать, он не давал такого разрешения. После попытался выйти из машины, ему, естественно, не разрешили. Сержант, применив прием самбо, скрутил задержанного. В это время Ринат пинал двери автомашины, бил руками по стенам салона, от чего сломался столик. Изловчившись, он укусил стража порядка в плечо. Затем оторвал погон куртки, бросил на пол. При этом его девушка Лада просила остановиться, не сопротивляться законной власти, успокаивая своего спутника, в ответ же «сыпалась» лишь нецензурная брань. Она несколько раз бегала в фойе, обращаясь к майору Нурлану Б. как старшему (он собирал показания посетителей в помещении клуба) за помощью, дескать, в машине, ее спутника избивают, примите меры. Но майор никак не реагировал.

Допрошенный в судебном заседании эксперт показал, что у сержанта полиции Мирлана О. имеются повреждения в виде ссадин на обеих руках. Они образовались от действия тупых предметов, по тяжести вреда здоровью относятся к легким. Диагноз «ушиб верхней губы» не несет в себе судебно-медицинской информации; диагноз «укушенная рана левого предплечья» не подтвержден объективными данными и при составлении выводов во внимание не принимался. Других следов укусов не обнаружено, ссадины же могли образоваться при ударах, касаниях об острые края выступающих частей и предметов в автомашине.

У Рината Л. повреждений травматического характера на теле на день осмотра не обнаружено.

Суд нашел, что вина подсудимого Рината Л. в совершении преступления установлена и доказана, квалифицировав его действия по ст. 321 ч.1 УК РК по признакам применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Доводы стороны обвинения в том, что подсудимый нанес один удар в область губы, сорвал погон с форменной куртки полицейского,укусил за кисть и предплечье, а также скрылся с места преступления, не нашли подтверждения. Из показаний потерпевшего сержанта полиции Мирлана О. следует, что оторван был не только погон, но и рукав куртки, которые впоследствии валялись на полу в автомашине. Однако при ее осмотре ничего подобного обнаружено не было.

В ходе прений со стороны защиты поступило ходатайство о признании недопустимым в качестве доказательств ряда процессуальных документов, указывая, что органом уголовного преследования допущены грубые нарушения норм УПК, нарушены права подзащитного.

Суд, изучив заявленное ходатайство, пришел к следующему.

Не могут быть приняты судом во внимание доводы о признании недопустимым в качестве доказательств протокол осмотра места происшествия, поскольку он составлен следователем, который непосредственно выезжал на осмотр и производил фотосъемку, при этом в протоколе указано, что в данном следственном действии участвовал криминалист.

Необоснованными суд находит и доводы защиты о признании недопустимым в качестве вещественного доказательства сотового телефона Мирлана О., поскольку следователем хотя и были допущены технические ошибки в указании номера уголовного дела и другие технические погрешности, все же они не являются основанием для признания процессуальных документов недостаточными.

Мирлан О. утверждал, что подсудимый укусил его за кисть левой руки (до этого оговаривалось, что укусы производились в предплечье). Но, как показывает эксперт, укусы отсутствуют вообще, если бы они имелись, то даже за небольшой промежуток времени раны, по любому, имелись бы, и именно в форме зубов.

Исходя из вышеизложенного, доводы стороны обвинения также не нашли своего подтверждения, поскольку они полностью опровергались медицинскими документами – пояснениями эксперта, видеозаписью из травмпункта. При этом Мирлан О. с записями согласился, замечаний или возражений от него не последовало.

Суд признал Рината Л. виновным и приговорил его к одному году ограничения свободы и назначил повторное следствие. При рассмотрении которого выяснились грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные органом предварительного следствия. Так оказалось, что подсудимым Ринатом Л. действительно было применено насилие в отношении представителя власти, однако обвинение в полной мере не нашло своего подтверждения. Из просмотренной видеозаписи, представленной стороной защиты, установлено, что в травмпункте областной клинической больницы осмотр потерпевшего Мирлана О. врачом не производился, следовательно, наличие телесных повреждений указано только с его слов.

В связи с этим, суд признал грубые нарушения со стороны следователей Абайского ОП УВД г. Уральска, которые свидетельствуют о низком профессиональном уровне, незнании норм процессуального закона, об их невнимательности и формальному подходу к делу.

Суд вынес частное постановление, руководствуясь ст. 387 УПК РК: довести до начальника Управления внутренних дел г. Уральска факты о допущенных нарушениях следователями ОП УВД г. Уральска и принятии соответствующих мер. Не позднее чем через месяц по частному постановлению сообщить о результатах в Уральский городской суд.

Найля Джунусова,
судья Уральского городского суда;
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top