Не только воевали…

22 февраля 2018
0
280

15 февраля 1989 года произошел вывод советских войск из Афганистана. Впрочем, этот процесс занял в общей сложности девять месяцев. 15-го же февраля соседнюю страну покинула последняя воинская колонна. Долгое время у нас к этой дате относились как-то стыдливо-негативно, и иногда в лицо воинам-интернационалистам бросали: «Мы вас туда не посылали!». Лишь в последнее время ситуация значительно изменилась. Им открывают памятники, в их честь называют улицы, о них слагают песни, им посвящают литературные произведения. Несколько лет назад западноказахстанцы отдали должное своим землякам, погибшим в ДРА, – на площади Победы по-соседству со Стелой в честь воинов Великой Отечественной вырос «афганский» монумент.
Подполковник в отставке А.В. Боровский – один из тех, кто прошел «через Афганистан», не раз оказывался там в опасных для жизни ситуациях, и его рассказ о давних событиях, и поныне еще в определенной части общества вызывающих различные оценки и суждения, – это рассказ их непосредственного участника и очевидца.

– Анатолий Владимирович, что же произошло тогда: вывод войск, отступление, а может быть, бегство?

– Безусловно – вывод, притом заранее рассчитанный, подготовленный, и была даже договоренность с вооруженными формированиями моджахедов, контролировавшими те районы, через которые должен был осуществляться этот вывод, что с их стороны в это время не будет никаких провокаций. И этого удалось добиться.

Хочу еще добавить, что наша миссия в Афганистане не носила военный характер, она была миротворческой, правда, с военной составляющей. А иначе там и делать было нечего, ведь к моменту нашего появления в стране завязался очень тугой узел всяких противоречий при активном вмешательстве внешних сил, враждебных тогдашнему правительству, взявшему курс на построение социалистического общества. Так что миссия, продолжавшаяся около восьми лет, преследовала несколько целей: не допустить на южных рубежах СССР появления нестабильного, раздираемого конфликтами региона, и в то же время помочь афганскому народу в налаживании мирной жизни. До сих пор западная пропаганда всячески пытается представить пребывание в Афганистане ограниченного контингента советских войск как некую оккупацию, агрессию. Ничего подобного! Мы там были по просьбе – притом далеко не первой – законного руководства ДРА. Да и с точки зрения норм международного права наше пребывание там было вполне обоснованным.

– Какие последствия имело то, что произошло в далеком 89-м году?

– Самые негативные. Ведь мы, к глубокому сожалению, не воспользовались плодами всего того, что нам, давайте говорить правду, стоило огромных материальных затрат, значительных людских потерь, наконец, мы понесли чудовищный репутационный ущерб. Мы по сути бросили, предали афганцев, которые в своем стремлении к новой жизни рассчитывали прежде всего на нас. Поэтому, когда последние наши военные покидали древнюю афганскую землю, они порой слышали с болью к ним обращенное: «Не бросайте нас, шурави!».

– Теперь, когда в Афганистане войска США и их союзников по НАТО, там многие вспоминают русских: мол, они много делали для страны, для простого населения, несли добро, свет…

– Да, это так. Мы не только воевали, но и много построили, я говорю в целом о стране, промышленных предприятий, школ, больниц, проложили дорог. Немало усилий потрачено и на улучшение медицинского обслуживания местного населения, его обучение. Помогали и продовольствием.

Из нашей области одним из последних вышел из Афганистана Валерий Ященко, медбрат 345-го парашютно-десантного полка. Того самого полка, где была знаменитая 9 рота. Помните российский фильм «9 рота»? Это – оттуда. Полк обеспечивал боевое охранение выводимых войск и с задачей справился прекрасно.

– Вы были одним из тех, кому в ДРА довелось служить, по сути, в самом начале этой военной кампании. Как к советским людям тогда относилось местное население?

– В подавляющем большинстве – хорошо, достаточно доброжелательно. К тому же в то время западная пропаганда, разные радиоголоса, еще не успели в такой степени отравить ядом сознание людей, как это было позже. Самые ожесточенные и кровопролитные боестолкновения с моджахедами тоже будут некоторое время спустя. Когда американские и другие западные спецслужбы начнут полномасштабную подготовку боевиков в своих лагерях на сопредельных территориях Пакистана, когда на поток будет поставлено обеспечение банд оружием, боеприпасами, деньгами.

Правда, мне выпало служить в западном регионе Афганистана, в частности под крупным городом Гератом, недалеко от иранской границы. Места были относительно спокойные. Уже в декабре 81-го, спустя почти два года, я оставил тамошнюю службу и вернулся в СССР. Но тем не менее уже в тот период, будучи пропагандистом 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, которой командовал легендарный Борис Всеволодович Громов (впоследствии – командующий сороковой армией), я не раз сталкивался с тем, как запугано было население врагами Апрельской революции 1978 года. Нас, советских, всячески представляли какими-то нелюдями, жестокими, коварными зверями в человеческом обличье, убийцами. Вспоминаю случай с посещением высокогорного кишлака Зармоддан.

Прибыли мы туда с целью проведения среди местных жителей соответствующей разъяснительной работы. По пути наши разведчики задержали двух вызвавших подозрение подростков. Они что-то тащили в мешках в горы. Мешки оказались доверху набиты религиозной литературой. Выяснилось, что местное население, прознав, что к ним в кишлак едут советские военные, поспешило понадежнее спрятать святые для них книги. Иначе, кто-то внушил им, что всех, у кого найдут Коран, расстреляют.

«Что делать?» – спросил я Хабибуллу, переводчика из местных, когда на площади собралась вся мужская половина населения. Он служил в нашей части. «Анатолий шурави! – ответил он. – Для того чтобы восстановить доверие и уважение к представителям Советской Армии, ты должен сам раздать дорогие моим землякам тома. Но сделать это надо особым способом. Берешь аккуратно каждый фолиант, целуешь его, потом прикладываешь ко лбу и потом торжественно вручаешь хозяину». Что я, офицер, коммунист, надо сказать, охотно и сделал, и тем самым растопил у дехкан ледок недоверия к нам, советским.

– Можно ли провести какую-то параллель между тем, «вашим» Афганистаном и, например, нынешней Сирией?

– Вполне. Тогда, тридцать-сорок лет назад, мы впервые столкнулись с таким явлением как терроризм. Я имею в виду не отдельные случаи его проявления, а как явление в мировой политике, инструмент, позволяющий США и их ближайшим союзникам решать свои стратегические задачи. И то, что сейчас в Сирии – это во многом оттуда, из Афганистана восьмидесятых. Наивно было бы думать, что «Аль-каида», «Ан-Нусра» или та же ИГИЛ (запрещена в Казахстане), с которой Россия в настоящее время воюет в САР, возникли сами по себе. Их создали, выпестовали и оказывают им всемерную поддержку спецслужбы. И главная вина за кровь, страдания и гибель тысяч, миллионов людей в разных регионах планеты по-настоящему лежит не на террористах, а на тех, кто стоит за ними.

Фото автора

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top