Не так страшен рок…

28 января 2016
0
1765

Рок-музыканты. Зачастую это слово вызывает неприятие. Так ли страшны рокеры, как бытует мнение?
С одним из них, Германом Ильичёвым, я познакомилась.

«Герман, ваши черные майки, татуировки, «патлы», как принято называть длинные распущенные волосы у мужчин, грохочущая музыка и прочая атрибутика настораживают противников этого стиля, вызывая кривотолки. Что скажешь по этому поводу?» – спросила я.

«Это всего лишь сложившийся стереотип, от которого люди не желают отойти, им так легче – наклеить ярлык и спокойно жить с этим предубеждением. Вероятно, «шум и гам», исходящий от рока – тоже тому виной, – говорит молодой человек. – Но переубеждать никого не буду. Пришел в рок-группу недавно, в апреле будет год, как работаю с ребятами, а до этого даже не помышлял и не ожидал, что в моей жизни все так резко изменится».

… Жил мальчик, стеснительный, сторонящийся активного общения со сверстниками, избегающий шумных игр. С возрастом это усилилось, а в переходный период еще более обострилось до почти конфликтных ситуаций, хотя в споры-ссоры-противостояния он никогда не вступал, старался избегать трений. Но дети разные, одни подтрунивают, другие просто задираются, словом, что-то не получалось, не везло, признается он. «Ты страдал?» – спросила я. «Да, было, интроверт, – говорит о себе Герман, – углубленный в себя, с комплексом неполноценности. Но сейчас я выхожу из этого состояния».

Родители отдали Германа в художественную школу. Слабый физически ребенок часто болел, пропускал занятия, пришлось уйти, о чем сейчас очень сожалеет. Но продолжает рисовать, друзья просят написать их портреты в каких-нибудь фантастических образах, получается весьма занятно.

Лет в семнадцать увлекся игрой на гитаре, начал самостоятельно обучаться, через год ему купили инструмент, и в 19 лет он поступил в музыкальную школу по классу гитары. Окончил. Над выбором профессии долго не раздумывал: поступил в ЗКГУ имени Утемисова на дизайнера. Сейчас на последнем курсе и уже работает по профессии в рекламном агентстве. В основном делает эскизы для оформления детских садов и школ, вывески для госучреждений, баннеры.

«Работа творческая, – замечаю, – как «ловишь» вдохновение?» – «Бывает, сходу осенит, а иногда сидишь и ничего не можешь придумать – ступор какой-то. Тогда стараюсь отключить мозг, потому что чем больше думаешь, тем больше загоняешь себя в угол, впрочем, как и с музыкой».

В прошлом году Герман встретил приятеля Романа Захарова, который пригласил его в рок-группу, дескать, «что таланту пропадать», где уже были барабанщик Талгат Жаксыгереев, гитарист Рустам Тасбулатов, бывшие участники других ансамблей, басист Александр Филиппов. Позже Роман уехал учиться в Алматы, а на его место пришел вокалист Мэлс Максотов. Каждый занят своим делом: Рустам работает медбратом, Александр учится в ЗКГУ, Мэлс – парикмахер. Ребята не просто нашли общий язык, но успешно сотрудничают, сочиняя композиции, три из которых уже отработаны и исполняются на концертах.

Рок-группа с оригинальным названием «No Name» – «Нет имени» выступала на разных площадках Уральска.

«В Аксае мы бываем чаще, принимали участие в традиционном фестивале, посвященном памяти Виктора Цоя, в фестивале «Воздух», – рассказывает музыкант. – В октябре прошлого года нас приглашали в Самару на праздник Хэллоуина, было интересно, выступали пять групп. Там есть рок-бары, самарцы нормально воспринимают эту музыку, в отличие от родного города, где принимают с холодком. Спрашивают: «Что играете?» – «Тяжелый рок». – «Понятно, патлатые дяди, секс, наркотики…», весь негатив приписывают нам. Обидно. Я сам не сторонник агрессии, фильмы ужасов не смотрю, признаться честно, так и остаюсь замкнутым, у меня боязнь толпы, внимания, публичности. Как-то не вяжется с роком? – улыбается парень на мой удивленный взгляд. – Тем не менее, это так. Я боюсь… войны, что с родными может что-то случиться, за других переживаю больше, чем за себя. А вдруг мы придем к этому?!».

В последнее время Герман увлекся художественной литературой в жанре антиутопии и привлек друзей. Не скрывает, взволновали книги Джорджа Оруэлла «1984», Брэдбери Рэя «451 градус по Фаренгейту», О. Хаксли «О дивный новый мир» и другие, в которых научная и социальная фантастика побуждает к размышлениям над реалиями сегодняшнего дня: зависимости от компьютеров и гаджетов, к чему это может привести в будущем, о вариантах лучшего и худшего устройства общества. Поражает прозорливость авторов, написавших романы задолго до нынешнего времени, когда все начинает сбываться, и будущее предстает в ужасных красках, если развитие эволюции пойдет по вариантам, описанным в произведениях. Уже сейчас это происходит: рушатся духовные ценности, с экранов телевизоров и другими средствами воздействуют на психику, начинается контроль над личностью, стираются грани добра и зла, люди словно роботы…

Эти мысли он иногда выплескивает в музыку. А чаще бывает, что каждый из ребят приносит композицию, они прослушивают, добавляют свое, экспериментируют, и получается совместное рок-произведение. «А «добрые» мелодии бывают?» – с надеждой спрашиваю я. «Да, – кивает он головой, – лирическая музыка, более тяготеющая к классике, гранж, пост-гранж, но это я по настроению сочиняю для себя, не афишируя, раз договорились рок, значит, так и будет. Нравится совмещать классику и рок, все-таки классическая гитара сказывается на творчестве. Мне хорошо помогает нотная грамота, освоенная в музыкальной школе.

Не открою Америку, сказав, что кто-то выходит на сцену ради известности, славы и так далее, у всех свои цели, а для меня ансамбль как средство самоутверждения, – делится он. – Быть музыкантом очень дорого, надо арендовать зал, инструменты, но в итоге получаешь удовлетворение, я это делаю для души – придумываю ритм партии, соло, и то, что накипает, отражаю в композициях. Недавно мы хотели провести концерт в Уральске, к сожалению, не получилось. Надеемся осуществить, причем совместить рок и классику, подключив скрипки, виолончель, чтобы помягче звучало и пришла не только молодежь, но и взрослое поколение. Подумываем съездить с концертами в Саратов, Казань, собираюсь заняться вокалом, – говорит о планах Герман Ильичёв. – Хочется написать такую музыку, чтобы пробирало насквозь. Мне кажется, невозможного ничего нет, надо больше учиться и совершенствоваться».

Фото: из альбома Г. Ильичёва
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top