«Не работаем – выживаем»

2 октября 2014
0
455

В беседе с этим человеком, странное дело, я никак не ощущаю того, что он является руководителем предприятия, что у него в подчинении многие десятки людей. Ну, разве что скромный служебный кабинет, письменный стол, разделяющий нас… И еще я заметил, что когда он говорит, то внимательно и подолгу смотрит из-за стекол очков на своего собеседника, словно проверяя, как воспринимаются его слова. Впрочем, у него это, скорее всего, не манера общаться с людьми, заключил я, а необходимость, продиктованная состоянием здоровья.

И.Г. Хамзин возглавляет Уральское учебно-производственное предприятие Казахского общества слепых, а когда-то, получив образование, он сам начинал тут с низов, молодым рабочим…

– Ибатулла Габбасович, четыре или пять лет прошло после того, как я побывал на вашем предприятии. Какие перемены произошли за это время?

– Если вы думаете, что у нас много что изменилось за последние несколько лет, то сразу разочарую вас – перемены есть, но они не слишком значительные. Раньше мы вынуждены были частенько отправлять людей в неоплачиваемые отпуска из-за того, что не было работы. Сейчас стараемся, чтобы хотя бы немного дать им возможность подзаработать. Есть у нас цех, традиционно изготавливающий пластмассовые щетки. Он старый, и в свое время мы гордились им. Гордились небезосновательно. Продукции изготавливалось столько, что она расходилась буквально по всем регионам бывшего Союза. Потом наступили рыночные времена, не стало огромной страны, и прежние экономические связи нарушились. Не буду подробно обо всем этом рассказывать, скажу только, что нам теперь приходится в буквальном смысле выживать. Нет, от щеток и кистей мы не отказались, по-прежнему их производим, но в количествах, – Ибатулла Габбасович сделал паузу, печально покачав головой, – далеко не соизмеримых с прошлыми объемами. Резко сузилась и география поставок. Да какой резон штамповать их, чтобы потом на склад отправлять?! Теперь заявки повсюду мизерные. Нужны, например, какому-нибудь детсаду в Астане или Алматы 2-3 щетки, он дает об этом соответствующую информацию в Интернете. Мы в таком случае лишь разводим руками: сама доставка туда обойдется во много раз дороже этих злосчастных щеток. И такая ситуация стала, к глубокому сожалению, обычной. Поэтому сейчас мы больше ориентированы на местного потребителя. Наши щетки – половые, унитазные и прочие – вполне доступны по цене, пользуются определенным спросом у населения. Некоторые местные предприятия – Желаевский хлебоприемный комбинат, ТОО «Уральский механический завод» – тоже, в силу специфики своего производства, регулярно приобретают нашу продукцию. На этом, щеточном производственном участке трудятся 30 человек, инвалиды I и II групп. Правда, заняты далеко не каждый день, но они, скажу откровенно, и этому рады. Ведь благодаря родному предприятию у них какая-никакая прибавка к скромной пенсии. Мы даже стараемся теперь оплачивать им простои.

– Мне помнится, когда-то ваш коллектив производил разнообразную упаковочную продукцию.

– Верно. Производили много. И все равно порой её не хватало. Товар был достаточно прост в изготовлении – это уже позже появились всякие навороты, ручки к коробкам, – а значит, был тогда по силам нашим производственникам, людям с ограниченными физическими возможностями. Так, разнообразным упаковочным материалом мы снабжали Уральскую кондитерскую фабрику, местное птицепроизводство, приборостроительный завод «Омега», Уральский механический завод. А с последним нас еще связывал совместный выпуск… электрических утюгов. Да, было и такое. Одно из крупнейших предприятий города обеспечивало нас комплектующими деталями, и группа наших работников постоянно «сидела» на этих утюгах…

– Вы пока почему-то ничего не сказали о своем швейном производстве. Матрацы, одеяла, постельное белье – все это тоже пользовалось повышенным спросом у населения.

– Швейный цех у нас и сейчас не бездействует. Правда, трудится там около десятка человек. Столько, сколько надо для того, чтобы удовлетворить потребности нынешнего рынка. Кстати, несмотря на малую численность, швейники производят гораздо больше продукции в денежном выражении, чем цех пластмассовых изделий. У них лучшая занятость, они меньше работают на склад. Хотя все это дается нелегко. Взять южные регионы нашей республики. Если предприятия, которые являются нам конкурентами, расположены там, то они уже в силу одного этого обстоятельства находятся в выигрышном положении. Они ближе к районам (Узбекистан, Китай), откуда регулярно получают дешевое сырье. К тому же меньше платят за потребляемые энергоресурсы – юг все-таки! А это в конечном счете сказывается на себестоимости продукции, которую они выпускают.

– Но даже при всем том, о чем Вы, Ибабулла Габбасович, мне рассказали, наверное, многие инвалиды мечтают устроиться к вам на предприятие?

– Это на самом деле так. В области сегодня 1200 инвалидов по зрению. Из них 300-400 человек вполне могли бы трудиться, они хотят этого, фактически же на производстве заняты около 60 человек, и то в большинстве случаев, как я уже отмечал, не полностью.

За последние 10-15 лет мы смогли взять к себе на производство всего несколько человек. У нас в городе есть школа для детей-инвалидов по зрению, но устроиться её выпускникам куда-нибудь на работу невероятно трудно.

– Но ведь, насколько мне известно, в республиканском законодательстве содержится статья о том, чтобы три процента в штатном расписании предприятий и учреждений, независимо от формы собственности, оставались специально для людей с ограниченными возможностями…

– Данная статья почти не соблюдается. Когда перед работодателем есть выбор – обычный человек или инвалид, то, конечно, решение принимается в пользу первого. Давно идут разговоры о том, чтобы как-то экономически поощрять тех, кто всё же отваживается брать к себе в штат инвалидов, но дальше слов дело, к сожалению, пока не движется.

Неудовлетворительно выполняется и другое требование закона, касающееся государственных учреждений и организаций. Они обязаны часть продукции через систему госзакупок приобретать у таких специализированных предприятий, как наше. Но это тоже не стало пока нормой, а существующие ведомства, которые должны строго следить за соблюдением законодательства, смотрят на это нередко сквозь пальцы.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top