Не оставаясь равнодушной

27 октября 2016
0
1045

О том, сколько в Казахстане сирот при живых родителях говорят много. Но можно просто сокрушаться по этому поводу, а можно делать маленькие и большие добрые дела с мыслью о том, что «чужих детей не бывает». Правда те, кто сталкивается с проблемами детдомовцев, знают – самое страшное для них начинается за стенами казенного дома. Одна из проблем – трудоустройство.

Айзада Ергеновна Абдрахманова три года возглавляет работу социального агентства по трудоустройству «Жұмыс». Помогает найти работу бывшим воспитанникам детдомов, инвалидам, выпускникам коррекционных школ-интернатов. За это время к ней обратились 135 молодых людей. Было трудоустроено 59 человек, из них 22 – работают постоянно.

– Айзада, как давно существует специализированное агентство «Жұмыс»?

– Мы работаем с 2013 года, хотя в этой сфере я уже больше 14 лет. Организовано оно было при Общественном объединении «Западно-Казахстанского Союза выпускников детских домов и школ-интернатов «Нұр». Работа ведется по нескольким направлениям – обучение ребят, их трудоустройство и юридическая консультация. Работаем на добровольных началах и абсолютно бесплатно. Задача не только найти подходящую вакансию, проводим профилактическую работу. Не секрет, ребята не знают элементарного. К примеру, как грамотно представить себя работодателю. Они приходят в кабинет к начальнику, жуют жвачку, развалившись на стуле, задают вопросы руководителю организации, с первых минут интересуясь зарплатой, перебивают, иногда даже хамят. Естественно, такие кадры никого не устраивают. Получив один отказ за другим, теряются, опускают руки, а главное – не понимают в чем дело.

Айзада АбдрахмановаВиноватыми их не считаю, проблема скорее в системе, чрезмерной опеке государства над сиротами. Детские дома – закрытые заведения. В обществе сложилось несколько неправильное представление о том, что нужно этим детям. Людей волнует, если воспитанников обижают, но мало кого интересует, что их искусственно ограждают от проблем, с которыми им придется сталкиваться в жизни.

Уже в первый день после выхода из детского дома они понимают: мир не такой, каким им представлялся. Всего нужно добиваться трудом, к которому, как выясняется, они не привыкли. В итоге одни ломаются, встают на криминальный путь, другие начинают злоупотреблять алкоголем или наркотиками. Статистика печальна – большинство выпускников детских домов погибают молодыми или оказываются за решеткой.

– Неужели многие действительно не хотят работать?

– Бывает такое. Трудоустраивала парня, который считал, что подчиняться он никому не должен. Получил профессию повара, но ни в одном месте не срабатывался. Причем претензии у него были и к коллективу, и к начальству. Парень агрессивно реагировал на любые замечания, в итоге его увольняли. Прежде чем начать искать для него очередное место, проводила с ним разъяснительную беседу. Объясняла, как нужно строить отношения с руководством и коллегами по цеху. У него достаточно презентабельная внешность, он одинаково хорошо знает русский и казахский языки, в итоге его приняли в офис. Директору я рассказала о его непростой судьбе. Она поддерживала парня. Как же я была удивлена, узнав, что он снова уволился. Потом он признался, что просто не хочет работать. И это не единичный случай. Другого молодого человека направляла на собеседование несколько раз, но он возвращался через час и заявлял, что не нашел офис компании. Человек просто не хочет работать.

Но есть и другая категория – те, кто действительно стремится встать на ноги, хочет найти себя.

– Но иногда работодатели не скрывают своего предвзятого отношения?

– Бывает и такое. В агентство пришел парень. Образования у него нет, опыта тоже. Но он не курит и не пьет. В одну строительную компанию нужен был разнорабочий. Я отправила его на встречу. В отделе кадров посмотрев на него, заявили, что вакансия уже занята. Он чуть не плача вернулся ко мне. Я снова позвонила в организацию, не понимая, что произошло. Хотела выяснить, почему его не взяли. Мне совершенно спокойно ответили, что им не понравился его внешний вид: у парня на ногах были резиновые шлепанцы, поношенное трико. Я стала объяснять, представьте себе, что у него денег нет не только на одежду, но и на еду. Потом уже почти кричала, но меня не слышали. Не откладывая в долгий ящик, отправилась по адресу. Зашла в кабинет директора и стала возмущаться. Оказывается, он был не в курсе. При мне пригласил начальника отдела кадров, тут же вызвали этого парня. У него не было денег на дорогу. Я попросила, чтобы он вызвал такси, сама его оплатила. В итоге на работу его взяли. Он работает уже год. Получает зарплату 80 тысяч тенге. Оделся, обулся, его все устраивает.

– Какие профессии востребованы на местном рынке труда?

– Наиболее востребованными остаются профессионалы в области информационных технологий. Потребность в таких кадрах превышает все мыслимые пределы. Компании нуждаются в системных администраторах, программистах. А учитывая постоянное развитие этой сферы, спрос на IT-специалистов будет расти с каждым годом. Специалисты строительной отрасли, рабочие также весьма востребованы. Традиционно ощущается нехватка инженеров, учителей. Школам нужны квалифицированные преподаватели.

Речь идет и о квалифицированных машинистах, слесарях, электриках, сварщиках, на которых в последние годы наблюдается постоянный спрос. Но вся соль в том, что у ребят, которые обращаются ко мне, нет не только высшего образования, а очень часто нет и среднего специального. И главное, у них нет опыта. К тому же они не проходят тот самый дресс-код.

– К вам приходят и женщины из Дома мамы?

– Да. Мы сотрудничаем с замечательной, доброй женщиной координатором Дома мамы Надией Лисицыной. К нам обратились три молодые мамы, у которых проблемы в личной жизни. Одну из них мы трудоустроили домработницей.

– Почему вы занимаетесь этой работой и всегда ли встречаете понимание со стороны окружающих?

– Я считаю, в последнее время в мире стало мало доброты. Мы все заняты зарабатыванием денег и как-то забыли о простых вещах, таких как милосердие, доброта. Мои подруги спрашивают: ну и зачем тебе нужны чужие проблемы? А я по-другому не могу.

В моей личной жизни все хорошо. У меня семья, двое детей. Есть свое дело. Муж поддерживает мою инициативу, потому что сам бывший воспитанник детского дома. Работа сложная, бывают моменты, когда опускаются руки и хочется все бросить. Но в это самое время супруг меня подбадривает. Он сам стал работать в 16 лет. Ему было сложно, но у него все получилось. Он строитель-отделочник, работу свою любит. Мы в браке больше 20 лет и счастливы. Надо сказать, что у него никогда не было комплекса детдомовского ребенка, и это правильно. Пользуясь случаем, я бы хотела сообщить наш адрес: улица Штыбы, д. 59, район рынка «Алтын Алма».

– Спасибо за разговор.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top