Не опуская рук

11 февраля 2016
0
2441

Сегодня Биржан Кужаков преуспевающий бизнесмен, дизайнер, владелец небольшого предприятия «Ғибадат». Единственного, где на поток поставлено изготовление национальной мебели: колыбелей, ларей, сундуков.  Здесь также делают офисную мебель, кухни, гостиные, прихожие. Работает 35 человек, 17 из них инвалиды. Не так давно Биржан организовал общественное объединение по поддержке людей с ограниченными возможностями «Демеу».

ТОО «Ғибадат» организовано в 2010 году, хотя бизнесом Биржан занимается с 2004 года. Мало кто из покупателей знает, что руководитель имеет первую группу инвалидности. Больше 15 лет Биржан прикован к инвалидной коляске. Однако это не мешает ему руководить предприятием, обеспечивать семью и водить автомобиль.

Он родился в Акжайыкском районе, в многодетной семье. Отец умер рано. Мать поднимала детей одна. Старшие помогали ей не только смотреть за младшими, но также по дому и хозяйству. В свободное время дети играли. У Биржана было другое увлечение – он любил рисовать. Талант ребенка замечали все – учителя, одноклассники, мать, но в художественную школу он не ходил, ее не было в поселке.

После армии, не имея образования, стал работать художником-оформителем на одном из государственных предприятий, писал лозунги, рисовал агитационные плакаты. В начале 90-х предприятие закрылось.

– Меня приняли на службу в органы внутренних дел, – рассказывает Биржан. – Потом я стал работать в ГАИ. Именно здесь стал инвалидом. Мы дежурили на посту. В холодную, зимнюю ночь сидели в вагончике, который отапливался электричеством. В районе дачного поселка кто-то срезал электрические провода. И вагончик остался без света и тепла. Температура понизилась, было холодно, но оставлять пост было нельзя. Я просидел до утра. Утром понял, что отморозил ноги. Лежал в разных больницах. Но приговор врачей гласил – ампутация обеих ног.

Как я пережил? Не знаю. Было все – истерики, слезы, успокоение «на дне стакана». Поддержкой стала семья и коллеги с работы. Мой начальник Кайсар Султанбаев пришел в больницу. Увидел меня на больничной койке потерянного и опустошенного. Жалеть не стал, просто попросил: как только встану на протезы, прийти и продолжить службу в органах. У меня появилась надежда.

В обязанности Биржана теперь входил техосмотр автомобилей. Как-то между делом он смастерил подставку под телевизор.

– Вы бы видели мое удивление, когда кто-то из проходящих техосмотр водителей попросил ее продать, предложил 5 тысяч тенге, – говорит Биржан. – Пенсия по инвалидности была около семи тысяч. Недолго думая, сделал еще одну и продал уже на тысячу дороже.

После этого он уволился и уже всерьез решил заняться собственным делом.

В тот момент поддерживал младший брат Ержан. У него была высокооплачиваемая работа в иностранной компании, но ради Биржана он оттуда ушел. Вместе они оформили предпринимательскую деятельность и приступили к работе. Свой первый заказ помнят до сих пор. Их попросили сделать партию кроватей и тумбочек. На работу отвели месяц. Биржан и Ержан работали днем и ночью, но к сроку заказ выполнили. Клиенты качеством товара остались довольны. Первый заработок потратили на покупку инструментов. Со временем заказов стало больше (работали в основном с государственными учреждениями), а значит, нужны были дополнительные руки.

– Мы принимали на работу людей из села, хотя многие из них не имели понятия о столярном деле. Приходилось учить, – рассказывает Биржан. – Я понимал, как им нужна работа. Не от хорошей жизни они оставили дома, семьи и приехали в город. Они, в свою очередь, старались, вникали в суть дела, и уже через полтора года становились настоящими специалистами.

Нам хотелось развиваться, расширять ассортимент, но для этого нужно было профессиональное оборудование. Стали приобретать дорогие импортные станки, потом купили транспорт.

Предприятие Биржана на краю города, среди гаражей. Здесь цех и небольшой выставочный зал, в котором умещаются лишь несколько сундуков. Проблема бизнесменов в том, что им негде выставлять свой товар. Помещение, правда, им выделили, но оно находится в аварийном состоянии.

– В 2013 году мы стали выпускать национальную мебель. Началось с того, что наши знакомые заказали сундук. На рынке они были, но покупателей что-то не устраивало. Мы загорелись идеей. Разработали дизайн, придумали оформление, все в национальном стиле.

Сегодня я с уверенностью говорю, что в республике нет подобного цеха, где бы производство сундуков было поставлено на поток. Один сундук мы делаем за несколько часов. Их у нас 56 видов. Каждый уникален. Мастера грамотно совмещают европейский стиль с национальным колоритом.

Сундук раньше был в каждой семье. Без него казахский дом считался пустым. В него складывали одежду, имущество, а поверх стелили одеяла. Некоторые сундуки использовались в качестве кровати. Каждый обязательно закрывался на замок.

– Для казахского народа сундук – неотъемлемая часть девичьего приданого, – объясняет Биржан. – Когда устраивали проводы невесты, то приданое складывали туда. И сейчас эта традиция живет.

После свадьбы со стороны невесты, в доме, где будут жить молодожены, проводилась церемония открытия сундука девушки.

На разработку первого сундука у братьев ушло не меньше месяца. Продумывали абсолютно все – цвет, орнамент, размер, материал, из которого будут изготавливать.

Работают также через Интернет, поэтому заказы поступают из других городов, даже из России.

– Татары хотят сундук в своем национальном стиле, выходцы с Кавказа предлагают другой вариант. Даже казахи с разных регионов имеют особенное представление о сундуке, – продолжает Биржан. – Например, из Атырау просят сделать сундук больше, такой же предпочитают и жители Актау. Все зависит от материального благосостояния клиента.

На производстве у Биржана также работают инвалиды-колясочники. Предприниматель переживает, что в зимнее время года они не могут выходить на работу – сложно добираться.

– Наша жизнь не рассчитана на людей с ограниченными возможностями. Найти работу инвалиду практически невозможно. Именно поэтому хотел расширить свое производство, а значит и штат, но такой возможности нет. Не так давно написал письмо в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.». Попросил купить установку, которая помогла бы расширить производство и принять на работу еще 5 человек. Мне пришел ответ, что в связи с отсутствием денег, на спонсорскую помощь я рассчитывать не могу.

Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top