Навсегда в сердце

7 марта 2019
0
352

Для нашего земляка Валерия Ященко служба в Афганистане началась по сути за тысячи километров от этой беспокойной и раздираемой конфликтами страны. Весной 1987 года его, вчерашнего школьника, призвали в армию и направили для прохождения службы в Прибалтику, в литовский городок Гайжунай, где находилась «учебка» Военно-воздушных сил Министерства обороны СССР. Это было крупное учебное подразделение по подготовке младших специалистов для всех ВДВ страны. Валерия зачислили в один из так называемых афганских взводов. Афганские – название неофициальное, а имя такое им было дано потому, что ребят после интенсивной шестимесячной подготовки прямиком отправляли оттуда в тот самый Афганистан.

Несмотря на то, что до призыва Валерий обладал достаточно хорошей физической подготовкой – занимался боксом, играл в футбол, волейбол, хоккей, – он сильно уставал, и когда, наконец-то, звучала команда «Отбой!», быстро засыпал, едва лишь голова касалась подушки. Кроме боевых навыков – умения стрелять из оружия, приемов рукопашного боя, прыжков с парашютом – Ященко как будущего санинструктора обучали также различным премудростям по медицинской части – перевязывать раненых бойцов, делать внутривенно и внутримышечно уколы и многому-многому другому, что может пригодиться в соседней стране во время службы фактически в боевых условиях. Умудренные опытом специалисты, проводившие с ними занятия, как-то косо посматривали на них и говорили: «Мы постигали это в вузах в течение семи лет, а им дай все за каких-нибудь полгода!»

По утрам делали пробежку по лесисто-болотистой местности на расстоянии до пяти километров.

В один из ноябрьских дней их погрузили в большой транспортный самолет и перебросили в Кабул. Столицу страны они, можно сказать, не видели, потому что прибыли туда ночью, да и пребывание их там было весьма коротким – всего несколько часов. Лишь позже ему вновь доведется побывать в главном городе афганцев и оценить его. Довольно крупный, население жило более зажиточно, чем в провинции; здесь также меньше встречалось женщин в парандже по сравнению с удаленными от центра районами.

Затем еще один перелет, на сей раз не такой длинный – и вот уже провинция Баграм, в которой Валерию Ященко в составе 345-го отдельного воздушно-десантного полка, которым командовал Герой Советского Союза подполковник Валерий Востротин, предстоит служить практически до вывода наших войск из этой страны. Первое его боевое задание – это участие в разведывательной операции против душманов, орудовавших в окрестных горах. Они частенько устраивали нападения на наши части, дислоцировавшиеся в этом районе. Особенно доставалось военному аэродрому, располагавшемуся по соседству с полком. От десантников его отделяла лишь колючая проволока и неширокое минное поле.

Разведрота выдвинулась в сторону одного из ближайших горных кишлаков. Когда прибыли на место, населенный пункт оказался пуст. Словно его население вымерло. Однако это было не так: стояла нетронутой посуда и другая домашняя утварь, кое-где на очагах еще теплилась еда и было такое впечатление, как будто хозяева лишь на минуту-другую куда-то отлучились. Пройдя кишлак из конца в конец, бойцы вскоре нашли то, зачем пришли сюда – схрон с оружием и боеприпасами – реактивными снарядами американского производства. Судя по тому, что все это лежало под открытым небом и без особой маскировки, бандиты явно не ожидали к себе в гости шурави и произошедшее застало их врасплох. Перед тем как покинуть селение в горах, бойцы роты взорвали схрон.

На некоторое время наступило относительное затишье. Но потом обстрелы реактивными снарядами возобновились. Снабжение бандформирований оружием, боеприпасами и всем остальным, что необходимо для ведения боевых действий, было поставлено неплохо. Грузы доставлялись тайными горными тропами со стороны Пакистана. Основным транспортным средством служили ослы и низкорослые лошади, обладавшие большой выносливостью.

Потом несли службу по охране дорог, по которым передвигались наши войска, устраивали засады на душманов. Правда, те не всегда решались на то, чтобы ввязываться с нашими в открытый бой. Предпочитали так: нападут моджахеды на афганских служивых и, не снижая скорости, на советском «Урале», проследуют по горной дороге мимо наших бойцов, напоследок помахав им руками. Шурави они побаивались, так как те были лучше местных вооружены.

Не раз также доводилось пробивать коридоры в отдаленную провинцию Хост. Коридорами именовались пути, проходившие через занятые бандформированиями районы. Эти трассы надо было удерживать для того, чтобы по ним могли относительно безопасно передвигаться наши военные, и не только. Порой коридоры в буквальном смысле слова являлись чем-то вроде дороги жизни. Провинция Хост не раз оказывалась отрезанной от центральных районов страны, от Кабула, и местное население жестоко страдало от острой нехватки продовольствия, лекарств. И нашим военным приходилось буквально пробиваться вперед, чтобы прийти на выручку жителям провинции, доставить гуманитарную помощь.

– Именно в Хосте, – вспоминает Валерий Викторович, – у меня были первые раненые, которым я оказал неотложную медицинскую помощь. Именно в Хосте я впервые увидел остекленевшие навсегда глаза. Молоденькому солдатику перебило насквозь гортань, сонную артерию. Как ни пытался его спасти – ничего не получилось. А с высокогорным перевалом Саланг, который наши подразделения постоянно охраняли, у меня вообще связаны страшные и трагические воспоминания. Взорвался на выездном командном пункте полка «Урал», груженный динамитом. Видимо, сработала мина-липучка, ее могли незаметно пристроить под днище машины при проезде через какой-нибудь кишлак. Десятки убитых и раненых… Пришлось не только заниматься пострадавшими, но и собирать погибших, вернее то, что от них осталось – руки, ноги и другие части тела…

Что удивительно, в отличие от многих своих боевых товарищей и друзей, сержант Валерий Ященко за все время участия в афганской кампании даже ни разу не был ранен и контужен.

Вывод советских войск из Афганистана. Для большинства прошедших через эту войну переход через советскую границу стал долгожданным, но в то же время коротким эпизодом. Но только не для Валерия Ященко. Вот что он в связи с этим говорит:

– Эта военная операция заняла не одну неделю и даже не месяц. Когда я прибыл в Афганистан осенью 1987 года, до меня уже выводились из этой страны кое-какие подразделения и части. А в дальнейшем это шло только по нарастающей, скажем так. Ведь что такое вывести батальон или полк – это же огромное количество боевой и прочей техники. И в то же время немало и оставляли на месте, передавая представителям афганской армии медицинское оборудование, мебель, различный инвентарь, продуктовые запасы… Да что там запасы – целые военные городки, в которых дислоцировались наши части, передавались местным!

В целом вывод советских войск прошел без особых эксцессов. Как известно, у советского военного командования с душманами была договоренность, чтобы в этот период не велось боевых действий, и военные могли беспрепятственно покинуть страну. Договоренность договоренностью, но у нас были подразделения, которые обеспечивали уходящим войскам прикрытие на случай каких-либо провокаций. В одном из таких подразделений находился Валерий Ященко. 11 февраля 1989 года он с ребятами прошел по знаменитому мосту через пограничную реку Амударья, и Афганистан остался за его спиной. Навсегда.

Менее полутора лет пробудет он в ДРА, но этот период оставит в нем навсегда глубокий след. Было время, когда он каждый год в феврале – в очередную памятную годовщину – отправлялся в Москву на встречу со своими бывшими сослуживцами. Любимое место сбора у них – площадь перед Большим театром. Потом эти встречи стали пореже. В нынешнем же году, в год 30-летия вывода 40-й армии, В.В. Ященко, конечно же, не мог усидеть дома, чтобы не повидаться с товарищами по оружию…

Фото из семейного альбома В.В. Ященко

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top