Натуралист, этнограф, лексикограф

9 августа 2018
0
69

Многие труды ученых, исследователей края не утратили своего значения и до наших дней, не нуждаются в авторизованном переизложении, поскольку были переведены с немецкого на русский и отредактированы одним из лучших знатоков русского языка знаменитым лексикографом Владимиром Ивановичем Далем (1801-1872).

Интересы и дарования В.И. Даля отличались широтой и разнообразием. Врач по образованию, он был способным инженером, пытливым натуралистом, выдающимся этнографом, популярным писателем, автором монументального «Толкового словаря живого великорусского языка», составившего эпоху в русской лексикографии.

С июля 1833 года началась восьмилетняя служба Даля в качестве «чиновника особых поручений при Оренбургском военном губернаторстве». Даль в своей автобиографической записке признавался: «Во всю жизнь я искал случая поездить по Руси».

Служба в Оренбурге предоставила ему возможность для путешествий по обширному степному краю. Он совершил поездки в Уральск, Гурьев, Букеевскую Орду, в низовья Большого и Малого Узеней, на Эмбу.

В 1839 году Даль участвовал в походе В.А. Перовского в Хиву. За восемь лет Даль, подобно Эверсманну и Карелину, изъездил Оренбургский край вдоль и поперек.

В поездках Даль проявляет живой интерес к природе степного края, к собиранию различных «естественных» произведений. Его коллекции животных и растений известны Петербургской Академии наук, которая в 1838 году избрала его своим членом-корреспондентом по классу естественных наук.

За годы, проведенные в Оренбурге, Даль хорошо изучил быт и нравы местных жителей. В его повестях «Бикей и Мауляна» и «Майна» подробно и красочно описаны различные стороны жизни казахского народа.

В беллетристических произведениях В.И. Даля, выступившего под псевдонимом казака Луганского, содержатся сведения по истории и географии Оренбургского края. Особенно примечателен в этом отношении очерк Даля «Уральский казак». В образе гурьевского казака Маркина Проклятова писатель мастерски изобразил рядового члена казачьей общины, воина и рыболова: «Морозу он не боится потому, что мороз крепнет… жару не боится потому, что жар костей не ломит; воды, сырости, дождя не боится потому, как говорит, что сызмала к мокрой работе, по рыбному промыслу привык, что Урал – золотое дно, серебряная покрышка – кормит и одевает его, стало быть, на воду сердиться грех – это дар божий, тот же хлеб». В очерке приводится красочное описание осенней плавни, багренья и аханного рыболовства.

В Оренбурге Даль ведет большую культурно-общественную работу. Вместе с ссыльным поляком Фомой Заном он участвует в организации зоологического музея, или, как он официально назывался, «музеума естественных произведений Оренбургского края».

Вероятнее всего, уже в 1837 году В.И. Даль получил приказание от губернатора В.А.Перовского перевести «Естественную историю Оренбургского края» с немецкого на русский язык, что он исполнил «во всех отношениях, с особенным удовольствием».

Привлекают внимание дополнения Даля к главе о климате и погоде Оренбургского края. В примечаниях он описывает два типа буранов: «буран снизу», с которого начинается всякая метель, и «буран сверху» – особенно опасный и гибельный для людей и животных. «Люди замерзают в несколько десятках сажен от жилья,– пишет Даль, – иногда почти на улицах сел и деревень, выбившись из сил и почти не сходя с мест, а плутая все вкруговую. Скот бежит по ветру, забегает без остановки за сотню верст и нередко прямо без оглядки в пропасти и крутояры, где погибает».

Далее переводчик приводит данные о том, что в 1827 году казахи Внутренней Орды лишились во время жесткого бурана 10500 верблюдов, 280500 лошадей, 75480 голов рогатого скота и 101200 овец. Интересны также упоминания Даля о «летних буранах», «которые иногда бывают жарки до нетерпимости, точно будто бы ветер дует на все из раскаленной печи. При порывистом ветре это очень чувствительно, вас обдает жаром при каждом ударе ветра, и надобно отворачивать лицо под ветер». В «летних буранах» Даля хорошо угадываются знойные обжигающие суховеи, столь характерные для Западного Казахстана и степей Оренбуржья.

Оснащая перевод наиболее удачными русскими словами, Даль широко ссылался на местную терминологию. Любопытно, например, его примечание о слове «сырт», которое «у татарских народов, а в иных местах и у русских крестьян и казахов, означает собственно возвышенность, составляющую разделение воды. Не худо бы, кажется, принять слово это для общего употребления». Нужно отметить, что этот термин сейчас широко применяется для обозначения различных географических объектов края.

Характеристику поймы реки Урал Даль дополняет прекрасным описанием процесса формирования его русла. Учитывая исключительную хрестоматийную ценность этого описания, приведем его полностью: «По той же причине в здешнем краю бывают весной два разлива: первый, меньший, непосредственно по вскрытии рек, от ближайшей снеговой воды, текущей кругом с берегов; второй, гораздо значительный; две-три недели позже от так называемыми простолюдинами земляной воды; это тоже снеговая вода, набежавшая уже с гор, где оттепель бывает позднее. Второй разлив идет иногда огромною водою и заливает луга на ширину нескольких верст в течение немногих часов. При этом разливе гибнет множество животных и в особенности зайцев.

Оба берега реки Урала изрыты по всем направлениям такими старицами, и случалось, что целые станицы, или часть их, должны были переносить на безопасное место под подмываемого бурливою рекою прибрежья».

Сам участник Хивинского похода, Даль дополняет книгу Эверсманна сведениями о водном режиме песчаных массивов Приуралья и приводит некоторые сведения о природе этого края, известные ему из личных наблюдений.

Прекрасно выполненный перевод «Естественной истории…», несомненно, широкая осведомленность Даля о природе Оренбургского края и, наконец, сами примечания, сделанные, кстати, очень корректно и ненавязчиво, позволяют считать его в какой-то мере соавтором этой прекрасной книги.

Сам факт того, что мы читаем книгу Эверсманна в переводе В.И. Даля, дает основание считать ее не только замечательным естественно-научным, но и литературным памятником.

Какима Альмуханова,
научный сотрудник музея А.С. Пушкина

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top