На последнем берегу человечество?

20 мая 2021
0
3117

Станислав Петров Это строчка из поэмы Роберта Рождественского «Письмо в 30 век». Из той главы, где поэт пишет об угрозе ядерной войны. Поэма написана в 1963-м году в период Карибского кризиса. В 80-90-е годы, когда было очень трудно, люди говорили: «Ну, ничего, зато ядерной войны не будет». Разоружились, открыли все секреты, отдали все, радовались – противостояние закончилось. И вот опять заговорили об угрозе новой войны. По мнению российского политолога Сергея Михеева, единственная угроза миру исходит из желания США «делать все, что они хотят». «И если третья мировая война начнется, то только по инициативе НАТО – больше никак», – сказал политолог в интервью Первому каналу. После окончания Великой Отечественной войны мир не раз стоял на грани новой, еще более страшной.

Подвиг или штатная ситуация

Подполковника Петрова на западе называют «человеком, спасшим мир от ядерной катастрофы».
В ночь на 26 сентября 1983 года Станислав Петров, находясь на посту оперативного дежурного в командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении войск ПВО «Серпухов-15», принял решение проигнорировать показания автоматики о запуске из США в направлении СССР пяти американских баллистических ракет «Минитмен» с десятью ядерными боеголовками каждая.
Замигали экраны, на карте-дисплее появилась надпись: «Ракетная атака!». Все данные были тут же перепроверены – никаких признаков ошибки. Но Петров вопреки всем показаниям электроники объявил тревогу ложной. И оказался прав: произошел сбой системы оповещения из-за
вспышки на Солнце.

Возникает вопрос: а если бы тревога была не ложной? И неужели судьба человечества зависит от одного дежурного офицера?

Специалист в области стратегических ядерных сил, противоракетной обороны и военного космоса генерал-майор в отставке Владимир Дворкин ответил на это категорически: «Чушь собачья. Никого Петров не спасал и спасать не мог. Если бы вопрос, применять или не применять ядерное оружие, зависел от воли одного дежурного офицера, хоть по ту, хоть по эту сторону океана, планета бы давно покрылась радиоактивным пеплом».

С Дворкиным согласен и автор книги «Противоракетная оборона и оружие XXI века», генерал-
майор в отставке Владимир Белоус. По его мнению, миф о чудесном спасении мира силами одного советского подполковника, почти случайно оказавшемся на дежурстве, носит спекулятивный характер.

Тем не менее, через девять лет после этого события отставного полковника вдруг пригласили в штаб-квартиру ООН и наградили хрустальной статуэткой «Рука, держащая земной шар» с выгравированной на ней надписью «Человеку, который предотвратил атомную катастрофу». В конце мая 2004 года представители американской ассоциации специально приезжали в Москву, чтобы вручить Петрову памятный знак «Почетный гражданин мира» и премию… в тысячу долларов. О Петрове стали писать восторженные статьи с душераздирающими подробностями и даже сочинять песни. И не только на западе, но и в России.

Так что же произошло в ту ночь и откуда американцы узнали об этом случае, спустя столько лет?

Упомянул о нем в своих воспоминаниях бывший командующий Войсками противоракетной и противокосмической обороны ПВО СССР генерал-полковник Юрий Вотинцев в «Военно-историческом журнале», вышедшем в 1993-м году. Речь в статье шла о недоработках системы оповещения в условиях повышенной солнечной активности. Ни слова о спасении мира дежурным офицером в тех воспоминаниях не было, но отмечен его профессионализм. А других, видимо, в этой системе и быть не могло.

«По информации, поступившей с борта космического аппарата на КП этой системы, был сделан ложный вывод о массовом старте ракет с территории США. Нетрудно представить, перед принятием какого решения могло было быть поставлено руководство страны и Вооруженных Сил. Причина – недоработка боевой программы для условий повышенной солнечной активности. К счастью, в то время обязанности оперативного дежурного на КП системы выполнял настоящий профессионал, заместитель начальника отдела боевых алгоритмов и программ подполковник-инженер С.Е. Петров. Мгновенно проанализировав и оценив обстановку и ситуацию, он не допустил выдачи ложной информации на КП СПРН», – с уважением к профессионализму офицера писал Вотинцев. Но ни слова о спасении человечества.

«Компьютер – дурак»

Сбои в системе оповещения о ядерном ударе происходили и в Америке, и в СССР. Известно, пишет военный обозреватель газеты «Труд» Сергей Ищенко, по крайней мере, о четырех таких случаях.
23 мая 1967 года США едва не нанесли массированный ядерный удар по СССР. В этот день сразу три радара, следящих за небом на севере США, внезапно «ослепли». В Пентагоне тут же раздался звонок – на другом конце провода висели ракетчики, которые срочно запрашивали разрешение на ответный удар, поскольку выход из строя сразу трёх радаров был стопроцентным подтверждением ракетного нападения. Оперативным дежурным Пентагона потребовалось 34 минуты, чтобы выяснить: радары заглохли из-за самой сильной вспышки на Солнце, когда-либо зафиксированной в истории.

9 ноября 1979 года сразу три американских командных пункта одновременно зафиксировали массированный старт советских межконтинентальных баллистических ракет в сторону их страны. Немедленно была объявлена тревога всей системе противовоздушной обороны США. В воздух подняли «борт № 1» президента страны (впрочем, самого главы государства на нем не оказалось). В боевую готовность привели все наличные МБР «Минитмэн». Но мгновенно начатая Пентагоном проверка данных космических спутников и радаров старт ракет не подтвердила. И тогда был дан отбой тревоги. Позже выяснилось, что в находившиеся на боевом дежурстве компьютеры командных пунктов была по ошибке загружена тренировочная программа.

3 июня 1980 года американские ядерные силы были вновь подняты по тревоге. Снова разные командные пункты США получили сообщения о мощной ракетной атаке со стороны СССР. Но на этот раз все выяснилось гораздо проще и быстрее. На экранах данные о якобы выпущенных советских ракетах постоянно менялись. Это не могло не вызвать в Пентагоне подозрений в их достоверности. Выяснилось, что виной – неисправность компьютера.

Потом, в 1983 году, был тот самый случай с участием подполковника Петрова.

25 января 1995 года «на уши» поставили все российское военное и политическое руководство, включая президента Бориса Ельцина. В тот день норвежские ученые для изучения северного сияния запустили крупную метеорологическую ракету со своего побережья. Первая ступень у нее была от американской боевой тактической ракеты «Онест Джон».

Как впоследствии выяснилось, о запланированной стрельбе норвежцы Москву предупредили заранее. Единственное, чего в предупреждениях не было – точной даты и времени пуска, поскольку они зависели от погодных условий.

Как признал впоследствии генерал-полковник Михаил Колесников, начальник Генерального штаба ВС РФ в ту пору, из-за царившего в Российской армии бардака, о телеграммах, поступивших из Осло, военные попросту забыли. Хорошо еще, что сам факт старта операторы не проспали. Норвежская ракета второпях была классифицирована как американская МБР «Трайдент», запущенная с борта атомной подводной лодки стратегического назначения ВМС США.

Тот факт, что пуск был единичным, версию о начале широкомасштабного нападения на Россию не отменял. В Генштабе знали, что США отрабатывают вариант, когда война против России будет начата с запуска единичной ядерной ракеты по нашей территории. Сверхмощный электромагнитный импульс при ее подрыве должен был вывести из строя все радары СПРН России на обширной территории. А уж тогда бы последовал массированный ядерный удар по ослепленному противнику. Вероятность нашего сокрушительного ответа была бы ниже.

Сообщение о начале ракетного нападения от СПРН тут же передали в Кремль. Но пока Ельцин собирался с мыслями, российские операторы определили, что на самом деле норвежская ракета летит прочь от нашей северной границы. Она упала в море у Шпицбергена через 24 минуты после старта.

И хотя с инцидентом быстро разобрались, на Западе тут же заговорили о том, что по вине Москвы мир снова оказался на грани катастрофы.

Станислав Петров, дежуривший в ночь с 25 на 26 сентября в командном пункте РВСН, хорошо знал, что компьютер может ошибаться. Он начал новую проверку всех систем. Автоматика снова протестировала сама себя и за несколько секунд подтвердила: пуски действительно есть. Но дежурившие перед огромным экраном офицеры не получали никаких сведений о ракетах противника. Ни скорости, ни направления.

И Петров докладывает: «Пуск ложный. Сбой в электронике».

А ведь это – 83-й год, новый виток холодной войны. В марте президент США Рональд Рейган называет СССР империей зла. В апреле американские самолеты проводят условное бомбометание по наземным целям в районе Курил.

Сам Петров в многочисленных интервью позднее будет рассказывать, что действовал интуитивно и рассуждал логически, пояснив при этом, что «компьютер по определению дурак и первым делом его нужно проверять на ошибки». «Ведь я сам его делал», – говорил он журналистам.

Станислав Петров героем себя не считал, к международным премиям относился скептически. А главным своим достижением называл профессионализм, который и позволил принять единственно верное решение в стрессовой ситуации.

Генерал-майор в отставке Владимир Белоус считает, что политические спекуляции возникают на Западе тогда, когда там пытаются в очередной раз обострить вопрос о «российской военной угрозе» и необходимости усиления контроля за ее ядерными силами.

Наталья Смирнова
По материалам интернет-ресурсов

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top