На карантине

16 апреля 2020
0
2351

Это только кажется, что выжженные солнцем степи стерильны от всякой заразы. Эпидемии на территории Казахстана происходили не раз: чума, холера, туляремия, бруцеллез, геморрагическая лихорадка, черная оспа… Недаром именно в степи, на границе с Астраханской областью еще в XVIII веке устраивали первые карантины – конные заставы на возвышенностях, которые останавливали идущие караваны.

На западе Казахстана самыми опустошительными были эпидемии чумы. Нашу область эпидемиологи издавна считают природным очагом этого страшного заболевания.
Чума свирепствовала в уральской степи в 1901-м году. За полтора месяца в Казталовском районе погиб целый аул. Заразился и умер врач Зайцев, который по собственной воле прибыл из соседнего села спасать заболевших. Позже санитарный отряд похоронил всех в общей могиле.

Врачи-эпидемиологи, рискуя жизнью, совершали настоящие подвиги в борьбе с эпидемиями, поражающими казахскую степь. Профессор Даниил Заболотный, который, по его собственному выражению, посвятил свою жизнь тому, чтобы «загнать чуму в тесный угол, где она сдохнет под овации всего мира», писал об эпидемии 1905-го года в Западном Казахстане: «Эпидемия охватила 55 урочищ. Больные киргизы были брошены и находились в нетопленых кибитках: за ними никто не ухаживал, даже родные боялись подойти близко».

Профессор Заболотный, только что вернувшийся из Китая, возглавил тогда отряд российских специалистов, которых направили на борьбу с чумой в Западном Казахстане. Все они рисковали собственными жизнями, зачастую заставая брошенные кибитки с трупами и еще живыми людьми. В 1894 году уже знали, что в портовые города болезнь заносят корабельные крысы, но вопрос, почему чума вспыхивает периодически в степной местности, оставался открытым. Даниилу Заболотному с учениками удалось найти причину возникновения «чумных очагов»: он установил, что они являются природными, и что распространителями становятся дикие грызуны – суслики, сурки, песчанки и т. д. Ученый организовал противочумные лаборатории в степных и пустынных зонах, чтобы локализовать очаги чумы. Благодаря его трудам установлен принцип географического распространения чумы на земном шаре.

К 1921 году у медиков сложилось ясное понимание сезонности чумных эпидемий в Киргизской степи: в северной (травянистой) части чума распространялась преимущественно сусликами в летнее время, а в южной (песчаной) – мышами и только в зимний период. «Большинство легочно-чумных больных в степи бывает зимой, тогда же надо думать инфицируются кошмы. Ранней весной киргизы выкочевывают в кибитки, причем излишние кошмы и ковры складываются, связываются и в таком виде без доступа света хранятся до осени, служа убежищем для мышей. В случае эпизоотий в сложенных кошмах чаще всего и легче всего удается находить павших мышей», – писал доктор Никаноров, в 20-е годы бывший директором института «Микроб».

Ученые продолжали экспедиции в казахскую степь. В одной из таких экспедиций в Джаныбеке погиб известный астраханский врач Ипполит Деминский. Перед смертью оставил коллегам записку: «Джаныбек. Д-ру Клодницкому. Я заразился от сусликов легочной чумой. Приезжайте, возьмите добытые культуры. Записи все в порядке. Остальное все расскажет лаборатория. Труп мой вскройте, как случай экспериментального заражения человека от сусликов. Прощайте. Деминский».

Об этом подвиге самопожертвования ради науки и спасения людей в Бокейординском районе помнят до сих пор.

Карантины во время эпидемий осложняло то обстоятельство, что казахи в то время еще вели кочевой образ жизни. До кочевий санитарным отрядам нужно было добраться – на лошадях, верблюдах. Случалось, что находили уже только брошенные в юртах трупы.

Разработкой руководства по организации карантинов в условиях кочевок занялся первый казахский врач Халел Досмухамедов. В 1916 году он издал книгу «Как бороться с чумой среди киргизского населения». Труд одобрили в центральной противочумной комиссии Российской империи. Досмухамедов детально описал установление карантинных мер в степи, которые, впрочем, отличались только условиями жилищ и отдаленностью от населенных пунктов. Все имущество зараженных чумой сжигалось, сами больные помещались под строжайший надзор. Всех, кто имел контакты с больными, изолировали в специальных помещениях. Пораженные чумой аулы оцепляли двойным кольцом. По инициативе Досмухамедова составлялась опись уничтоженного имущества для получения компенсации от государства. То есть, людей не только спасали от смерти, но и возмещали причиненный карантинными мероприятиями ущерб.

В борьбе с чумой принимал участие уездный врач Мажит Чумбалов, ставший впоследствии первым казахским чумологом.

Первые противочумные лаборатории появились в наших краях в начале прошлого века, благодаря профессору Заболотному – в Джамбейте, Калмыково, Новой Казанке. Наш земляк Сергей Калентьев в книге «Из истории Калмыковской крепости» пишет об эпидемии 1912-го года, во время которой в Калмыково заболели и умерли 14 человек: «Огромную роль в борьбе с массовыми заболеваниями сыграли присланные в Уральскую область 4 отряда Российского Красного Креста. Они развернули свою деятельность в 56 поселках на казачьей территории и на Зауральной стороне. С января по июль они построили две больницы (в Калмыковском и Березовском) и 20 амбулаторий».

В 1914 году в Уральске открыта первая в Казахстане противочумная станция. Именно наша, уральская «противочумка», положила начало всей противочумной службе Казахстана. С самого начала главной ее задачей было предотвратить эпидемию. С тех пор – уже более ста лет – сотрудники станции ежегодно выезжают в экспедиции, отлавливают грызунов, насекомых и проверяют их на наличие опасных инфекций. Ведь еще профессором Заболотным было доказано о природных очагах чумы и указаны опасные географические зоны, в том числе наша область.

Станция существовала уже около десяти лет, когда в Бокейординском районе снова вспыхнула эпидемия чумы. Когда в урочище Джус-Кудук один за другим стали умирать люди, старейшины приняли решение: каждый, кто заметит у себя признаки болезни, должен самостоятельно себя изолировать. И люди добровольно шли умирать в одиночестве в отведенную для этого землянку, чтобы не подвергать опасности других. А нам сегодня трудно усидеть в своих благоустроенных домах, чтобы выполнить требования врачей и властей!

Та эпидемия унесла жизни 350 человек. И это не только жители Орды, но и врачи, которые самоотверженно боролись со страшной заразой. На старом кладбище Урды стоит памятник супругам Михайловым, врачам-инфекционистам, которые спасали здесь людей в зачумленных жилищах и сами заразились и умерли. Памятник коллегам, отдавшим жизнь за спасение людей, поставили уже в наши дни сотрудники противочумной станции.

Такая у них работа. Они и сегодня на переднем крае борьбы с различными инфекциями. Они и сегодня первыми подвергаются опасности, рискуя своей жизнью, спасают других. Чуму в наших краях победили, хотя эпизоотии – очаги заражения в природе – остаются. Но случаев заболевания среди людей не зафиксировано. И это главный результат работы противочумной станции.

Но природа изобретает все новые угрозы для человечества. Может, она мстит за то, что мы с ней делаем? Но когда-нибудь люди сорвут корону и у этого коварного коронавируса, который ввел в трепет все человечество, еще раз напомнив, что планета у нас одна и все мы в одной лодке.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top