На что надеется «Надежда»?

11 июля 2019
0
252

Опытные сотрудники, качественные ткани, сжатые сроки работы – за 51 год на швейно-трикотажной фабрике «Надежда» научились шить так, что заказчику не к чему бывает придраться.
Однако сейчас предприятие простаивает – нет заказов.

Отсутствие заказов на спецодежду коммерческий директор ТОО «Швейно-трикотажная фабрика «Надежда» Амантай Туремуратов объясняет тем, то сейчас не сезон – летнюю униформу многие фирмы уже приобрели, а шить зимнюю на заказ не торопятся.

Заказы даются трудно

«Сейчас у нас попеременно работают несколько цехов – полностью распустить коллектив в неоплачиваемый отпуск мы не можем – через месяц люди просто найдут себе другое место, – рассказывает Амантай Туремуратов. – Но и держать всех нельзя – прибыли на зарплаты нет».

Мой собеседник делится, что заказы по всему западному региону ему приходится искать самому – ездить на предприятия, демонстрировать свои образцы водо-, маслонепроницаемых тканей, показывать комплекты спецодежды для любого производства.

Коллектив «Надежды» насчитывает 87 человек – здесь швеи с опытом работы 18-35 лет. Многие из них на фабрике практически всю жизнь, часть – швеи, закройщицы – перешли сюда с фабрики имени Клары Цеткин (в постсоветское время фабрика работала под названием «Диана» – прим. ред.), когда последняя закрылась из-за отсутствия заказов и рентабельности. Ассортимент «Надежды» включает более 100 наименований – приданое для новорожденных, постельное белье, подушки, одеяла, корпе, все виды форменной и специализированной одежды для работников разных отраслей. На заказ могут сшить все, что угодно. Но…


В 2018 году швейно-трикотажная фабрика «Надежда» стала победителем регионального конкурса-выставки в номинации «Лучшие товары для населения».


«Местные нефтяники так и не повернулись к нам лицом, поэтому за заказами на спецодежду мы ездим за 800 километров, на Тенгиз, – говорит Амантай Туремуратов. – Но и там приходится сталкиваться с рядом сложностей. Во-первых, иностранные фирмы при заказе дают 30% предоплаты и лишь спустя месяц после пошива спецодежды оплачивают остальную сумму. Но чтобы пошить эту форму, нам нужно практически все – от нитки до материала закупить в России. Вложить свои деньги, чтобы начать работу, и это проблема для нас – оборотных средств у предприятия не хватает. Я много разговаривал с руководством компаний по этому поводу, просил увеличить предоплату до 50%, но получал категорический отказ».

Еще одна проблема – сжатые сроки поставки. Зачастую зимнюю униформу многие компании заказывают всего за две недели до начала зимы и просят сразу большое количество – до 3 тысяч комплектов. В то время как мощность фабрики – 500 комплектов зимней спецодежды в неделю.

«Мы ездим в летний период по компаниям, убеждаем их делать заказы сейчас, чтобы к зиме она была у них на складах, но на это они не идут – утверждают, что коллектив может смениться, и у новых сотрудников будут другие размеры», – объясняет Амантай Туремуратов.

Сейчас постоянными клиентами фабрики на атырауских нефтегазовых месторождениях являются компании «Isker», «CCЕР», «Аrctic».

В Уральске спецодежду для своего производства здесь стабильно заказывают АО «Нуржанар», АО «Белес», сеть автозаправок «Нефтэк», АЗС «Аксайская нефтебаза», ТОО «Конденсат-АЗС».

Нужна поддержка

«Как местные производители мы не видим никакой поддержки от государства, – констатирует Туремуратов. – Последние несколько лет вообще перестали участвовать в тендерах на госзакупки – условия для фабрики непосильные. При заказе госорганы оплачивают наш труд спустя 60 дней после того, как мы поставим готовые изделия. Получается, что, выполнив госзаказ, три месяца мы ждем, когда заплатят – и при этом никого не волнует, на что будем закупать ткани, платить зарплату. Получать такие заказы себе дороже».

В прошлом году Амантай Туремуратов съезил в Ташкент и Бишкек – хотел посмотреть, как развивается местная легкая промышленность. И был впечатлен. Первое, на что он обратил внимание – вся легкая промышленность в Узбекистане и Кыргызстане поддерживается государством.

«Бишкек – небольшой город, но какие там швейные фабрики: оборудование новое, в цехах в основном молодежь, заказов – вал, не успевают, – рассказывает он. – Швейники в стране освобождены от уплаты НДС, кредиты на покупку тканей и оборудования им выдаются под 3-4%, таможенные пошлины за ввоз тканей из Индии, Китая они не платят. Узбекистан свои ткани производит. На оборудование кредиты тоже дешевые. Население – 45 миллионов человек узбеки уже в свою одежду одели, вышли на экспорт – шьют на заказ для Франции, Италии, Америки. В легкой промышленности они от нас вперед лет на 10, если не больше, уже ушли».

Самое свежее оборудование на фабрике «Надежда» – японские швейные машинки Juki – им уже по 20 с небольшим лет. Прочее оборудование – еще старше. Самый свежий станок – по производству стеганных одеял – фабрика приобрела в кредит под 12% годовых, в начале 2019 года за 20 млн. тенге, заложив имущество предприятия.

«Иностранцы, когда дают заказ на поставку спецодежды, просят нас показать свои цеха, но все наше оборудование – старое, демонстрировать нечего, кроме профессионализма своих сотрудников, – сетует Амантай Туремуратов. – Сейчас мы все-таки приняли решение взять льготный кредит через фонд «Даму» под 7% годовых в размере 100 млн. тенге и закупить 30 швейных машинок, раскройное оборудование и выбраковочную машину для проверки качества тканей. Нам тяжело, никаких льгот и преференций легковикам в стране нет – но мы частники, и чтобы быть на плаву, нам нужно развиваться».

Сейчас предприятие стоит перед выбором – предстоит получить индустриальный сертификат, если решат когда-нибудь стать участниками госзакупок. Однако Туремуратов объясняет, что это грозит вылиться в затраты – нужно пригласить эксперта из отраслевой Ассоциации легкой промышленности из Алматы, чтобы он дал свое заключение о работе фабрики. Перелет специалиста, его пребывание и проживание в Уральске должно оплатить само предприятие. Руководство «Надежды» уже направило письмо в Ассоциацию с просьбой рассмотреть в качестве эксперта для их производства технолога фабрики Людмилу Филкину, которая проработала здесь 35 лет. Однако положительного ответа на свой запрос пока не получили.

За работу не стыдно

Коммерческий директор «Надежды» рассказывает, что конкурировать с российскими и китайскими производителями им трудно – по цене продукция выходит дороже, чем привозная.

«Наши верблюжья одеяла на 100% из натуральной верблюжьей шерсти, легкие, теплые, – отмечает Амантай Туремуратов. – Кто покупал их, советуют своим родным. Наши российские поставщики ткани шутят, что в их «верблюжках» настоящей шерсти – всего 10%. Корпе, постельное белье мы шьем только из натуральных тканей, которые дышат. Но люди сейчас приобретают синтетику – по цене она дешевая».


«Мы можем выполнять любые заказы нефтяников – наши комбинезоны из огнезащитных, водо- и маслонепроницаемых тканей уже прошли проверку на месторождениях Карабатан и Тенгиз. Если китайская спецодежда не выдерживает и одной зимы, то в наших комбинезонах и куртках сотрудники нефтегазовых компаний ходят стабильно по два года», – говорит Амантай Туремуратов.


При этом директор подчеркивает, что фабрика «Надежда» с 1990-х годов участвует в международных выставках предприятий легкой промышленности – не только в Казахстане, но и в России – Москве, Астрахани, Самаре, Оренбурге. Едут себя показать – если организаторы выставки предоставляют бесплатный павильон для демонстрации своей продукции. И всегда посетители раскупают товары, сшитые в «Надежде» – их устраивают качество тканей и исполнение.

«На предприятии еще одна серьезная проблема – нехватка молодых кадров, – говорит Амантай Туремуратов. – У многих швей, что приходят к нам на практику, нет элементарных навыков – они не могут сшить даже варежки-голицы. Из 20 практикантов на фабрике остается один, остальные уходят кто куда – официантами, экспедиторами. Работать руками молодежь не хочет».

При этом коммерческий директор не теряет оптимизма – предприятие действует.

«Те, кто приобрел у нас продукцию хоть раз, обращаются к нам снова, потому что качество – на высшем уровне. И нам не стыдно за свою работу», – заключает Амантай Туремуратов.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top