Мы все – на уровнях

11 августа 2022
0
935

У лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том,
И днем, и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом.
Идет направо – песнь
                                       заводит,
Налево – сказку говорит,
Там чудеса, там леший
                                      бродит,
Русалка на ветвях сидит…
А. Пушкин, 1820 г.

Уж дуба нет, и кот дал дуба,
И ценности ушли в песок.
Руслана любимая подруга
У дядьки Черномора уж…
                                      живет,
А 33 богатыря… сменили пол,
Русалка в панике – облом,
                                      облом.
А – сказки? Да, их очень
                                      много,
Где ложь, где правда не
                                     поймешь,
Куда кривая вывезет дорога?
Ничем и никого уж не
                                    проймешь…

Импровизация, 2022 г.

Ненароком вспомнила я поэму великого поэта, когда увидела кота, нарезающего круги вокруг металлической стойки, на которой висели массивная цепь и… большой амбарный замок (впрочем, и сейчас висят). Это была еще та картина, вызвавшая невольный смех и мысленный возглас: «Жив Пушкин! Жив!» И не смогла удержаться, чтобы не снять на камеру потомка известного кота.

Правда, седьмую воду на киселе, но, тем не менее, сородича. Да и участь у него незавидная – всматриваться просительным взглядом в прохожих и молчаливо выпрашивать кусочек-другой на пропитание. Да оно и понятно: тот Кот был ученым, а этот – беспризорный, дворовый. Свободолюбивый, видимо, без обязательств.

Свобода, она по-разному проявляется. Вот сейчас у нас тоже свобода, что хочешь, то и делай: работай – не работай, тяни лямку или обогащайся за счет других… Сажай бахчи и выращивай овощи или наращивай до соблазнительных размеров губы, грудь, попу… Ну это, у кого есть деньги, а у кого нет – сверкай голым задом. Словом, зарабатывай на жизнь как можешь.

У меньших братьев то же самое. Одному «мусику-пусику» стригут коготки, надевают бантик с чепчиком и везут на выставку, а другой «выставляется» сам: крючковатыми когтями и мяуканьем на чем свет стоит, отвоевывая у собрата место под солнцем. А еще стережет… мусорку. Но, судя по его равнодушию и унылому взгляду, поживиться из нее нечем.

Точнее, это не мусорка, а урна. И, похоже, я немного отклонилась от темы. Хотя нет, все это одна – социальная и ее разновидности.

Урна стоит не возле какого-то маленького «заблудшего» в окраинах города продмага, а рядом с супермаркетом, входящим в крупную сеть торговых центров. Можно сказать, красуется, поскольку даже представить себе трудно – на цепи. Не золотой, конечно, как в поэме, но крепкой, железной. Замок являет собой последний, завершающий штрих крепления. Пусть неэстетично, зато простенько и надежно. И я бы даже сказала, оригинально. Не как у всех.

И кот – при деле: своим присутствием побуждает покупателей порыться в закоулках памяти и вспомнить сказки Александра Сергеевича. А то при отоваривании и набивании сумок снедью, они совершенно забыли о прекрасном. Благое дело. Выходит, кот тоже занимается своего рода просвещением, как и его достойный предок.

Но как бы то ни было, своеобразное ноу-хау магазина – это камушек в… наш огород. Желание прихватить чужое, «ничейное», то бишь общественное или частное, еще живет.

И железные цепи или другие средства, предназначенные для сохранения собственности, либо их отсутствие – это есть своеобразный уровень доверия людям. У которых в свою очередь тоже имеются свои уровни: порядочности, честности, культуры, нравственности, милосердия… Ну и творчества наконец, когда одни творят, а другие вытворяют. От этих уровней и зависит качество нашей жизни, которое нередко оставляет желать лучшего.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top