Музыка побеждает

2 декабря 2021
0
1102

Музыканты заняли свои места, дирижер поднял руки, публика затихла. Еле заметный ауфтакт, и в зал полилась музыка. Руководит игрой оркестра Никита Говоров. Своей энергией он заражает всех – коллег-музыкантов, зрителей. Его творчество невероятно объемно и многогранно, в послужном списке – сотрудничество с целым рядом симфонических оркестров, участие в дирижерских конкурсах и необычных арт-проектах.

– Никита, традиционный для музыканта вопрос – как в Вашей жизни появилась музыка?

– В детстве на день рождения мне подарили маленькую гармошку. Никто тогда не догадывался, как этот подарок повлияет на мою жизнь. Отец подобрал несколько мелодий на слух и разучил со мной. С этой «концертной программой» я впервые и выступил перед публикой – на родительском собрании в первом классе. С этого, можно сказать, и началось моя концертная деятельность. Но в музыкальную школу приняли не сразу, предложили родителям подождать, когда подрасту. Держать на коленях массивный аккордеон мне было еще тяжело. Пришлось ждать целый год, чтобы все-таки приняли.

– Когда пришла первая мысль стать дирижером?

– В колледже был цикл дополнительных предметов, в том числе и общее дирижирование. Но тогда я об этом всерьез не думал. После окончания колледжа поступил в Казахский национальный университет искусств (г. Астана). По общему дирижированию мне посчастливилось попасть в класс к профессору Нусуппаеву Анвару Избасаровичу. Он увидел мой интерес к дирижированию, а главное – способности, и в конце первого курса предложил заняться этим серьезно. Обдумав предложение, я забрал документы с кафедры народных инструментов и поступил на кафедру оперно-симфонического дирижирования. Окончив вуз, решил учиться дальше, поступил в Российскую академию музыки им. Гнесиных (г. Москва) в магистратуру, а после ее окончания в ассистентуру-стажировку, попал в класс заведующего кафедрой, профессора, заслуженного артиста РФ Зивы Владимира Петровича. Также участвовал в мастер-классах, а затем стажировался у народного артиста СССР, главного дирижера Академического симфонического оркестра Московской филармонии, профессора Симонова Юрия Ивановича. После окончания учебы, уже сам преподавал в Московском государственном институте культуры. И параллельно, в качестве фрилансера, работал с разными оркестрами, набирался опыта. Приезжал и в Уральск, выступал с концертными программами.

– Кто пригласил в Уральск и при каких обстоятельствах?

– В первый раз я приехал в 2017 году, по приглашению тогда еще директора Молодежного творческого центра Калиева Марата Кенесовича. Сейчас он возглавляет новый Арт-центр «Атамекен», который открыт в октябре. С первого же моего приезда мне понравились и Уральск, и сам коллектив, я стал сотрудничать с эстрадно-симфоническим оркестром в качестве приглашенного дирижера. А в феврале прошлого года приглашен на должность уже главного дирижера с постоянным проживанием.

– С какими оркестрами Вы работали?

– Помимо эстрадно-симфонического оркестра акима ЗКО, дирижировал филармоническим симфоническим оркестром Нур-Султана, Карагандинским симфоническим оркестром, Кокчетавским камерным оркестром. Даже довелось выступить с Академическим фольклорно-этнографическим оркестром «Отрар Сазы» им. Н. Тлендиева (г. Алматы). В России у меня был опыт работы со студенческими оркестрами Российской академии музыки им. Гнесиных – симфоническим и камерным, дирижировал оркестром оперной студии им. Сперанского, Калужским молодежным симфоническим оркестром. В Молдавии – Кишиневский филармонический оркестр.

– В чем сложность работы в разных коллективах?

– Каждый оркестр – это живой организм. У него свой характер, атмосфера, состав. В оркестре может быть от 20 и до 120 музыкантов, все зависит от произведения и возможностей. К слову, мне повезло слушать уникальное выступление оркестра из 400 музыкантов. Это была восьмая симфония Малера. Поистине эпохальное сочинение в мире классической музыки. Его крайне редко исполняют, так как задействовано очень много людей. Если вернуться к теме вопроса, то симфонические коллективы делятся на филармонические и оперные. Оперный оркестр участвует в оперных спектаклях, и находится в оркестровой яме, у него свои законы, своя специфика. Оркестр аккомпанирует артистам, он часто вынужден подстраиваться под солистов. С таким оркестром легче ускорять, замедлять темп, в какой-то момент останавливать движение. Он более отзывчив к жесту дирижера. А в работе филармонического оркестра это делать уже сложнее, но зачастую компенсируются более высоким уровнем музыкантов, что позволяет исполнять более сложные произведения и на более качественном уровне. Репетиционный процесс выстраивается также по-разному. От дирижера требуется большего мастерства, знания музыки, и правильного распределения репетиционного времени.

– Каким характером должен обладать дирижер?

– Хотим мы этого или нет, но любой дирижер хотя бы чуть-чуть должен быть тираном. Так уж повелось. Профессия эволюционирует, многое меняется, но в любом случае дирижер является центральной фигурой, его воля во всем, он организует весь процесс. И поэтому, помимо музыкальных идей, которые он предлагает оркестру, дирижер должен обладать твердым характером, чтобы воплотить эти идеи в жизнь. Дирижер – вожак.

– Во время пандемии оркестр работал в онлайн-формате…

– Заблуждение, что дай людям деньги, и они будут сидеть и ничего не делать. Все далеко не так. И пандемия это доказала. Через месяц на домашнем карантине мои музыканты стали роптать и жаловаться – когда начнем работать полноценно, хотим репетировать! Скажу сразу, отрепетировать полуторачасовую концертную программу большим коллективом в дистанционном формате практически невозможно. Мы стали записывать лишь некоторые, самые яркие, на наш взгляд, номера. Каждый музыкант репетировал дома. Мы выходили с ними в скайп на связь. Я оценивал качество игры, давал рекомендации, что-то поправлял в исполнении. Потом отдельно каждый музыкант записывал себя на видео, и мы все это «сводили» в общую звуковую партитуру. Это не наша «придумка», так в этот период работал весь музыкальный мир. Сделать это сложно, очень много нюансов. Должны совпадать темпы, штрихи в струнной группе, другие тонкости, чтобы в целом это потом прозвучало качественно. Ну а когда ограничительные меры были ослаблены, мы уже смогли репетировать «по старинке», но не более 30 человек одновременно.

– Расскажите об общем проекте с артистами театра.

– Таких проектов два, первый – музыкально-литературный перформанс «Скажи мне, что ты меня любишь…» по мотивам писем Эриха Марии Ремарка к Марлен Дитрих. В нем мы решили объединить не только музыку, но и театральное слово, световые эффекты. Письма читал артист Руслан Джумахметов. На мой взгляд, отлично справился. И второй проект – «Метель» по повести А.С. Пушкина с музыкальными иллюстрациями Г.В. Свиридова, здесь уже два чтеца – Руслан Джумахметов и Виктория Сторожевских. Такие проекты – это новое слово в культурной жизни Уральска, надеемся в будущем повторить их уже в наших концертных залах.

– Может ли онлайн-концерт передать то же восприятие музыки, те же эмоции, что и реальный?

– Если онлайн-концерт сделан хорошо, то он фактически не отличается от других трансляций, до пандемии. Мы же смотрим записи концертов и по телевизору, и в интернете. Конечно, живое исполнение – это особая атмосфера и совершенно другие эмоции у исполнителей и зрителей, и такой концерт ничем не заменить. Онлайн-концерты предполагают прямую трансляцию и запись. Мы воспользовались вторым вариантом – записали с нескольких камер и монтировали видео. Но пандемия отступает, концертные залы возвращаются к работе, и мы с нетерпение ждем встреч с нашими зрителями.

Фото из личного архива Никикты Говорова
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top