Михайлов день

21 ноября 2019
0
248

Архангела Михаила уральские казаки издавна почитали как небесного покровителя своего войска и города. В честь Святого Архистратига построен первый в Уральске храм. До революции Михайлов день отмечался как главный войсковой праздник с оркестрами, парадом полков со старыми георгиевскими знаменами и торжественными молитвами.

Как свидетельствует летописец Уральского казачьего войска Ахилл Карпов, старейший в Казахстане православный храм Михаила Архангела «нужно, несомненно, считать первой церковью, появившейся у вольного яицкого казачества».

Старый Собор

Храм Архангела Михаила в Уральске называют «старым» не только потому, что он построен очень давно, но и потому, что изначально был он старообрядческим, так как в те времена уральские казаки придерживались «древлего благочестия». Возвели его, по свидетельству историка Белого, в 1705 году. «На протяжении XVIII века собор оставался старообрядческим, и службы в нем проходили по традиционным обрядам и «старопечатным» книгам», – пишет Н.И. Фокин. В 1708 году казачий Круг отправил в Петербург «легкую станицу» – просить императора помочь с колоколами. Петр Первый старообрядцев не любил, но обижать казаков не хотел – воинский долг они выполняли честно. И посланцы вернулись в Уральск с двумя колоколами и иконой Архангела Михаила.

Но первое здание собора простояло недолго: большой пожар 1722 года до основания уничтожил его, расплавились даже колокола. Построили новую церковь, послали просителей в Петербург просить новые колокола. Екатерина I распорядилась «отпустить из Московской артиллерии войску Яицкому … для набатов и прочих надобностей» два больших колокола.

Колокола водным путем доставили в город, с большим трудом подняли на колокольню, и они исправно несли свою духовную и житейскую службу: созывали народ на молитвы, радовали звоном в праздники, предупреждали об опасности. Но казаки понимали, что деревянное здание в постоянной опасности: пожары в городке были не редкость. И войсковой Круг согласился с предложением атамана Бородина возвести на месте деревянного каменный храм.

Каменных домов в Яицком городке не строили, слишком дорого возить кирпич издалека. Для возведения нужно было построить завод по его производству. Но сначала – в 1736 году – казаки обратились к казанскому епископу за разрешением о его строительстве. Казанский епископ не возражал, ведь казаки, как и раньше, собирались строить его на собственные деньги.

Но только через пять лет – в Михайлов день 1741 года – были заложены в фундамент собора первые бутовые камни.

Удивительно, как смогли казаки, не знакомые со строительным делом, возвести эти величественные своды внутри собора, которые и доныне держат купола? Фокин пишет, что учил их этому «случайно забредший на Яик безымянный мастер», а до многого приходилось «доходить своим умом». Собор получился, как на детском рисунке – с неровно поставленными маленькими окнами. Фокин пишет, ссылаясь на церковную летопись, что окна «иные больше, иные меньше, иное поставлено прямо, иное косо». «Но в этом бессознательном нарушении законов гармонии заключалась некая бессознательная полудетская прелесть и особая выразительность, свидетельствовавшие о любви казаков к своему детищу. Они собственными руками возводили свой храм – как умели, как могли, выражая не столько свое мастерство, сколько искреннюю любовь к Спасителю и непоколебимую веру в силы покровителя – Архистратига Михаила», – делает вывод Николай Фокин, добавляя, что после того как эти «погрешности» были исправлены, здание приобрело современный вид, утратив при этом «свою необычную, несколько наивную красоту».

В 1774 году собор превращен в крепость, и здесь держал осаду пугачевцами солдатский гарнизон. Здесь укрывались не только служивые, но и часть «согласных» казаков, а священник Василий Червяков постоянно вел службы, поддерживая раненых и обессиленных от голода людей. От осады собор пострадал не сильно, но колокольня была разрушена подземным взрывом.

Судьба как будто постоянно испытывала собор. Поставили его казаки на высоком берегу, но Урал постоянно менял свое русло, передвигая песчаные отмели и обрушивая яры. В конце XVIII века своенравная река опасно близко подошла к собору. В 1779 году возникла реальная опасность обрушения, и атаман Донсков обратился к Оренбургскому губернатору за помощью. Решили укрепить берег бревнами, вертикально вбитыми в дно реки перед собором. Для этого губернатор разрешил вырубить в 90 верстах от Оренбурга 300 деревьев. Но эта защита оказалась ненадежной – Урал играючи разрушал преграду, остатки деревьев догнивали в воде. Никита Савичев писал, что через несколько десятилетий в реке «не осталось ни одного бревна».

В 1814 году собор вообще чуть не снесли из-за опасения, что его смоет: меньше 15 метров отделяли символ казачьей вольницы от реки. Уже были получены все разрешения, атаман Давыд Бородин требовал поскорее «сломать» Старый Собор, иначе он пострадает от «могущего быть большого водолития». И уже начали разбирать крышу, но в дело вмешались не иначе, как высшие силы. Во всяком случае, так гласит народное предание. У работников «случилось головокружение, они упали вниз, разбились в прах, не успев отломать и кусочка от старых стен».

И тут проявили себя старообрядцы, что было неожиданным, ведь многие из них уже давно перестали посещать храм, ставший единоверческим. Но Старый Собор – их символ, он построен в честь Высокого покровителя Войска и разрушить его было равнозначно святотатству. «Горынычи» собрались на площади перед собором и требовали оставить храм в покое. Опасаясь возмущений, атаман и казанская епархия от своих замыслов отступили. А вскоре и Урал отступил от собора. И так было не раз: Урал подступал, а потом отступал. Однажды казаки даже пытались выпрямить его русло – на Бухарской стороне прорыли канал, а под яр сбросили сотни телег земли, окончательно уничтожив остатки старого крепостного вала. Но все усилия пропадали даром: Урал занес канал песком и илом, а землю просто смыл. Он сам по какой-то своей прихоти или высшей воле отступал в самый последний момент.

Н.И. Фокин отмечает и еще одну «странность»: большой пожар 1821 года, полностью уничтоживший Курени, разрушивший Петропавловскую и Казанскую церкви, не тронул собор Михаила Архангела, «… как будто невидимый высокий Покровитель охраняет здание».

В 1836 году перед приездом будущего императора Александра Второго вместо старых куполов на соборе поставили традиционные «маковки», а кирпичный пол заменили металлическими плитами, которые, кстати, служат до сих пор. Наследник посетил собор в 1837 году, беседовал со священником Василием Червяковым, свидетелем Пугачевского бунта, с которым за четыре года до этого встречался Пушкин. Позже, когда возводили новую колокольню взамен той, которая была разрушена во время осады пугачевцами, обнаружили остатки вырытого ими подземного хода.

Орден «Крест Михаила Архангела», награда войскового атамана генерала В.С. ТолстоваВ последующие 60-70 лет особо значительных событий в соборе не происходило. В 1891 году, когда уральское казачество отмечало трехсотлетний юбилей Войска, древнейший храм снова стал в центре внимания. Перед ним построили арку, поставили щиты, на которых перечислены войны, в которых отличились уральские казаки, георгиевские кавалеры прошли со знаменами и регалиями, а духовенство и народ – с хоругвями и иконами. Торжественную литургию посетил будущий император Николай Второй.

Со Старым Собором связано множество легенд и преданий. Одна из них – войсковая столица будет стоять до тех пор, пока стоит на берегу Урала древний собор, и Урал никогда его не разрушит, а если такое случится, то собор будет держаться «на воздусях». Еще одна легенда – собор «не принимает новой штукатурки – сбрасывает ее, как шелуху». «Факт, объясняемый, быть может, особыми свойствами войсковой штукатурки», – с иронией писал Владимир Короленко, посетивший Уральск в самом начале XX века. Вторая связана с загадочной могилой в виде аналоя внутри храма. Сначала предполагали, что там похоронен священник, отказавшийся венчать Пугачева с Устиньей Кузнецовой и за это убитого самозванцем. Но доподлинно известно, что восставшие никого из священников не убивали. Потом были слухи, что в могиле хранятся важные документы.

«В войске издавна существует легенда о какой-то грамоте царя Михаила Федоровича, в силу которой казакам отдавалась река Яик от вершин и до моря, со всеми притоками. Эта заманчивая грамота, сгоревшая будто бы в большой пожар еще в начале XVII столетия, служила предметом настойчивых розысков, и уже во времена Петра Великого зимовые яицкие станицы потратили немало денег, роясь в столичных архивах. Но никаких следов грамоты не нашлось, значит, она не могла и попасть в гробницу. В войске, однако, существует упорное убеждение, что какие-то реликвии казачьего строя и, может быть, какие-то его «права» дремлют в гробнице, в недрах старого собора, не принимающего новой штукатурки», – писал Короленко.

В 1908 году могилу вскрыли, обнаружили полуистлевший гроб с человеческими останками и одеянием священника. Ответа на вопрос, почему его похоронили внутри храма, не было и уже, наверное, не будет.

В советские годы в соборе устроили музей атеизма. Но в 1943 году Сталин издал указ о возвращении церквам их предназначения, чтобы там молились о Победе и поднимали дух людям. Но в 1961 году в соборе снова устроили музей, потом какое-то время он пустовал. В конце 80-х годов верующие стали требовать возвращения храма, и в 1989 году здание собора вернули Русской Православной Церкви.

Орден Архангела

Во время Гражданской войны, в 1918 году уральские казаки учредили награду. Именем своего Небесного покровителя – «Крест Святого Архангела (Архистратига) Михаила» для награждения казаков, отличившихся в боях с красноармейцами.

В музее «Старый Уральскъ» хранятся два таких креста. Один, из бронзы, принадлежал есаулу Павлу Фадееву, обнаружен при разрушении старого дома. Второй – алюминиевый – прислан с Дальнего Востока.

В центре ордена изображение Архангела Михаила верхом на коне, поражающего копьем дракона. На кресте надписи: «За ВЪРУ», «РОДИНУ» и «ЯИКЪ», а на нижней перекладине – «И СВОБОДУ». Оборотная сторона ордена гладкая, на ней выбивался порядковый номер. Крест носился на малиновой ленте – цвет, который был у уральских казаков на погонах, околышах фуражек, лампасах. Точное количество награждённых неизвестно.

Первым кавалером Креста Архангела Михаила стал тридцатитрёхлетний есаул Пётр Хорошхин. Во время первого наступления красных войск на Уральск он командовал пограничной Каменской дружиной и отличился в нескольких боях с противником. Последний известный приказ о награждении Крестом датируется 28 февраля 1920 года. Этот приказ издан в форте Александровский на Мангышлаке, куда бежал атаман Толстов с казаками. В том же приказе говорилось о награждении этим орденом трех членов английской военной миссии при Уральском войске в годы Гражданской войны. Это – единственный случай награждения иностранцев данным орденом. Сами ордена вручили англичанам только в 1921 году в Константинополе.

А в наше время Михайлов день в Уральске отмечается фестивалями казачьей народной песни. В этом году – два концерта. Один организован атаманом Вадимом Самохваловым, второй – руководителем ансамбля казачьей песни Натальей Комаровой. Концерты всегда проходят при полных залах.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top