Между прошлым и будущим

10 ноября 2016
0
1256

(Продолжение. Начало в № 38, 40-44)

Удельное имение царской семьи Абрау-Дюрсо было основано в 1870 году князем Голицыным. Сначала имение предполагалось использовать как конезавод. Однако спустя два года агроном-энтузиаст Ф.И. Гейдук написал царю, что «…Северо-восточное побережье Чёрного моря представляет собой одну из лучших местностей в мире для разведения виноградников…» В ответ на это предложение Александр II прислал в Черноморье особую комиссию с целью «осмотра бассейна озера Абрау и речки Дюрсо».

«Аслан Дели» горных селений

И 25 ноября 1870 года император Александр Второй подписал Указ организовать у озера Абрау и речки Дюрсо поселение для насаждения «культуры сельского хозяйства».

И занялся этим князь Лев Сергеевич Голицын. Именно этому человеку мы обязаны, в том числе, и Советским шампанским.

Двадцать лет назад мы были в Крымском горном поселке Новый Свет – первой родине российского шампанского также основанной князем Голицыным. Расположен он высоко в горах, у самого моря, и, видимо, назван был так по аналогии с Америкой, которую после ее освоения называли Новым светом. Крымский Новый Свет и Краснодарский Абрау-Дюрсо даже визуально очень похожи – уютная бухта между двух скал, лазурное море. В Новом Свете больше подводных пещер и гротов. Там даже есть грот, в котором любил петь Шаляпин.

В Новом Свете мы были уже после того, как по виноградникам прошелся каток Горбачёвской антиалкогольной кампании, но здесь их полностью все-таки не вырубили и шампанское выпускали. Но зарплату, как и по всей стране не платили, с работниками завода расплачивались шампанским, а те продавали его отдыхающим.

Помню, жили мы при санатории, возле которого штабелями были сложены бутылки из-под шампанского. В поселке все было связано с именем князя Голицына: дорогу строил он, тропы в горах пробивал он, завод, подвалы, именитые гости… Рассказывали, каким удивительным человеком был Лев Сергеевич Голицын, поставивший целью своей жизни «затмить русским шампанским французское».

И вот, двадцать лет спустя, мы – в Абрау-Дюрсо, которое также, как и Новый Свет, является брэндом шампанских вин и тоже связано с Голицыным, имя которого в советские годы помнили разве что в этих двух горных поселках.

А на рубеже XIX-XX веков Льва Голицына знала вся Россия, с удовольствием пившая его прекрасные вина. Лев Голицын родился в 1845 году, образование получил в Сорбонне, закончив её со степенью бакалавра. Три года прослужил чиновником в Министерстве иностранных дел. Затем учеба на юрфаке МГУ, степень кандидата права, стажировки в европейских университетах, подготовка к профессорскому званию. И вдруг он бросает все и уезжает в глухие горные селения. Были личные мотивы: Голицын «увел» жену одного царского чиновника, которой принадлежала земля в Новом Свете. Но была и другая причина – патриотическая: он решил «затмить русским шампанским французское» и сделать его доступным простым людям.

Известный журналист Гиляровский не раз писал об этом удивительном человеке, он был буквально влюблен в него. Вот как он описывает Голицына:

«Громадная, могучая фигура, с первого взгляда напоминающая Тургенева, только еще выше и с огромной седеющей львиной гривой – прямо-таки былинный богатырь…

Льва Голицына недолюбливали в Английском клубе за его резкие нецензурные по тому времени речи. Но Лев Голицын никого не боялся. Он ходил всегда, зимой и летом, в мужицком бобриковом широченном армяке, и его огромная фигура обращала внимание на улицах.

Извозчики звали его «диким барином». Татары в кавказском имении прозвали его «Аслан Дели» – сумасшедший Лев.

Он бросал деньги направо и налево, никому ни в чем не отказывая, особенно учащейся молодежи, держал на Тверской, на углу Чернышевского переулка, рядом с генерал-губернаторским домом, магазинчик виноградных вин из своих великолепных крымских виноградников «Hовый Свет» и продавал в розницу чистое, натуральное вино по двадцать пять копеек за бутылку:

– Я хочу, чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее вино! – заявил он».

Он никогда не продавал вина, производимое на его заводах, а безвозмездно раздавал его друзьям, ученикам училища виноделия и многочисленным экскурсантам и посетителям. Он говорил своим ученикам:

«Учитесь, воспринимайте, но не раболепствуйте перед иностранным! Сколько будет стоить человек, создавший вино – столько будет стоить и вино, им созданное».

Для того, чтобы простые люди пили хорошее вино, Голицын поехал во французскую провинцию Шампань, где несколько лет изучал опыт выращивания винограда и производства этого игристого напитка. Новый Свет и Абрау-Дюрсо – на одной параллели с французской провинцией Шампань, и там, и здесь практически одинаковые климатические условия и количество солнечных дней в году. И князь все свои деньги вложил в строительство горных серпантинов и винных заводов, в виноградники. Сам жил в сакле, ходил в татарском халате, терпел град насмешек от высокопоставленных бездельников, которыми кишело царское правительство, но в 1899 году выпустил 60 тысяч бутылок шампанского, которое получило гран-при на промышленной выставке в Париже.

Русское шампанское вообще не имело права участвовать в конкурсе, ведь брэнд самого названия был французским. Но Голицыну важно было мнение экспертов, кроме того, победа в конкурсе давала право использования самого названия. Поэтому на бутылки шампанского, произведенного в Новом Свете, были наклеены этикетки французских фирм. Каждую бутылку на конкурсе заворачивают в фольгу, и комиссия не знает, чье шампанское дегустирует. И вот, вся комиссия единогласно присуждает гран-при – серебряную вазу и большую Золотую медаль – одному напитку. Бутылку освобождают от фольги, она, как все и ожидают – французская. Зал бурно аплодирует. Но когда бутылку переворачивают, то на ее донышке обнаруживают выгравированную надпись: «Новый свет», завод князя Голицына».

Члены комиссии испытали шок – лучшим в мире по единогласному признанию лучших мировых экспертов оказалось русское шампанское, о чем всегда мечтал и над чем постоянно трудился князь Голицын! Вот с тех пор на бутылках с игристыми винами и появилась законная надпись – «шампанское», а позднее всем знакомая – Советское шампанское.

Американцы сделали то же самое без усилий, с присущей им ковбойской бесцеремонностью. Они просто-напросто центр провинции в Америке, в районе озера Кеуко, производящей игристые вина, назвали Шартром по имени французского города. Затем они выписали из Франции мадам Поммери, имеющую одинаковую фамилию с названием знаменитой французской фирмы, и назвали свое шампанское по образцу французов – «Вдова Поммери» (Во Франции «Вдова Клико»). Бутылки же оформили точно так же, как и французская фирма Поммери. Для производства шампанских вин они посадили на своих плантациях некоторые сорта винограда, культивирующиеся во Франции. На этом умственные усилия американских виноделов оказались полностью исчерпанными, и они погнали свое низкокачественное вино по всему свету.

«Откуда это шампанское?» – спросит некомпетентный коммерсант американского поставщика. «Из Шартра», – ответит ему хитрый делец. А кто не знает французского города Шартр? И мало кто знает, что это город не во французской Шампани, а в Америке и винограда для шампанского там не возделывают.

«Скажите просто – «Абрау!»

Названия «Новый свет» и Абрау-Дюрсо» часто встречаются в литературных произведениях.

Юрий Олеша в воспоминаниях о Маяковском пишет:

«Маяковский пил мало, главным образом вино того сорта, которое теперь называется «Советским шампанским», а в те годы называлось шампанским «Абрау-Дюрсо». Когда я однажды крикнул официанту: «Шампанского!» – Маяковский сказал: «Ну, ну, что это вы! Просто скажите «Абрау»!»

Иван Алексеевич Бунин вспоминал о «веселом ужине в ялтинском ресторане», где он познакомился с композитором Рахманиновым:

«Мы за ужином сидели рядом, пили шампанское «Абрау-Дюрсо», потом вышли на террасу, продолжая разговор о том падении прозы и поэзии, что совершалось в то время в русской литературе…»

У Булгакова практически в каждом произведении упоминается шампанское «Абрау-Дюрсо». Хотя бы этот эпизод в «Мастере и Маргарите»:

«Больных в тот вечер у профессора было немного, и с приближением сумерек ушел последний. Снимая халат, профессор глянул на то место, где буфетчик оставил червонцы, и увидел, что никаких червонцев там нет, а лежат три этикетки с бутылок «Абрау-Дюрсо».

И в Новом Свете, и в Абрау-Дюрсо экскурсоводы до сих пор рассказывают о князе Голицыне с восторгом, а построенные им заводы работают до сих пор. Когда уже в наше время голицынские заводы посетили французские виноделы, они были поражены, насколько точно, в каждой детали и мелочи там сохранена и работает технология производства шампанского, привезенная из Франции в 19 веке. И до сегодняшнего дня на заводе Абрау-Дюрсо придерживаются старинной технологии, отказавшись от автоматов, и каждый день вручную(!) поворачивают бутылки с шампанским на 10-15 градусов по отношению к горизонту. Каждый день работницы завода поворачивают не менее 20 тысяч бутылок. Работа эта считается тонкой, и доверяют ее только женщинам.

На завод и в подвалы проводят экскурсии с дегустацией разных сортов шампанского и вин, которые производят здесь. Говорят, что зимой 1943 года, когда немцы подошли к Абрау, вход в туннели завода взорвали, а двести бочек с вином укрыли в водах Абрау. После войны, хотели эти бочки достать. Водолазы спустились на дно, но достать бочки так и не смогли: их засосало глубоко. А завал в туннель разобрали: кладка была такая прочная, что нисколько не пострадала.

В Ялтинской Массандре нам тоже рассказывали о том, что вино из знаменитых подвалов во время войны вылили в море, и оно было красным у берега.

Стоимость экскурсии на завод в Абрау – 300 рублей, с дегустацией– 600. Предлагают пять или шесть видов шампанского в рюмках по 60 граммов, но этого достаточно: все выходят оттуда хорошо навеселе. Фирменный магазин, который называется «Грот» в натуральной скале и вырублен. Здесь можно купить шампанское по цене от двухсот-трехсот рублей за бутылку или марочное вино. Некоторые посетители загружали машины ящиками с бутылками.

Недавно в интервью с французским виноделом, который стал инвестором винного завода в Абрау (и в полном восторге от этого), российский журналист задал ему вопрос:

– Вот у нас любят повторять фразу из любимой комедии: «По утрам шампанское пьют только аристократы и дегенераты» (фраза Папанова в «Бриллиантовой руке»; – Н.С.). А как вы считаете: можно по утрам пить шампанское?

На что француз ответил:

– Шампанское можно пить в любое время суток.

А наш земляк, писатель Николай Григорьевич Чесноков рассказал, откуда пошла другая популярная у нас фраза: «По утрам шампанское не пьют даже лошади». Якобы произнес ее уральский купец, любивший почудить, по фамилии Обратнев. Дело было в Париже, и казаки в местном ресторане пили утром водку, над чем смеялись находившиеся здесь французские офицеры, мол, кто это по утрам пьет водку? Сами они пили шампанское. Тогда Обратнев позвал трактирщика и заказал дюжину шампанского, приказал бутылки открыть, вылить в ведро и отнести его лошади. Трактирщик, привыкший к причудам русского богача, подчинился и вскоре вернулся с полным ведром. «Что, не пьет?», – спросил купец. «Не пьет, месье», – ответил лакей. «Вот видите, у нас по утрам даже лошади не пьют шампанское», – сказал Обратнев.

То, что они и водку бы не стали пить, уже никого не волновало: шутка была дорогая и удалась.

Кстати, пьяных ни в Абрау, ни в Дюрсо мы ни разу не видели. Иногда пьяный шум раздавался со стороны кемпинга, где жили «дикари» и где стояли машины с номерами со всех регионов России и ближнего зарубежья. А возле одного отеля мы видели иномарку с номерами Западно-Казахстанской области.

(Окончание следует)

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top