Механика вандализма

25 октября 2018
0
674

17 июля 2018 года официальный СМИ-портал отрапортовал: «Сегодня в Уральске был снесен еще один аварийный дом по адресу: ул. Некрасова, 22, построенный в 1868 году. Планируется, что на его месте будет построен 55-ти квартирный пятиэтажный дом, который, по предварительным данным, будет сдан в эксплуатацию осенью следующего года. Во время сноса дома присутствовал и аким ЗКО Алтай Кульгинов, который объезжал строительные объекты».

Бывшая усадьба Рассохиных

И без того внушительный перечень утраченных объектов культурного наследия Уральска пополнился памятником середины XIX века усадебным комплексом купцов Рассохиных. Механика местного официального вандализма меня интересовала давно. Период идеологического помрачения 30-х годов, в результате которого была уничтожена большая часть церквей и мечетей города, вынесем за скобки. Гораздо интереснее последующие периоды «цивилизованной» жизни, когда ответственные чиновники, принимающие роковые решения по сносам, уже выглядели вполне человекообразно, имея в карманах не справку о начальном образовании, а полноценные университетские дипломы. Согласитесь, ведь интересно узнать, чем руководствовались власти, инициируя, к примеру, снос старого вокзала в 1970-х гг.? Ведь все осознавали, что здание это было уникальное и новому строительству не мешало. Или о чем думали, санкционируя уничтожение целого квартала полноценной исторической застройки на проспекте в 1980-х, очищая место под новый казахский драмтеатр? Не могли найти другого места в городе, плотность застройки которого и сейчас близка степному райцентру? Ну а в чем логика вырубки Фурмановского сада и Рыночного сквера и застройка их территорий коммерцией в не столь отдаленном прошлом? А чем объяснить строительство высотного студенческого общежития на остатках Столыпинского бульвара, впритык к старинной Ротонде, прямо в дни 150-летнего юбилея первого бульвара республики? Ну а как оценить недавнюю реконструкцию увеселительного катка на могилах жертв Гражданской войны? Или нынешнее устройство детского сквера на остатке того же кладбища у могилы Темира Масина, в год 100-летия начала Гражданской войны? Как все это сочеталось в прошлом и согласуется в настоящем с призывами воспитания патриотизма, привитию любви к малой родине, уважении к ее истории, необходимости развития краеведения и туризма и т.д. и т.п.?

Снос усадьбы Рассохиных показал: качественных изменений в отношении к историческому наследию пока не случилось. Впрочем, одно новшество мы увидели. На этот раз уничтожение объекта культурного наследия было произведено показательно, в личном присутствии первого лица области, под щелканье камер и бодрые репортажи официальных СМИ. Согласитесь, такого в Уральске еще не бывало. Разрушали много и прежде, но обычно тихо и без помпы. Стеснялись, что ли.

Каждый факт вандализма требует специальной оценки, прежде всего для извлечения уроков. Участь усадьбы Рассохиных – особый случай, позволяющий осветить целый ряд городских проблем, приведших к такому результату. И первая проблема, на наш взгляд, это последовательное игнорирование мнения общественных специалистов, людей, не за деньги и не по должности болеющих за город, знающих историю города лучше любых чиновников. О том, что усадьба Рассохиных имела архитектурную и историческую ценность, знали в городской администрации давно. Краеведы и пресса неоднократно призывали власти обратить внимание на критическое состояние памятника. В итоге внимание они обратили, но проблему решили сообразно собственной логике и компетенции.

Реконструкция усадьбы Рассохиных

Вторая проблема – это качество градостроительных документов. В начале текущего года, в своем февральском выступлении перед общественностью глава области презентовал ближайшие перспективы городского развития. В официальной презентации, озаглавленной «5 социальных инициатив Президента», были показаны достойные внимания материалы. В частности, мы наконец увидели Схему регулирования застройки города Уральска. Этот масштабный документ требует отдельной аналитической статьи, поэтому пока ограничимся темой нашей статьи, а именно охранными зонами в исторической части Уральска. В соответствии с этим градостроительным документом, территория бывшего Столыпинского бульвара (ныне ул. Некрасова), главным фасадом на который выходил особняк Рассохиных, входит в зону регулирования № 2. Ее название звучит так: «Зона регенерации исторической части проспекта Достык-Дружба (в пределах охранной зоны)». Говоря проще, это и есть охранная зона наиболее ценной части исторического Уральска. В пределах этой зоны разрушение исторических памятников не допускается. Термин «Регенерация исторической части» означает воссоздание, возобновление утраченных зданий, кварталов и иных исторических объектов в границах охранной зоны. Так, применительно к Столыпинскому бульвару, в его исторических границах возможен только снос выстроенных в поздние времена архитектурно малоценных сооружений. На расчищенном месте должна осуществляться регенерация исторического объекта, то есть воссоздание бульвара с исторической планировкой, знаменитым когда-то музыкальным вокзалом и парковыми павильонами XIX века. Логичен вопрос, если под охрану взята территория бульвара, почему же был снесен особняк Рассохиных, который и был выстроен когда-то на этом бульваре, на Бульварной улице? Выскажу скромную догадку: потому что он не вошел в охранную зону № 2. Поразительно, но по Схеме застройки это зона нового строительства № 9. То есть, разработчики схемы внесли в охранную зону бульвар, но сохранившуюся ценную историческую застройку вдоль этого бульвара не внесли. Охраняем улицу, но не исторические здания, которые формируют улицу. Такая вот логика. Отмечу, что подобный подход возможен, если, во-первых, в той же зоне № 9 были бы взяты под охрану отдельные архитектурно и исторически ценные здания, такие как дом Рассохиных. А во-вторых, высотность и стилистика новых зданий была бы нормативно согласована с исторической застройкой. Но ничего подобного не предусматривалось. В результате памятник на бульваре уничтожен, и вместо него появится пятиэтажный дом.

Снос усадьбы Акчуриных. 2016 г. Зона № 6 (ул. Курмангазы-Фурманова)

Если подробно изучать презентованную Схему застройки, то больше всего вопросов возникает именно к зонированию исторической части города. Так, совершенно непонятен принцип измельченно-лоскутного дробления относительно небольшой и градостроительно-цельной территории старого города. Для чего это сделано? По причине непонимания градостроительных особенностей старого Уральска или из-за желания бесконтрольного коммерческого освоения этой особо ценной территории? Исходя из какой логики в исторической части города вообще могли появиться участки зон нового строительства № 9? Ведь совершенно очевидно, что эти территории должны быть отнесены к зоне № 6 «Зона реконструкции старого города». Много вопросов и по загадочной зоне № 8 «Комплексной застройке городских магистралей», в которую вошли архитектурно ценные районы старого города. Какие сюрпризы она готовит нам, строительство небоскребов и мегамаркетов в Куренях и Татарской слободе? Да, именно это мы и видим на макете ревитализации города, разрабатываемой ныне городским отделом архитектуры. Но проблема есть не только с зонами нового строительства. С охранными зонами неясностей не меньше. Прежде всего возникает вопрос по их статусу. Зоны существовали и раньше, но с ними особо не считались. Охранная зона № 2 – самая обширная и включает в себя не только историческую часть проспекта Достык-Дружба и бывшего Столыпинского бульвара. В нее также вошли в исторических границах Туркестанская площадь и остатки Пушкинского сада. Казалось бы, здесь всем градозащитникам и краеведам можно успокоиться. Но не будем спешить. Мы знаем, что эти правила не спасли в свое время от уничтожения Фурмановский сад и Рыночный сквер. Не спасла охранная зона и старинный Каменный магазин, на руинах которого прямо сейчас строится очередной торгово-развлекательный центр. Печально известный высотный недострой за драмтеатром высится как раз в этой охранной зоне. Недавно разрушено историческое здание на бывшей ул. Фрунзе напротив сквера Молдагалиева под новые корпуса учебного центра, тоже охранной зоне. Только разрушения и никакой регенерации исторических объектов, как этого требует Зона № 2! Можно иронизировать, но в относительно небольшом Уральске, ценная часть исторического центра оказалась столь большой, что объять ее одной охранной зоной разработчикам почему-то не удалось. Помимо уже упомянутой нами основной охранной зоны № 2, на Схеме существует особая, Музейная зона № 1, организованная «в пределах охранной зоны собора Михаила Архангела» в Куренях. Это участок исторической застройки в несколько кварталов, окружающий храм. Как осуществляется там охрана, тоже известно. Помнится, виновных в строительстве внушительной свечной лавки, за красными линиями, прямо у памятника республиканского значения найти не удалось. Сам собор плотно обстроен хозпостройками и заборами. Да и застройка охраняемых кварталов все больше приобретает вид коттеджных массивов Зачаганска или северо-восточных районов города.

Снос памятника промышленной архитектуры XIX века на территории бывшего Ликеро-водочного завода. 2018 г. Зона № 8

Третья проблема, на наш взгляд, состоит в отсутствии полноценной градостроительной преемственности, извлечении уроков из ошибок прошлого. Оценивая результаты реализации градостроительной политики Уральска за последний век, можно отметить, что она была последовательна лишь в одном – в упорном нежелании (или неспособности?) оценивать и учитывать опыт предшественников. За малым исключением, начинания стартовали словно с белого листа, так, будто у города и не было никакой собственной градостроительной истории. Рассмотрим, к примеру, злободневную реновацию, под флагом которой был проведен снос усадьбы Рассохиных. Если в новых районах этот процесс не вызывает вопросов, то в исторической части города первый же опыт окончился классическим примером вандализма. Причем, учитывая, что никаких возражений со стороны общественности не последовало, можно не сомневаться: стартовавшая в старом городе реновация станет проводиться именно таким способом. Обветшавшие дореволюционные здания будут сносить, невзирая на их архитектурную и историческую ценность, спонтанно застраивая освободившиеся пятна. Напомним, что в 60-80-х годах в старом городе уже происходила реновация, причем несопоставимая по масштабам с нынешней. Тут и там, в самых неожиданных местах сносили исторические кварталы и возводили безликие многоэтажки. С рубежа 70-80 гг. этот процесс набрал особый размах. Власти рьяно взялись за «преображение» исторического центра. Вспомним, как безжалостно сносились целые кварталы ценной исторической застройки у центральной площади, в районах пединститута, 1-й школы, площади Пугачева. В южной части города, со строительством мемориала Победы и новой набережной начали формировать будущий «южный фасад» Уральска. Наглядные примеры этих диких архитектурных экспериментов – высотка институтского общежития и пластина бывшей гостиницы «Акжаик». Кстати, последняя уже заслонена новым многоэтажным уродливым сооружением, построенным прямо посреди гостиничного сквера. По советским генпланам старый город по своему южному периметру должен был отгородиться от рек и лесов высоким забором из таких уродцев.

Снос исторической застройки в охранной зоне № 2. 2017 г. (ул. Фрунзе)

После развала Союза этот процесс приостановился, но сегодня возобновился вновь. Разрабатываемый ныне властями проект ревитализации исторической части города полностью наследует показавшую и доказавшую свою ущербность градостроительную концепцию советской поры. Ее реализация, вкупе с отсутствием нормального градостроительного контроля, крайне низкого качества проектирования и строительства поставит окончательный крест на историческом Уральске.

Любопытно, что формально нынешняя официальная градостроительная политика уральских властей не отрицает необходимости сохранения архитектурно-исторического наследия. На бумаге остались какие-то охранные зоны, мероприятия по сохранению исторической застройки прописаны во всех последних генеральных планах. В недрах акиматов разрабатываются проекты ревитализации исторического центра «с учетом исторического наследия». Но реальность пока сильно отличается от теории. Каждый год Уральск необратимо утрачивает ценные исторические здания. Градостроительные документы и проекты, как мы убедились, сыры и некачественны, к тому же не работают. Остается непреодолимой хроническая проблема провинциального города – недостаток компетентности и профессионализма во всех эшелонах управления, не исключая архитектуру и градостроительство. По этой, в конечном счете основной, причине, вполне благие пожелания и намерения начальства, как в рассмотренном нами примере с домом Рассохиных, на деле оборачиваются непоправимыми ошибками.

Рустам Вафеев

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top