«Маленький принц» взрослеет

21 декабря 2017
0
1160

Менее года назад, минувшей весной, мне довелось побывать в детском саде «Маленький принц». Тогда он делал лишь первые шаги. Многие комнаты еще пустовали в ожидании ребятишек, трудовой коллектив не был еще до конца укомплектован. Но заведующая Марина Николаевна Эйрих строила планы на будущее, кажется, даже нисколько не сомневаясь в том, что все трудности, связанные со становлением, будут скоро преодолены и останутся в прошлом.

Когда кто-нибудь приходил сюда трудоустраиваться, то проводилось собеседование, его еще приглашали на чаепитие с будущими коллегами по работе и все время изучали, пытаясь понять, не ошибся ли человек дверью, а главное – любит ли он детей. Без этого тут и делать нечего. Бывало, что новичок во время испытательного срока, составляющего месяц, и сам убеждался, что «это не его» и сам увольнялся.

С такими в «Маленьком принце» расставались без особой жалости: зато оставались в коллективе самые преданные, способные, знающие свое дело…

Дошкольное учреждение меня особенно интересовало потому, что оно было частное. Его хозяев, как мне представлялось, совсем не смущало то обстоятельство, что детсад находился далеко от центра города – в северо-восточной части, на улице Абдолова.

На днях меня вновь пригласили в «Маленький принц»: мол, за короткое время, после того как я там побывал, произошло немало изменений, так что есть на что взглянуть…

– Да, наш детсад уже далеко не тот, что вы видели весной, – начала нашу беседу за чашкой чая Марина Николаевна. – У нас теперь есть и свой психолог, и логопед, и физорг, и музыкальный организатор. Вместо двух младших групп стало четыре. Наш детсад начинался с набора самых маленьких – детишек с полутора до трех лет. Дело в том, что в государственных дошкольных учреждениях детей обычно принимают с трех лет. Мы решили, – улыбнулась собеседница, – устранить эту дискриминацию, и к нам потянулись родители. Нашими услугами в настоящее время пользуются даже те, кто живет в других, более удаленных от нас районах областного центра.

Кстати, добраться до «Маленького принца» общественным транспортом не так уж и трудно. Сюда ходят автобусы многих маршрутов, – 1, 35, 22, 4 – в том числе из центра города.

Здесь ставят себе в заслугу и то, что смогли своевременно ответить и на такой запрос времени, как подготовка ребятишек к школе. При школах города есть нулевые классы, где такая подготовка малышей осуществляется. Однако не везде с детишками там занимаются в течение всего дня, где-то лишь только до обеда. Для работающих родителей это, конечно, крайне неудобно. В «Маленьком принце» сформировали группу, где возраст ребятишек от четырех с половиной до пяти лет. Тут помимо воспитателя школы с детьми работает еще учитель начальной школы, так что прямо отсюда, имея все необходимые знания и навыки, детки отправятся в первый класс…

Я обратил внимание на то, что среди воспитателей преобладает молодежь, на это Марина Николаевна мне заметила:

– Мы специально подбираем такие кадры. Несмотря на то, что в нашей работе немало общего с государственными детсадами – отчеты, так называемые технологические карты, годовые планы – у нас все же есть некоторые важные отличия. К примеру, если в государственных учреждениях наполняемость в группах составляет до двадцати пяти человек, то у нас – не более семнадцати-двадцати. Мы упор делаем прежде всего на то, чтобы больше внимания уделять каждому ребенку.

Каждый день с половины восьмого утра Марина Николаевна вместе с медицинской сестрой встречает в прихожей родителей с детишками. Медик осматривает ребятишек на предмет их здоровья, самочувствия, с целью профилактики гриппа смазывает им носики оксолиновой мазью, дает витаминные драже. А Марина Николаевна в это время беседует со взрослыми, выслушивает их замечания и пожелания.

– И с какими просьбами они обращаются к вам? – спросил я Марину Николаевну.

– С разными, но чаще они затрагивают вопросы питания. Многие наши воспитанники не любят свекольный и гороховый супы, рассольник, не очень жалуют они перловку. Зато обожают пельмени, манты, бешбармак. И все это приходится учитывать. Иногда для кого-то готовить блюда в индивидуальном порядке. Питание у нас четырехразовое.

Бывает, что ребенка забирают в другой детсад, например, государственный, где оплата за посещение меньше на три-четыре тысячи тенге – в «Маленьком принце» она составляет в месяц пятнадцать тысяч.

Кого-то не устраивает отсутствие в помещениях видеокамер.

– Я принципиальная противница этого, – говорит М.Н. Эйрих. – Воспитатели, по крайней мере многие из них, некомфортно себя чувствуют, когда знают, что за ними постоянно наблюдают в онлайн-режиме. Я более двадцати лет проработала воспитателем в государственных дошкольных учреждениях и знаю, о чем говорю. Ребенка не так посадили, не так покормили… Порой какая-нибудь мелочь, пустяк вызывают гневные упреки, нарекания со стороны пап и мам. Все это нередко создает нервозную обстановку, атмосферу подозрительности.

Марина Николаевна с коллегами мечтает обзавестись кабинетом Монтессори. Им близко учение итальянского педагога Марии Монтессори, один из главных принципов которого является создание такой среды, где дети чувствовали бы себя достаточно свободно и независимо. Этим их подвигают к самообучению и саморазвитию.

Фото автора и Ярослава Кулика
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top