Ловись, рыбка, большая…

8 ноября 2018
0
108

Катер стремительно рассекал воды Северного Каспия. «Уходит, уходит, прибавляй!» Погоня длилась уже минут 15, но только сейчас удалось несколько сократить дистанцию. Вдруг один из преследователей произносит странную для непосвящённых фразу: «Смотри, выкидыш! Человек за бортом, человек за бортом!…» Катер притормаживает, разворачивается и подбирает человека. В это время преследуемое судно уходит в отрыв, с него летят в воду какие-то предметы… Так начинается фильм-расследование Эдуарда Петрова «Икорное подполье» о разгуле браконьерства на Каспийском море, показанный недавно по телеканалу «Россия-24». Настоящий боевик!

Погоня в горячей крови

«Они родились на море и считают его своим, вместе со всей живностью», – звучит за кадром авторский голос. «Они» – это браконьеры. На Каспии с ними идёт настоящая война. В трудные 1990-е, после развала СССР, положение сложилось катастрофическое. Кризис, галопирующая инфляция нанесли нокаутирующий удар по органам рыбоохраны новообразованных прикаспийских стран. Браконьеры стали практически безраздельно хозяйничать на море, насмехаясь над рыбинспекцией.

У браконьеров никакого «развала Союза» не случилось. Они продолжали и продолжают действовать совместно, на интернациональной основе, не взирая на придуманные политиками границы. Их техника, знаменитые байды, за редким исключением, не шла ни в какое сравнение с тихоходной допотопной «техникой» рыбинспекторов.

Байда представляет собой современное рыболовецкое судно длиной 10 метров, оснащённое двумя, а то и тремя подвесными моторами суммарной мощностью 600-750 лошадиных сил. Развивая скорость 100 и более километров в час, браконьеры легко уходили от преследователей. Сегодня у рыбинспекции появились высокоскоростные катера, позволяющие настигать нарушителей. Но те изобретают всё новые и новые способы избежать задержания.

В критический момент, когда это вот-вот случится, за борт прыгает член банды – «выкидыш». Браконьеры прекрасно знают, что, согласно законодательству и служебным инструкциям, рыбоохрана обязана спасти «упавшего за борт» «тонущего» человека. Пока его вылавливают и поднимают на борт, с байды летят в море все вещественные доказательства. Когда позже нарушителей всё-таки догоняют, они с удивлением пожимают плечами: а мы что нарушили? Вышли в море покататься, на судно все положенные документы имеются, пожалуйста, смотрите…

Вот в кадре спасённый мужчина. «Мужики, мы не те, за кого вы нас принимаете». «А кто?» «Рыбаки мы. Работы у многих нет. Так что море нас кормит…»

Так, или примерно так, говорят все задержанные. В фильме называются конкретные населённые пункты (Трудфронт и другие), где прописаны и, как правило, действительно проживают «герои» фильма. Все крепкие, подтянутые, говорят спокойно, смотрят с хитрецой… Не похожи на людей, едва сводящих концы с концами.

А в это время рынки и рестораны Москвы и других больших российских городов ломятся от обилия осетрины и других рыбных деликатесов Каспия, добытых незаконно. Оперативники находят десятки подпольных заводов, в основном в центральных областях, по производству консервов из «красной рыбы». Практически всегда она производится с нарушением элементарных санитарных правил. Например, консервные банки не дезинфицируются. Всё это повышает риск отравлений, и такие случаи не редкость.

Обширная дельта Волги с десятками проток и прибрежная морская полоса с сотнями островов – привычное место, где орудуют браконьеры. Называется также остров Чечень, около западного берега Каспия. С появлением высокоскоростных катеров, улучшением кадрового состава борьба с браконьерством в российском секторе Каспийского моря сегодня ведётся более успешно, если позволительно вообще о таких успехах говорить.

А что же Казахстан?

Часовые бдят

У нас проблемы, сходные с российскими соседями. По сути, на море с браконьерством тоже идёт настоящая война. Ещё в 1990-х работники бывшего Уральского речного пароходства, в основном капитаны выходящих из Урала в Каспий судов, рассказывали страшные вещи.

Весь северо-западный «угол» моря, включая акваторию около залива Комсомолец, запружен браконьерскими сетями длиной в десятки, а то и в сотни метров. Попадёт в них морское судно – не выберется, нужно спасательную спецоперацию по линии ЧС проводить.

В середине «нулевых» в жестокий ночной шторм к югу от дельты Урала на глубине три-четыре метра затонул буксир-толкач «Баку», приписанный к Атыраускому речному порту. Экипаж пропал без вести. За несколько месяцев до трагедии, весной, это судно прошло с баржей мимо Учужного затона. Автор этих строк ехал на теплоходе «Бирюса» с плавверандой, в узком фарватере, на повороте, суда разошлись совсем близко. Обратил внимание, что в рубке находились молодые люди, по-видимому, капитан и штурман. И вот странное крушение на Каспии…

Почему странное? Да потому, что кроме версии об «ошибках молодого экипажа», существовала и другая: на судно напали браконьеры. В корпусе обнаружена большая трещина.

А вот другой эпизод. В сентябре 1991 года довелось готовить репортаж о работе Уральского пароходства – отправиться в рейс Уральск – Кызылжар на теплоходе «Десна» с нефтеналивной баржей. Стою на палубе и вижу на берегах через определённые интервалы что-то внимательно высматривающих мужчин. «Часовые, бдят…» – пояснил капитан Николай Свитич. Оказалось, что Урал давно поделён браконьерами на участки, и чужакам здесь лучше не появляться.

Весной 1994-го, во время моей поездки до Атырау на буксире-толкаче «Киев», речники предупредили: «Осторожнее с фотосъёмкой: публика на берегах очень нервная…» Эта публика, кстати, неоднократно стреляла по проходящим судам из ружей, когда те рвали браконьерские снасти, и они накручивались на винты. Приходилось даже поднимать теплоходы на слип, чтобы снасти размотать. Вот как кишит ими Урал!

Один инспектор рыбоохраны в сердцах как-то признался одному из руководителей Уральского пароходства: «Да не до борьбы мне с браконьерами: почти всё время уходит на обеспечение рыбой больших начальников!..»

Вот и получается, что борьба с браконьерством вроде есть, а вроде её и нет. Наверное, пора нашим борцам с браконьерством лучше взаимодействовать с российскими коллегами. Глядишь, что-то из этого получится.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top