Лекарство от пандемии

31 декабря 2020
0
330

Искусство всегда помогало людям пережить трудные времена. Во время войны эвакуированные в Уральск театры продолжали ставить спектакли, и одно это вселяло в народ уверенность: победа близка и жизнь продолжается.
Сегодняшние карантинные дни, конечно, не сравнимы с трудными военными годами, но театры снова бросают вызов, на этот раз пандемии и разобщенности. В почти пустом зале (надо соблюдать социальную дистанцию между зрителями), на холодной сцене (деньги на отопление экономят) актеры наших театров играют с полной отдачей, и это помогает людям преодолеть стресс и сохранить нравственное здоровье.

Зрителей в зале мало, зато как искренне, не жалея ладоней, они аплодируют и какая уютная атмосфера царит в театре! Когда актеры, в конце спектакля «Козы-Корпеш и Баян-Сулу», вышли на традиционный поклон, одна пожилая женщина подошла к сцене и раздала всем шоколадки. Может, цветы для актеров более привычны, но этот жест выглядел таким по-домашнему трогательным и душевным.

Театр драмы Островского свой необычный 162-й «карантинный» сезон начал с премьеры спектакля по пьесе Розова «Вечно живые». Затем показывал уже «обкатанные» спектакли из своего репертуара: драму по пьесе Габита Мусрепова «Козы-Корпеш и Бaян-Сулу», постановки комедийного плана: «Женитьба» Гоголя, «Цианистый калий с молоком или без…» Мильяна – смех сегодня как нельзя кстати необходим.

Но с особым подъемом актеры играют драмы: «Вечно живые» и «Козы-Корпеш и Бaян-Сулу». Целые века отделяют события, о которых рассказывают эти драмы, но вопросы оба спектакля ставят перед зрителями вечные: о добре и зле, о любви и ненависти, о верности и предательстве, о самопожертвовании и стяжательстве, о простодушии и вероломстве.

«Козы-Корпеш и Баян-Сулу» – один из сaмых древних и лучших ромaнических эпосов кaзaхского нaродa – имеет множество вaриaнтов, много рaз зaписывaлся и переиздaвaлся. Но суть поэмы оставалась неизменной в любых вариантах: романтическая любовь заканчивается трагедией из-за людского коварства, жадности, зависти и злобы.

«…Любимая повесть, которую знает вся степь от Оренбурга до Зайсана, верх казахской этики, это история красавицы Баян-Сулу, которая влюбилась в Козы-Корпеша…» – так в конце XIX века писал известный исследователь Центральной Азии и Казахстана Григорий Потанин – историк, путешественник, этнограф. Кстати, Потанин – сокурсник Чокана Валиханова по кадетскому корпусу и его ближайший друг – тамыр. Скорее всего, с поэтической историей казахских Ромео и Джульетты Потанина и познакомил Чокан Валиханов, которому также принадлежит один из записанных вариантов драмы.

Сюжет легенды одинаков у казахов, башкир, татар, алтайцев. «Сюжет международный, но ни одна народность не сделала его таким выдающимся пунктом в своей эпике, как казахи», – писал Потанин, восхищавшийся красивым сказанием.

Писатель, литературовед Виктор Шкловский в годы войны работал на киностудии, эвакуированной в Алма-Ату. В одном очерке (сборник мемуаров «Жили-были») он передает свой разговор со знаменитым акыном Нурпеисом. «Почему в поэме Баян-Сулу права перед героем-великаном?» – «Потому что она его не любит» – «Но ведь он герой. Он спас народ». – «Он – природа. А Баян-Сулу и ее любимый – люди. Человек может быть побежден природой, но он всегда прав перед ней, потому что он – человек».

Вот так ответил «82-летний красавец акын Нурпеис» Виктору Шкловскому. Получается, что в сказаниях акына Кодар – не просто соперник Козы-Корпеша, а герой-великан, сама Природа, которая может наслать засуху, мор, голод, а может спасти дождем, водой, пастбищами? И тогда тема любви в поэме приобретает еще более высокий смысл: человек может быть побежден силой природы, потому что он смертен, но его дух, его любовь – нет.

В этом очерке Шкловского есть еще упоминание о молодом режиссере Кадочникове, мечтавшем в годы войны снять поэму «Козы-Корпеш и Баян-Сулу». Он был любимым учеником знаменитого Сергея Эйзенштейна. Жили режиссеры и актеры в кинотеатре, разделенном рогожами. «Фанеры, из которых строят декорации, не было. Декорации строили из казахских матов, сплетенных из степной травы – на ней хорошо держится штукатурка. …Топили в Алма-Ате саксаулом и саксауловой пылью. Железно крепкие, безлиственные, скорченные деревья давали каменноугольный жар. Их нельзя пилить, они слишком крепки, их разбивают, как стекло. Молодой режиссер Кадочников, который хотел снимать прекрасную поэму, был освобожден от военной службы, потому что у него больное сердце. Он поехал на заготовки саксаула, работал. Там и умер. Он говорил о своей будущей постановке: «Буду ставить поэму, вымыв руки».

В 1940 году в Казахском государственном академическом театре драмы состоялась премьера пьесы Г. Мусрепова «Қозы Көрпеш-Баян сұлу» в постановке Моисея Гольдблатта. Спектакль имел огромный успех. С тех пор поэму ставили на сценах многие театры, снимали фильмы. И каждый режиссер приступал к работе, «вымыв руки».

В 1953 году талантливый казахский режиссер Айманов снял фильм «Поэма о любви», во многом на основе постановки спектакля по пьесе Мусрепова (в титрах сообщалось, что это экранизация постановки спектакля, хотя в фильме много оригинальных, потрясающих сцен, которых не могло быть на сцене). В 1984-м году на фестивале Театра наций во Франции спектакль «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» получил признание зрителей и жюри.

В 1992-м году вышел фильм «Козы-Корпеш и Баян-Сулу» режиссера Асанали Ашимова. Очень лирический фильм с очень юными и красивыми героями – настоящими Ромео и Джульеттой.

В 2014 году в Уральском драмтеатре Островского состоялась премьера спектакля «Козы-Корпеш и Баян-Сулу». Начинал постановку спектакля режиссер Сергей Пацаль, но, почему-то не закончив, уехал, и продолжить пришлось главному режиссеру театра Оксане Малуше.

По ее словам, пьеса не просто о любви, а о том, как жадность, злоба и коварство губит юные души и эту чистую любовь.

Мусрепов, превратив эпос в драму, главными героями сделал не только Баян и Корпеша, но и их родителей, окружение. У каждого героя свой характер, и это ярко показали актеры театра. Две матери, мечтающие как и все матери во все времена о счастье своих детей (заслуженный деятель РК Тамара Столярова), и отец, который родную дочь хочет продать подороже, как породистую лошадь. И самый яркий персонаж, олицетворяющий зависть, злобу, жадность хитрость и жестокость, настоящий шекспировский Шейлок – символ стяжательства и коварства, роль которого очень характерно исполнил артист Егоров.

Баян в спектакле не просто красивая нежная девушка, она – боец. Если надо защитить справедливость, переоденется в мужскую одежду, возьмет в руки оружие и оседлает коня. Два батыра претендуют на ее любовь. Но наивный честный Козы-Корпеш (артист Руслан Джумахметов) любит со всей страстью юности, всем своим чистым сердцем, а Кодар (актер Николай Романов) добивается девушки просто от зависти к чужому счастью. Много у Кодара скота, и любая девушка пошла бы за него с радостью. Но не может он быть счастлив, когда счастливы другие. Нож в спину – подло, исподтишка – тому, с кем только что братался. Вот такой разрушительной силы может быть это чувство зависти.

Баян отомстит за любимого. И покончит с собой. По преданию, она заставила Кодара выкопать колодец, чтобы он спустился на ее косе и принес ей воды. А сама отрезает волосы – Кодар падает в глубокий колодец, под землю – тоже символ, ниже пасть уже некуда. А как решить этот эпизод в спектакле? Режиссер нашла простой и понятный зрителю образ. Два платка, которые берегли обе матери, как символ будущей семьи своих детей, Баян связывает узлом. И убитые горем матери отправляют их вверх – туда, куда улетели души их детей.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top