Кузнец

21 апреля 2022
0
681

В Казахстане нет заведений, где учили бы кузнечному делу. В России получить специальное образование можно только в Санкт-Петербурге. Владимир Горшков в профессии больше 10 лет, он самоучка. Навыками овладевал в обычной мастерской. В кузнецы переквалифицировался из сварщика.

Своим учителем Владимир считает кузнеца Ербола Кенжигалиева, у которого сначала ходил в подмастерьях – подносил, подавал – а между делом учился, запоминал все тонкости непростого дела. Затем стал работать самостоятельно.

Одна из достопримечательностей Уральска – кованная ротонда, рядом с областным акиматом. Это коллективная работа мастеров, но вклад Владимира в этом тоже есть. Также он ковал ажурные кованные скамейки, остановки.

– Мне кузнечное искусство сразу пришлось по душе. Нравилось даже просто наблюдать за профессионалами, – говорит мастер. – Я не мог оставаться зрителем, когда кругом кипела работа. В какой-то момент сам взялся.

Профессия редкая. Когда Владимир объясняет кем работает, многие удивляются, будучи уверены: таких специалистов уже давно нет. Владимир утверждает, кузнецы шагают в ногу со временем и совершенствуют свое мастерство.

– До многого я, конечно, доходил сам, чаще всего методом проб и ошибок. Черпал информацию из интернета. Пробовал, набивал руку. Сразу ничего не получается, нужны опыт и желание, результат обязательно будет, в любом деле так, – говорит мастер.

В кузнечном цехе шумно всегда. Бьются о наковальню молотки, звенит под тяжестью ударов железо. Раскаленный металл не выдерживает натиска, поддается, послушно прогибается, приобретает нужную форму.

Владимир говорит, гнуть железо, закручивать его в изящные завитки не каждому под силу, но он дело свое любит и чувствует себя настоящим художником.

Обстановка рабочая, всюду железо, инструменты, частично или полностью – готовые изделия. Здесь же горн – рабочее место мастера. XXI век, а технологии все те же, ими пользовались кузнецы и сотни лет назад.

О мастерстве Владимира говорят заказчики, свидетельствует застывший в изящном рисунке металл: ажурные ворота с гроздьями винограда и розы с тонкими и нежными листьями, замысловатые узоры оконных решеток.

Характеристику мастеру дают и те, кто работает с ним плечом к плечу ежедневно: Владимир скромный и открытый человек, радушный и улыбчивый. Талантливый!

Он сам рассказывает – в ТОО «Броня» четыре человека, и каждый профи.

По своей фактуре он действительно похож на кузнеца, в привычном для многих образе. Косая сажень в плечах, в руках чувствуется недюжинная сила. Он как бы играючи обращается с тяжелым молотком и кусками капризного металла. С легкостью подчиняет его своей воле. Кузнецы всегда были признанными силачами. Именно поэтому в старину им запрещали участвовать в кулачных боях: могли ненароком зашибить.

Мехов у современного горна нет. Поддув печи осуществляется электрически. Температура зашкаливает за 1200 градусов. Производство вредное. В воздухе отходы горения, вся таблица Менделеева, и мастер об этом знает.

– Ну, а что сейчас не вредно? – задается ответным вопросом он сам. – Неужели легче и лучше заниматься тем, что тебе совсем не по душе. Я тут получаю удовольствие, занимаюсь творчеством. Кузнечное дело словно затягивает. Есть в этом определенный шаманизм, магия металла. Кусок железа приобретает совершенно новую жизнь, и все это делаешь ты – сильная штука. Представьте: железо в горне раскаляется и становится мягким, как пластилин, из него можно лепить все что хочешь. И лично я от этого не могу отказаться.

Процесс создания любого предмета, независимо от размера, один и тот же. Сначала рождается рисунок. Этим чаще всего Владимир сам и занимается, затем куются отдельные детали. Человеку постороннему, глядя на всю эту груду железа, сложно представить, что из этого что-то получится. А у кузнеца в голове картинка уже давно сложилась.

– Все просто, сначала рождается идея, – говорит он. – Своим клиентам я предлагаю варианты и объясняю свой замысел. Индивидуальный подход к каждому заказчику. Даже если это будет один и тот же рисунок, при разных размерах он все равно поменяется, так что обязательно придется что-то дорабатывать. Конечно, прислушиваемся к пожеланиям заказчика. Но обычно они целиком и полностью доверяют профессионалам. Нас это радует.

То, что понятие кузнец не исчезнет никогда, Владимир уверен. Ну разве может машина сделать то, что делает человек и при этом вкладывает душу. К тому же постоянно появляются молодые люди, желающие освоить необычную профессию.

– Мастера с большой буквы у нас есть, они же становятся учителями. Есть и интерес к этому делу, а значит ученики и спрос на продукцию. Сегодня огромное количество любителей старинных (или под старину) вещей. Они заказывают фонари, ажурные садовые скамейки, изящные каминные принадлежности, – продолжает Владимир. – Люди понимают: железо – это солидность и прочность. Поэтому в больших домах многие хотят иметь кованные элементы. Но сразу скажу, что кузнецом не каждый может быть, даже если знать всю технологию производства, то есть всю «кухню». За эти годы видел таких, кто на моих глазах брался и бросал. Не получается. Они и так и эдак, а железо им не отвечает. Я считаю, должно быть призвание. Обязательно к горну нужно подходить с любовью, иметь творческий подход. Мало взять молоток и стучать динамично по железу.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top