Кто «выпивает» Урал?

27 октября 2016
0
1711

В последнее время обмеление Урала вызывает всё большую озабоченность широкой общественности Приуралья. Некоторые наши земляки предлагают соорудить выше Уральска «свою Ириклу»: мол, чем мы хуже оренбургских соседей, имеющих Ириклинское водохранилище? Они держат воду, а мы страдаем от маловодья – разве это справедливо? Водные проблемы, особенно использование трансграничных рек, на протяжении всей истории человечества серьёзно осложняли отношения между государствами. Непросто их решить и в наше кризисное время. Однако, полезно посмотреть на проблему и с другой стороны: бережно ли мы, казахстанцы, расходуем воды Урала? Заботимся ли об их чистоте?

Урал в районе п. Аксуат

Затоптанные притоки

Особое беспокойство жителей Приуралья вызывали планы России по созданию на главном притоке Урала – Сакмаре нескольких водохранилищ. О таких планах местная пресса сообщала еще при СССР, в начале 80-х годов, когда в Уральске прошло заседание межреспубликанского комитета по Уралу. С той поры по поводу зарегулирования Сакмары ходило множество слухов, в том числе и такой: в связи с постсоветским кризисом 90-х годов и нынешними финансово-экономическими потрясениями денег на строительство нет, поэтому беспокоиться вроде бы нечего.

Это не так. Опасения западноказахстанцев не были напрасными. Совершенно точно известно, что одно водохранилище на Сакмаре уже действует. Об этом ясно сказано в книге известного ученого-ландшафтоведа, директора Оренбургского Института степи Александра Чибилева «Бассейн Урала: история, география, экология» (Екатеринбург, 2008 год). Заполнение Сакмарского водохранилища около села Абдулкаримово Баймакского района Башкортостана произошло еще в 2004 году. Главный приток Урала был перекрыт дамбой высотой 18 метров, создавшей водоем площадью 5,8 квадратных километров (площадь Ириклы 260 кв. км) объемом 0,03 кубического километра при длине плеса 13 км и максимальной глубине 17 м. Согласно первоначальному замыслу, на Сакмаре запланировано построить еще три водохранилища.

«Но ведь тогда Уралу конец!» – наверняка воскликнут наши читатели. Согласен. И такие вопросы надо решать на межгосударственном уровне. Тем более, что заполнение Сакмарского водохранилища удивительным образом совпало с прекращением высоких половодий на Урале: в последний раз высокий весенний разлив был в 2005 году – 778 см над нулем графика Уральского водомерного поста. Но разве мы сами не уничтожаем свою Сакмару – реку Илек? Если среднегодовой сток Сакмары в Урал составляет 4 кубических километра, то Илек вливает в него 1,3 кубокилометра – это второй показатель в бассейне! Прежде Илек и Утва играли немалую роль в половодье, обеспечивая его первую волну. Позже, в конце апреля – начале мая до Уральска доходила сакмарская вода… Так вот, Илек давно зарегулирован. На самой реке действует Актюбинское водохранилище объемом 0,6 куб. км и площадью 81,3 кв. км, а также Каргалинское на притоке Жаксы-Каргала (0,18 куб. км, 22,3 кв. км).

Эти водоемы используются для водоснабжения промышленности, прежде всего актюбинских заводов ферросплавов и хромовых соединений, сельского хозяйства и бытовых нужд. До Урала Илек доносит все меньше воды.

В жалкую речушку превратилась и Утва. Для этого не потребовалось строить водохранилище. Беда в том, что часто недооценивается такая «мелочь» как бесконтрольный выпас скота, на что, кстати, обращает внимание Чибилев. Скот затаптывает бьющие из-под земли ключи, уничтожая истоки рек. В результате свое начало они начинают брать на многие, порой десятки километров от первоначального истока, нередко в худших гидрологических условиях. Если же в верховьях рек еще и самовольно насыпают дамбы – как говорится, пиши пропало!

В окрестностях Аксая Утва минувшим летом превратилась в цепь заросших камышом плесов, ее сток в Урал в этот период практически отсутствовал. Создается впечатление, что речку, как и многие другие небольшие притоки Урала, элементарно затоптали.

Чаган потерялся

Прочитав такой подзаголовок, кто-то наверняка удивится: да никуда он не потерялся – пойдемте посмотрим!.. Это не Чаган, уважаемые земляки, а Чаганское водохранилище. Летом, когда Урал-батюшка изнывает от маловодья, в него из этого водоема сцеживаются какие-то капли. Зато выше плотины река и широка, и глубока. Что она представляет собой на самом деле, хорошо видно осенью после сработки водохранилища: ручеек, загаженный покрышками, металлоломом и прочим хламом. Ничем не лучше и его приток Деркул, в котором, говорят, когда-то раки водились…

По мнению директора ТОО «Судоремонтный завод», бывшего капитана Уральского речного пароходства Владимира Самсонова, вконец захиревший, заиленный Чаган нуждается в срочной расчистке земснарядами и карчекранами. Нетрудно представить, сколько «добра» будет извлечено из его русла! Но никто и пальцем не пошевелил, чтобы решить этот вопрос. Теперь и вовсе удобная позиция: кризис!

А ведь в 1988 году речники по просьбе рыбинспекции Приурального района расчистили с помощью плавкрана приток Урала Рубежку, в котором вновь появилась рыба. Местные жители выразили благодарность в районной газете принимавшим участие в работах экипажам плавкрана №11 и буксира-толкача «Алдан». Надо перенимать опыт наших предшественников, не болтать, а работать. Ведь разруха, как говорил профессор Преображенский из булгаковского «Собачьего сердца», сама собой не приходит – она наступает в головах.

Учитывая, что на местном уровне ничего для спасения Урала и его притоков не делается, бывший работник автобусного парка Вячеслав Кекин позвонил автору эти строк и попросил с ним встретиться. Он разложил на столе карты, атлас и начал свой рассказ.

Вот уже несколько лет Вячеслав Евгеньевич ездит к своим детям в Самару, он обратил внимание на очень интересное обстоятельство. Левый приток Волги Самара в районе города представляет собой большой водоем, уходящий далеко вверх по течению. Происходит такое ввиду сильного подпора Саратовского водохранилища. Так что Самара – водоток посерьезнее нашего Чагана.

Посмотрев на карту Оренбургской области, Вячеслав Кекин был поражен: бассейны Самары и Чагана (речку Вербовку) разделяет всего 50 км! Почему бы не воспользоваться этим и не направить часть стока Самары в Чаган, а значит и в Урал?! Для этого необходимо около Бузулука или поселка Елшанка-1 построить гидроузел, углубить речку Бузулук. С помощью канала между поселками Андреевка, Грачевка, Мансурово и Назаровка соединить реки Бузулук и Чаган. Вода, скорее всего не собственно самарская, а волжская, от подпора водохранилища с помощью насосов по Бузулуку пойдет в канал и далее в Чаган и Урал. Так Волга-матушка поможет мелеющему год от года Уралу-батюшке…

По мнению Кекина, вся эта затея при современной землеройной технике обойдется сравнительно недорого. Во всяком случае дешевле, чем амбициозный проект строительства канала Волга-Урал длиной 470 км, которое началось в 1974 году и было свернуто как по экологическим причинам, так и в связи с отвлечением средств на строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали.

Строительство канала Бузулук-Чаган позволило бы оросить в его зоне дополнительные площади, создать новые рабочие места, превратить Чаган в проточный водоем и второй по водности приток Урала после Сакмары.

Надо заметить, что идея соединения бассейнов Самары и Урала высказывалась еще в 70-80-х годах в связи с освоением Карачаганакского месторождения. Тем не менее предложение Вячеслава Кекина, к которому он пришел независимым путем, очень показательно. Канал Бузулук – Чаган затея неплохая, но как ее реализовать в нынешней финансовой, экономической и, не будем об этом забывать, политической ситуации? Вряд ли россияне на «ура» воспримут этот проект. Вот если бы сейчас действовал комитет по Уралу, можно было бы ставить вопрос о переброске со всей серьезностью. Комитет, кстати, пытаются возродить, но слишком уж затянулось это возрождение…

Спроси с себя

Пока суд да дело, разумнее уделить особое внимание изысканию способов рационального расходования водных ресурсов Урала на местном и республиканском уровнях: устранить самовольно возведенные дамбы и другие сооружения, препятствующие свободному проходу воды, принять меры по охране истоков рек, уточнить объемы потребления вод Урала и его притоков на различные хозяйственные нужды, провести расчистку Чагана.

Не стоит забывать и об обеспечении чистоты водоемов. В пределах Казахстана тот же Илек представляет собой сточную канаву – как горько пошутил один уралец, «наш Рейн». В 70-х годах в Рейне можно было проявлять фотопленку, но сейчас там ситуация улучшилась. А у нас? На Илеке в поселке Алга расположена промплощадка бывшего завода минеральных удобрений, шламонакопители завода хромовых соединений и другие опасные объекты. Содержание хрома в Илеке ниже Актобе составляет 16-20 ПДК, бора ниже поселка Алга – более 10 ПДК. Самым же загрязненным водотоком бассейна Урала является приток Сакмары Блява (7-й класс качества – «чрезвычайно грязная»), в которую попадают стоки Медногорского медно-серного комбината. Так что и нам, и россиянам необходимо ох как постараться, чтобы воды Урала и его бассейна стали чище.

Показывать пальцем на соседей, не принимая, в то же время, действенных мер для спасения реки – согласитесь, далеко не лучший метод. Начинать надо с самих себя.

Река Утва в Аксае

Автор: Александр Суетин
Фото: Ярослав Кулик

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top