Кто меня научит?

17 апреля 2014
0
496

Выпускники детского дома, покидая стены привычного им с детства учреждения, если не испытывают чувство страха, то растеряны точно. И дело не только в том, что перед ними нет каких-либо перспектив или им некуда деться (государство заботу проявляет). Чаще всего, выходя из стен казенного дома, подростки оказываются на распутье – какой жизненный путь им выбрать? Нет заинтересованных в их судьбе родных, нет близких людей, с которыми можно было бы посоветоваться или поделиться. Теперь они самостоятельные, хотя и не совсем взрослые люди, которые должны заботиться о себе сами.

Геннадий Артурович Франк к проблемам детдомовских ребят относится с пониманием. Как говорит сам, он тоже из «бывших». Не понаслышке знает все трудности, с которыми сталкиваются сироты, живя в приюте и после.

«Детдомовцы – особая категория людей. Здесь есть свои плюсы (они умеют ценить дружбу и могут быть преданными), и минусы, которых, как вы понимаете, немало. В любом случае детдом для нас – это «школа», которую мы не забудем, – рассказывает Геннадий Артурович. – Сейчас я хочу поговорить не об этом. Покидая стены государственного учреждения, каждый из нас сталкивается с серьезной проблемой – с чего начать свою самостоятельную жизнь?

Я сейчас говорю не о жилье. В нашем регионе ни один детдомовский парень или девушка под открытым небом не остается. Есть профтехучилища с общежитиями, Дом юношества, в народе больше известный как «Шанырак». Если не отдельная комната, то койко-место там ребятам обеспечено.

Крыша над головой, горячие и вкусные обеды, комфортная обстановка, теплая одежда – это все то, чем детей обеспечивает детдом в первую очередь. Но вырастая на всем готовом, воспитанники чаще всего остаются социально неадаптированными. Общество, в которое их выпускают, для них закрытая книга.

Я взрослый, состоявшийся человек, но годы, проведенные в детском доме, по-прежнему со мной. По-другому не получается. Хорошо помню и те трудные времена, когда покинул стены госучреждения. Нам тогда было проще в том плане, что еще существовала отработанная советская система социализации выпускников.

Схема одна – сначала детский дом, затем ПТУ, обязательно с общежитием, гособеспечением и трудовой практикой (!), здесь я делаю особый акцент. Потом работа на заводе, с возможностью получения от производства заветных квадратных метров в собственной квартире, а для начала жилплощади в общежитии.

Я вышел из детского дома в 1988 году, меня отправили учиться в Самару в профтехучилище. Получил профессию плиточник-облицовщик. Затем призвали в ряды Вооруженных Сил СССР. Вернулся уже в суверенный Казахстан. Времена сложные: безработица, производство остановилось, зарплату не выдавали. Вышел на вокзале и не знал, куда мне идти. Отправился к своим знакомым. Тут можно смело сказать, совсем как у Горького: «И пошел я в люди». В кармане диплом, но плюс к нему мастерство, которому меня научили. Другое дело, что я стал заниматься совсем другим делом.

Сейчас все по-другому. Детдомовцы, получая профессию, не имеют опыта, их никто ничему не учит. Если раньше все ПТУ были прикреплены к заводам и фабрикам, то теперь, получая профессию, ребята овладевают, чаще всего, лишь теоретическими знаниями, но не имеют практических навыков. Поэтому возникают серьезные проблемы с трудоустройством. Они приходят на производство, у них спрашивают стаж работы. Но откуда ему взяться, если с молодежью работать никто не желает. Предпринимателям не интересно учить молодых людей, тратить на них время, им нужны готовые, знающие специалисты, мастера своего дела. А что делать этим, кто их будет учить?

Поэтому возникла идея создания общественного объединения «Союз воспитанников детского дома», оно занялось решением именно этой проблемы. Конечно, не в глобальном масштабе, но все же. Мы существуем около года, времени прошло мало, но кое-что уже было сделано.

Создали небольшое производство, занимающееся холодной ковкой. Нашли помещение, закупили оборудование, материал. Пригласили желающих учиться. Сегодня у нас работают не только парни, но и девушки.

Конечно, для реализации задумки нужны были средства. В прошлом году мы выиграли проект, благодаря которому и смогли открыть мини-цех, на это государство выделило нам 400 тысяч тенге. Проект должен был существовать в течение нескольких месяцев, а мы продержались больше года.

На территории Дома юношества были заброшенные помещения, мы взяли их в аренду, решили проблему электрификации, на это у нас ушло около миллиона тенге, закупили оборудование и стали заниматься делом. Желающих научиться много, рядом «Шанырак», где живут детдомовцы. Так что искать нам никого не пришлось, «практиканты» приходят сами. К слову сказать, в общежитии на данный момент проживает 114 человек, но большая часть из них безработные. Так что одним мы предложили стажировку, а другим рабочие места. Так как мы ТОО, то заводим на ребят трудовые книжки, все как положено.

Сейчас у нас проблема, нужно до конца оформить документы. Нам нужны заказы на работу, их я ищу сам. Работа объединения – это не мое основное занятие, я тружусь в организации на должности, у меня масса других обязанностей, но объединение «Союз воспитанников детских домов» бросать не собираюсь, потому что знаю – детдомовцам это нужно.

Надежда Жолдошева
Фото Ярослава Кулика
и из архива детского дома

теги: 
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top