Краеведы отряда «Смелый»

28 февраля 2019
0
131
Без рубрики

Этот рассказ я хотел бы начать с небольшого экскурса в историю поселка Круглоозерного. Именно с экскурса, потому что народное образование само по себе – тема отдельного разговора.

Первая официальная школа открыта в поселке, скорее всего, в 1869 году. Она была церковно-приходской и действовала при церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, освящение которой состоялось 21 ноября 1868 года. Действовала до 1918 г., когда Гражданская война вплотную подошла к Круглоозерному, и стало не до школы.

В первые годы Советской власти школы в поселке не было. Гражданская война, голод и эпидемии 1921-1922 гг., разгул бандитизма и послевоенная разруха не способствовали развитию образования.

И лишь во второй половине 20-х годов открыли образовательное учреждение. Первоначально это были курсы по ликвидации неграмотности, преобразованные впоследствии в школу. Со временем количество классов увеличивалось, но отсутствовало школьное здание, и классы размещались в пустующих домах. Каждому классу отводился свой. Так как расстояние между домами порой внушительное, то классы единой школы были разбросаны чуть ли не по всему поселку. Это не могло не сказаться на учебном процессе.

Наверное, читатель обратил внимание на словосочетание «пустующие дома». Дело в том, что немало семей погибло во время отступления в 1919 г. Еще больше – от голода и эпидемий в 1921-1922 гг. Дома тех и других обезлюдели. Во время коллективизации в 1930 г. не менее 20 семей раскулачили и выслали за пределы области. Их дома были конфискованы и тоже стояли пустыми. За это десятилетие немало семей покинуло поселок, спасаясь от расказачивания и репрессий, попросту бросив свое жилье.

В этих-то домах и «поселились» классы.

Так продолжалось, пока однажды колхозное правление не приняло решение о строительстве школьного здания. Для этого разбирались пустующие дома и «прилипались» к бывшему станичному правлению. Пристройки к этому зданию (в виде спортивного зала) продолжались и после Великой Отечественной войны.

К слову, в административном отношении Круглоозерный более 20 лет входил в состав Серебряковского сельского совета. В нашем областном историко- краеведческом музее долгое время экспонировался макет серебряковского клуба. Подпись под ним говорила, что это первый сельский клуб, выстроенный в 1930 г. Не говорилось лишь о том, что он также сооружен из пустующих серебряковских и круглоозерновских домов.

Но вернемся к Круглоозерновской школе.

Довольно продолжительное время здание 30-х годов вполне отвечало требованиям.

Но население росло, особенно после начала освоения целинных и залежных земель. И уже в начале 60-х годов здание было переполнено так, что вести уроки становилось все проблематичнее. А о какой-то полноценной внешкольной работе приходилось только мечтать.

Вопрос о строительстве новой школы пробивался долго и мучительно. К тому же, поселок в то время относился к Зеленовскому району, что добавляло бюрократических препон.

Окончательно проблема исчезла в конце 60-х. И уже в 1971 году педагогический коллектив и ученики переехали в новое трехэтажное, городского типа здание.

Значительно увеличилось количество спортивных секций, различных кружков, появилась так называемая группа продленного дня, где ученики под руководством педагогов готовили домашние задания. Со временем появился даже свой вокально-инструментальный ансамбль.

В советское время в старших классах велся такой предмет, как автодело. Выпуски, успешно сдавшие экзамены по этому предмету, получали «любительские» права шоферов или механизаторов. В Круглоозерновской средней школе этот предмет вел Владимир Викторович Харченко, а во внешкольной работе кружок фотографии. Люди старшего и среднего поколения помнят, что фотография в то время была процессом трудоемким, длительным, требующим усидчивости и терпения.

Казалось бы, такие предметы как фото-, а тем более автодело, далеки от краеведения. По крайней мере, логичнее, если бы вопросами краеведения интересовался историк по образованию. Но, видимо, не зря говорят об исключениях из правил.

И все чаще в беседах с членами фотокружка и на уроках автодела В.В. Харченко высказывал мысль о создании краеведческого кружка.

Улаживание всех формальностей по официальному оформлению взял на себя В.В. Харченко. Различные организационные моменты продолжались весь 1973-74 учебный год. Одновременно формировали программу практической деятельности кружка, костяк отряда, его структуру. Подобной работой никто в школе не занимался, что осложняло дело.

Для начала решили совершить туристическую поездку по маршруту Круглоозерный – Гурьев.
И вновь возникли трудности.

В.В. ХарченкоЛегче всего было с автотранспортом. В школе имелся свой «Газон», который и наметили использовать для перевозки членов кружка. У В.В. Харченко имелся свой «Москвич», его загрузили оборудованием. С Владимиром Викторовичем ехал и «проводник» – студент одного из уральских вузов, уроженец поселка Индер Гурьевской области.

За продовольствие взялся учитель физики М.К. Кущенбеков – у него работали родственники в Чапаевской районной торговой сети. Финансирование подобных мероприятий школьный бюджет не предусматривал, поэтому на приобретение продуктов «скидывались» сами путешественники.

Теперь, по прошествии 45 лет, приходится удивляться смелости родителей тех «первопроходцев», отпустивших своих детей в незнакомое путешествие, да еще и за свой счет.

Первую и сравнительно короткую остановку сделали в Коловертном, который по времени своего основания был старше Уральска. Внимание путешественников в этом поселке привлекло здание церкви Рождества Христова. Несмотря на то, что на дверях висел замок, удалось как-то договориться об осмотре храма. К удивлению многих, почти полностью сохранился иконостас. Кто-то из пацанов сумел достать из него икону. В то время мало кто разбирался в иконах. Поэтому и неизвестно, какой святой был выписан на ней. Только и запомнили, что высотой она около полутора метров. В «Москвич» загрузили и фрагменты так называемых «царских ворот», ведущих в алтарь церкви. Это были первые «находки» отряда. О них еще будет сказано.

Вторая остановка (с ночевкой) в поселке Чапаево. В первую очередь в местном рабкоопе закупили продукты для дальнейшего путешествия. Затем члены кружка посетили местный музей В.И. Чапаева, для них провели экскурсию по поселку. На расположенной рядом с поселком старице В.В. Харченко провел совместно с учениками экспериментальные раскопки. По воспоминаниям участницы той экспедиции М. Донсковой, здесь обнаружено несколько захоронений с кувшинами. Затем обследовали старое заброшенное кладбище поселка.

Следующую остановку сделали в бывшей станице Сахарная, в которой во время Гражданской войны происходили ожесточенные бои. На момент приезда экспедиции в самом поселке уже не оставалось почти ни одного жилого дома. Но территория была буквально усыпана так называемым подъемным материалом, в первую очередь, предметами домашнего обихода, остатками боеприпасов и вооружения времен войны. Никто тогда не предполагал, что через год-другой отряд «Смелый» еще вернется сюда.

Очередную ночевку устроили в окрестностях поселка Калмыков, также с богатой историей. Пока часть отряда готовила бивуак, другая занялась сбором подъемного материала.

Участникам экспедиции запомнилась остановка в Индере, расположенном на правом берегу Урала. Для того, чтобы попасть в поселок, нужно было преодолеть паромную переправу. Отряд провел здесь двое суток. А запомнился поселок посещением двух объектов. Во-первых, знаменитого соляного озера, давшего название поселку. После купания в нем тело покрывалось таким слоем соли, что ее приходилось смывать в Урале. А еще кружковцы увидели гигантский карьер по добыче боратовой руды и огромные «Белазы».

Конечным пунктом отряда был Гурьев. Но остановка носила скорее развлекательный, чем познавательный характер: посещение побережья Каспийского моря, местного парка культуры и отдыха и т.д.

Вскоре «Смелый» двинулся в обратный путь.

В родной школе экспедицию встречал в торжественной обстановке почти весь педагогический коллектив. Позднее, глубокой осенью, участники экспедиции делились на школьных собраниях своими впечатлениями. Именно после этого в школе началось создание музея. Привезенные находки легли в основу экспонатов. К слову, помещение будущего музея оборудовалось силами самого отряда «Смелый».

В 1974-1975 учебном году в Рубежинской СШ (Приуральный район) проходили межрайонные школьные соревнования по волейболу. От Зеленовского района принимали участие ученики Круглоозерновской школы, среди которых было немало членов отряда «Смелый». С командой поехал и В.В. Харченко.

Ученики Рубежинской школы уже несколько лет совместно со студентами исторического факультета Уральского пединститута участвовали в археологических раскопках. В школе гордились богатым краеведческим музеем, который ежегодно пополнялся во время экспедиций. Вероятно, это и подтолкнуло В.В. Харченко к вовлечению своих кружковцев в такую работу.

В самом пединституте также был свой археологический музей. Его ранней весной 1974 г. посетил отряд «Смелый». Поездка оказалась результативной, и отряд стал именоваться археолого-краеведческим.

Одной из первых экспедиций «Смелого» со студентами исторического факультета оказались курганы на Меловых горках. Здесь ребята научились азам археологических раскопок.

В поселке Новопавловка для самостоятельной работы (конечно, под руководством научных работников и наблюдением студентов) отряду отвели отдельный курган. К сожалению, его разграбили еще в древние времена. Тем не менее, здесь обнаружили останки воина с мечом, два женских скелета с украшениями, бронзовое зеркало. И погребальное кострище.

Но наиболее плодотворными были экспедиции в поселок Лебедевка, где раскопки продолжались несколько лет. Там сохранилось до 400 курганов. В 1979 году на месте работали сразу две экспедиции. Одной из них руководил кандидат исторических наук, доцент кафедры истории СССР Г.В. Кушаев. Вторую возглавлял старший преподаватель кафедры истории СССР В.Ф. Железчиков. Их работу координировала кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии Академии наук СССР М.Г. Мошкова. Были обнаружены находки второго, третьего веков нашей эры, различные виды оружия, множество женских украшений, обломки глиняной посуды, различные изделия из железа. Особый интерес представлял стеклянный сосуд с росписью. Найдены также предметы бронзы (2 тысячелетие до н.э.) и средневековья (XII-XIV вв. нашей эры).

Получив определенный опыт, «Смелый» приступает к самостоятельным экспедициям. Однажды В.В. Харченко решил сделать более обширное обследование поселка Сахарный, где уже побывал со своим отрядом. Кроме сбора подъемного материала, раскопали несколько так называемых маров, т.е. развалин домов, где обнаружили массу домашней утвари, икон и т.д. Но настоящей удачей оказалась хорошо сохранившаяся печь, в которой лежали какие-то обгоревшие бумаги. Уже по приезде в Уральск их направили в одну из городских лабораторий, после исследования выяснилось, что это какие-то хозяйственные документы времен Гражданской войны. Трудно поверить, но они пролежали в печи разрушенного дома почти 60 лет. Я сам, будучи подростком, их видел, так как они выставлялись на всеобщее обозрение школы.

В.В. Харченко уделял внимание и истории Круглоозерного, особенно трагическим страницам Гражданской войны. Поселок несколько раз переходил из рук в руки. При этом красные расстреливали белых, те казнили красных. О расстрелах красными в то время говорить было не принято. Извергами и садистами выставлялись исключительно белые.

Ожесточенные бои за Круглоозерный происходили и весной 1919 г. Тогда расстреляли большую группу, не без оснований, но этот эпизод – тема отдельного разговора.

Из разговоров с местными жителями В.В. Харченко в общих чертах знал об этом, но неизвестны были ни место казни, ни какие-либо другие подробности. В поселке еще жило немало участников белого движения, которые наверняка что-то знали о тех событиях. Однако они всю жизнь прожили с клеймом «беляк», что порой приравнивалось к «врагу народа». Наученные горьким опытом, отмалчивались.

Владимиру Викторовичу удалось разговорить несколько более «молодых» жителей. Одним из них был А.Е. Захаров. Он родился в 1904 году и призыву в действующую армию, естественно, не подлежал. Но, будучи подростком, он, как и его сверстники, частенько привлекался к различным хозяйственным работам, в том числе и по погребению убитых. Из его рассказов выяснилось, что тот расстрел происходил за околицей, за мельницами. Но за почти 60 лет границы поселка значительно расширились, да и сама местность изменилась порой до неузнаваемости.

С помощью А.Е. Захарова и его (немногочисленных к тому времени) сверстников удалось сузить географию поиска. При пробивке разведочного шурфа на месте предполагаемого расстрела кружковцам вновь улыбнулась удача: обнаружены человеческие останки. По воспоминаниям сына Владимира Викторовича Харченко Сергея, который ребенком увязался за отцом на раскопки, найдены останки нескольких человек, а из предметов он запомнил куски поясного кожаного ремня с пряжкой и подошву солдатского ботинка.

Дальнейшим поискам помешали «люди в штатском». У них уже приготовлен формальный предлог. Раскопки всегда (тем более в то время) занятие лицензионное. А так как лицензия отсутствовала, то и работы немедленно свернули, а самого В.В. Харченко ждали неприятности.

Куда девалось найденное, неизвестно. К слову, я не берусь утверждать, что останки принадлежали именно красным.

Со времени тех раскопок прошло около 40 лет. Подростки, участвовавшие в них, теперь уже сами предпенсионного возраста и сейчас вряд ли могут указать точное место тех раскопок. История повторяется. Захоронение было забыто, найдено, а теперь вновь кануло в небытие.

В. В. Харченко не успокоился. Каким-то образом нашел и вышел на связь с бывшими чапаевцами, участвовавшими в боях за Круглоозерный. С ними завязалась переписка. Но каких-либо подробностей по поводу расстрела они не знали. На момент расстрела их в поселке не было, иначе бы они разделили участь сослуживцев. И все-таки вспомнили с десяток имен расстрелянных. Сообщили также и адреса, откуда те были призваны в Красную Армию.

В школьном музее долгое время хранился журнал переписок отряда «Смелый» с этими именами и адресами расстрелянных красноармейцев. Довольно-таки объемный, с твердыми обложками темно-синего цвета. Ответственным за ведение журнала была Ирина Шукова, ныне проживающая в России. До сих пор сожалею, что не снял копию с того списка. Понадеялся, что журнал (тем более с такими данными) никуда не денется. Как оказалось, зря. Его утеряли при переносе музея из одного помещения в другое.

К сожалению, в начале 80-х В.В. Харченко вынужденно переехал в Уральск. Некоторое время он еще подрабатывал в Круглоозерновской средней школе. Но уже не мог уделять столько времени своему отряду «Смелый», которому посвятил почти 10 лет жизни. И в середине 80-х годов археолого-краеведческий отряд «Смелый» прекратил свою деятельность.

Школьный музей еще продолжал жить. Но если раньше его фонды ежегодно пополнялись за счет экспонатов, привозимых из экспедиций, то теперь все прекратилось. Заведующие музеем менялись чуть ли не ежегодно, и с уходом очередного фонды музея таяли. Из некогда богатейшей археологической экспозиции к 1993 году осталось всего два небольших склеенных горшка. Откуда они были привезены, неизвестно. При В.В. Харченко в музее существовала неплохая коллекция икон. К 1993 году не осталось ни одной. Исчезла и икона, привезенная из Коловертнинской церкви Рождества Христова еще первым составом отряда «Смелый» в 1974 году. Правда, фрагменты «царских ворот» остались. Дай Бог мне ошибиться, но не единственный ли это сохранившийся интерьер из той церкви?

Тогдашняя администрация школы делала все возможное, чтобы создать условия для работы кружка. Но далеко не все поддерживали В.В. Харченко, тем более не все понимали. Но, несмотря на это, он продолжал делать свое дело. И оставил о себе Память.

Сергей Калентьев

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top