Коварный синдром

3 января 2019
0
213

Каждый год в области на учет встает примерно 45 человек, заразившихся вич-инфекцией. Жанша Турганбековна Нурушева заведует лечебным отделением областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом. Вот уже 13 лет лечит таких людей. В закрытых списках центра мужчины и женщины, возраст – от 20 до 60 лет. По официальным данным, в области проживает 621 человек, имеющий данный диагноз. Фактически их может быть гораздо больше: заболевание коварно, проявиться может через годы.

Специалисты центра уверяют, относиться к проблеме легкомысленно и быть уверенным, что вас это не коснется, не стоит. В зоне риска каждый, хотя заразиться по-прежнему можно лишь тремя способами. Самый распространенный – незащищенный секс.

О том, что анализ неутешительный, пациенту сообщают при личной встрече. Реакция непредсказуема, истерика может случиться даже с крепкими на вид мужчинами. Ведь как бы ни успокаивал себя человек, пока ждал повторного результата анализа, не собирался духом, вердикт врача звучит как приговор. При разговоре присутствует психолог, задача которого успокоить и объяснить, что жизнь на этом не закончилась.

В автобусах, магазинах, кинотеатрах мы видим множество незнакомых лиц, среди которых вполне вероятно есть те, кому не повезло. Вычислить больного по внешности не получится. Портрет среднестатистического больного вполне обычный – средний возраст, работающий, семейный, может быть даже успешный человек.

Как известно, от СПИДа не умирают, он лишь может спровоцировать развитие любой другой болезни, в первую очередь рвется там, где тонко.

– Вылечить СПИД нельзя, но жить с ним можно, – говорят эпидемиологи. – Главное, вовремя встать на учет и начать принимать лекарства. По закону препараты выдаются бесплатно. Они снижают количество вирусов и не дают появляться новым. Получается, пока человек лечится, он не опасен для окружающих. Заразиться от рукопожатия или даже поцелуя невозможно, если только нет открытых ран.

Инфицированным может быть и кто-то из ваших хороших знакомых или даже близких, но правду об этом вы не узнаете, поскольку информация хранится «за семью печатями».

Арстану (имя изменено) 32 года. Успешный мужчина имеет хорошую работу, красивый дом, замечательную жену и двоих детей. Часто ездит в командировки. То, что у него ВИЧ, узнал случайно, обратился в обычную поликлинику из-за плохого самочувствия. С тех пор его жизнь изменилась. Больше смерти молодой мужчина боялся огласки, долго не мог решиться на разговор с супругой, которая теперь тоже должна была сдать анализ.

Задача заведующей отделением эпидемиологии Раушан Нуржановны Еламановой – распутать клубок знакомств и выявить всех, кто состоял с больным в интимных отношениях, а значит, мог быть источником или жертвой. Специалист признается, перечисляют имена бывших любовников не все, это понятно, дело довольно деликатное. Ее сверхзадача разговорить и обязательно вывести на откровенность, а это сложно. Как опытный и грамотный следователь Раушан Нуржановна со знанием всех психологических нюансов, ведет дознание, задает вопросы, выстраивает цепочку «с кем» и «когда». Нередко пациент понятия не имеет, кто именно стал причиной его бед. И уж тем более не хочет думать, что за это время сам заразил кого-то.

Арстан – тот самый случай. Изменял супруге как в отъезде, так и в городе, причем романы крутил одновременно с несколькими женщинами. Были и совершенно случайные связи, так сказать, одноразовые. Он сейчас и не вспомнит ни имен, ни лиц, ни номеров телефонов.

К истязающей мысли, что болен, привыкал мучительно долго. Не сразу, но все-же состоялся разговор с супругой. Первая реакция – крики, слезы и истерика. И снова анализы и ожидания в холодном поту результатов. Только страх за жену и детей, еще больший, чем за самого себя. Признается, в это время не мог смотреть им в глаза. Сегодня благодарит Бога, что все обошлось, они здоровы. Готов был и к тому, что жена, собрав вещи и детей, уйдет. Она осталась, поддерживает его и напоминает о приеме лекарств.

Как показывает жизненная практика, редкие браки в результате случившегося распадаются. В беде супруги сплачиваются, поддерживают друг друга и учатся жить по-новому.

Раз в месяц Арстан приходит на прием к доктору, получает лечение.

Мария и Сергей тоже инфицированные. Кто и кого из них заразил, они так и не поняли. И он, и она имели случайные связи на стороне. Заражена и их дочь Анна (имена изменены), которая родилась после того как заболела мать. Жанша Турганбековна рассказывает, что с диагнозом эта семья живет уже 15 лет и, кажется, забывает, что с ними что-то не так. Тут необходимо ни на один день не прерывать лечение. Не так давно уехали из Казахстана, но по-прежнему продолжают общаться с бывшим лечащим врачом.

– В семьях, где есть вич-инфицированный, нет никаких отдельных ложек и тарелок, постельных принадлежностей. Болезнь безопасна для окружающих, потому как передается только от матери к ребенку, половым путем или через лимфу.

У Арстана пока все хорошо, и это не чудо, а результат доверительной работы двух людей. Терпение и силу воли проявляют обе стороны – врач центра и его пожизненный пациент.

– Самая главная задача, чтобы больной понял: спасение есть и оно гарантирует жизнь, – говорит Жанша Турганбековна. – И очень важно, чтобы человек, после того как узнал о своем диагнозе, пришел и получил бесплатное лечение. Конечно, полностью убить вич-инфекцию пока невозможно. Но прожить относительно долгую и качественную жизнь после обнаружения положительного статуса, реально.

– Областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом в Уральске открыт в 1989 году, тогда официально зарегистрированных больных были единицы, – рассказывает заместитель директора по организационно-методической работе Алмагуль Акжумабековна Мантакова. – С тех пор многое изменилось. Стало больше пациентов, менялись медикаменты и методы. И если десять лет назад ежедневно нужно было выпивать горсть таблеток, а пить такое количество изо дня в день, сами понимаете, очень сложно, то теперь достаточно проглотить одну или две. Пугает по-настоящему, и мы об этом говорим ежедневно, что списки стоящих на учете растут. Есть, кто стоит на учете с начала 90-х годов. Они уже прожили с вирусом 26 лет и умирать не собираются. Да мы им и не дадим.

Но если прогресс в лечении все-таки наблюдается, то вот отношение общества к заражённым не меняется. Есть такие, кто требует оглашения списков, предлагают изолировать больных или организовать показательную «порку».

– Бывают случаи, когда, узнав о беде, люди отворачиваются, – рассказывает Алмагуль Акжумабековна, – но это редкие примеры, в основном болезнь объединяет. И все незначительное уходит на второй план. Арстан и его супруга до сих пор держат свой секрет в тайне. И это понятно, у них двое детей, и в случае огласки пострадают и они.

Ежедневно сотрудники центра посещают школы, колледжи, вузы, ведут разъяснительные беседы. Остановить распространение болезни можно, нужно лишь соблюдать правила.

– Попадая в организм, вирус проникает в иммунные клетки, которые становятся его инкубатором. Там он размножается и убивает иммунную систему, – говорит заведующая профилактическим отделом Алтынай Еспуловна. – Со временем организм теряет способность противостоять даже самой безобидной инфекции. Обычный герпес может стать убийцей для вич-инфицированного. Начинается необратимый процесс. СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита. Так что если есть сомнения, проверьтесь.

В городе работает «дружественный кабинет», где каждый в возрасте от 18 до 33 лет может пройти обследование. Находится на втором этаже бывшего второго родильного дома, по адресу Алматинская, 60 (район 31 школы).

Как показывает практика, многие не догадываются, что они «под колпаком», характерных симптомов у болезни нет. Выявить на ранних стадиях могут только анализ крови или экспресс-тест, который определяет зараженность по слюне. Вирус, конечно, в ней не живет, но есть антитела, которые пытаются убить инфекцию. Тест выявляет их за 15 минут. Пока у человечества есть единственный вариант побороть пандемию: здоровым предохраняться, а инфицированным регулярно принимать лекарства.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top