Космический акцент Ивана Погодаева

14 декабря 2017
0
362

Сегодня, в эпоху технического прогресса, всё большую роль в развитии той или иной страны играет научно-техническая интеллигенция.
В Советском Союзе послевоенного времени она имела отношение к переднему краю науки и техники – освоению космоса, и составляла золотой кадровый фонд. Его представители были профессионалами высочайшего уровня, принадлежал к которым и наш земляк Иван Кондратьевич Погодаев. Об этом очень уместно поговорить сегодня, в год 60-летия запуска первого искусственного спутника Земли.

На крутых виражах судьбы

Родом Иван Кондратьевич из посёлка Балаган Зелёновского района. Его отец Кондратий Карпович – низовской яицкий казак, в своё время служил в лейб-гвардии в Санкт-Петербурге, затем занимал руководящие хозяйственные должности. Мама, Александра Стахеевна, занималась домашними делами. Вместе они воспитывали четверых сыновей.

Старшего, Ивана, в 16 лет призвали на фронт. Едва окончив 9 классов, он вместе с будущим уральским писателем Николаем Корсуновым отправился в военно-морское училище в город Энгельс Саратовской области. Через полгода Погодаев уже на Балтике. В 1943 году в составе 2-й бригады торпедных катеров ему пришлось штурмовать датские острова Гогланд и Свинимюнд. Вместе с другими членами команды катера попал в плен, но уже через пять часов их освободили наши моряки.

За участие в освобождении Кёнигсберга старшего лейтенанта Погодаева наградили медалью. Однако заслуги перед Отечеством не уберегли его от преследований спецслужб. Ивана арестовали, лишили звания, наград, благодарностей и сослали на Чукотку, на 10 лет.

Домой он вернулся в 1953-м полностью реабилитированным. Семья Погодаевых к тому времени уже переехала в Уральск. Иван закончил 10-й класс и поступил в Саратовский институт механизации и электрификации сельского хозяйства им. М.И. Калинина. Как единственный участник войны на курсе, Погодаев получил направление на работу от Министерства обороны СССР не куда-нибудь, а в Новосибирск. Там действовал Центр научно-технических разработок, уже в то время Новосибирск приобретал всесоюзную славу города науки.

Иван Погодаев прошёл здесь отличную школу, показал себя исполнительным и высококвалифицированным работником. Его направляют в распоряжение Главного конструктора Сергея Королёва. Он сразу оценил технические и аналитические способности молодого перспективного специалиста и назначил его на один из самых ответственных постов на космодроме Байконур – начальником строительства ракетных пусковых установок. Вскоре Королёв добивается прекращения постоянной слежки спецслужб за Иваном: «Он наш, советский человек, и уже показал себя в деле!..».

Ослушаться Главного органы госбезопасности не посмели, слежку прекратили. Погодаев получил возможность работать свободно, у него словно открылось «второе дыхание».

Испытание на прочность

Строжайшая секретность, сопровождавшая становление советской космонавтики, привела к тому, что и сегодня многие не представляют масштабы, темпы и условия, в которых начинался Байконур.

Основные земляные и строительные работы начались в конце лета 1955-го. Через год уже широким фронтом возводились монтажно-испытательный комплекс, стартовая площадка, пункты управления. Трудности строительства усложнялись невыносимой жарой, доходящей до 45 градусов в тени, и пыльными бурями. Тысячи автомобилей, экскаваторов и тракторов поднимали такую пыль, что приходилось днём работать с включёнными фарами.

К осени 1956 года будущая стартовая площадка представляла собой огромный котлован с возвышающейся на несколько десятков метров над степью земляной насыпью. На ней – груды металлоконструкций, закладных деталей, громады ёмкостей, комплекты редукторов, трубопроводов, вентиляторов, многотонных металлических платформ, продуваемых колючим морозным ветром…

Погодаев трудился неистово, проявляя фантастическое терпение и ответственность: на первых порах ему вместе с коллегами приходилось заново строить ракетные установки, которые после запуска ракеты сгорали дотла. Всё делалось впервые, во многом методом проб и ошибок, случалось, и люди гибли. Но постепенно приходил опыт, улучшались технологии.

Каждая пусковая ракетная установка представляла собой уникальное техническое сооружение. Это относится и к строительной конструкции с железобетонным «козырьком» на бетонных колоннах, возвышающимся на несколько десятков метров над отражателем газовой струи и непосредственно к стартовой системе с ажурными опорными фермами и следящей системой. Именно она обеспечивает синхронное сведение этих ферм и превращение их в прочный силовой пояс, которым удерживается ракета при подготовке к старту.

Верхняя часть стартовой системы и нижние направляющие устройства покоятся на поворотном круге, который опирается гидравлической подвеской на рельсы площадки. Эта подвеска позволяет не только разворачивать ракетно-космическую систему по азимуту, но и точную её выверку по вертикали.

Такие технические детали привожу не случайно. Даже по столь беглому описанию видно, насколько это сложная система, которую требовалось не только построить в сжатые сроки, но и отладить. Поэтому Иван Кондратьевич постоянно находился в поиске наиболее рациональных и надёжных технических решений. И учился у Королёва. И прежде всего – целеустремлённости, умению подчинить себя достижению высокой цели.

Погодаев сразу заметил, что Сергей Павлович никогда не ведёт посторонних, не относящихся к делу разговоров. И уж тем более не слышал, чтобы Главный «травил байки». Он очень ответственно относился к порученному ему делу и требовал такой же ответственности от подчинённых. Однажды Королёв выгнал специалиста, который во время небольшой паузы в работах читал книгу: ничто не должно отвлекать и расслаблять людей! Даже во время пауз. На кону – не только сохранность уникальной техники, но и самое дорогое – человеческие жизни!

Во время обеда Королёв мог резко вскочить и броситься куда-то. Погодаев и другие соратники Сергея Павловича вскоре к этому привыкли: Главному пришла в голову ценная мысль, необходимо тут же записать её, дать необходимые указания. Это был потрясающий человек, который буквально «горел» на работе!

Стартовый комплекс включает в себя множество различных энергетических, электротехнических и электронных систем контроля, приборов и кабельных линий. Поэтому отладочные работы, в которых участвовали представители поставщиков и разработчиков, занимали несколько месяцев. И вот наступает долгожданный миг – проверка готовности стартовой установки к пуску ракеты, так называемые комплексные испытания. В них принимали участие Главный конструктор С. Королёв и главные конструкторы отдельных систем.

Шумели механизмы, щёлкали пневматические клапаны, медленно поворачивались рулевые камеры сгорания. Это многообразие звуков воспринималось строителями установок как лучшая музыка. Однажды на очередном таком испытании настроение у людей поднялось настолько, что на глазах Королёва выступили слёзы. Люди обняли его и поздравили с успехом. Это была незабываемая минута! Казалось, рядом не озабоченный множеством дел Главный конструктор, а совсем молодой, увлечённый юноша, у которого всё впереди…

Ракетную пусковую установку для корабля «Восток», на котором полетел в космос Юрий Гагарин и многие другие космонавты, также строил Иван Погодаев.

Позже он рассказывал, что первым в космос планировали отправить Германа Титова, дублёром которого был Юрий Гагарин. Однако перед стартом показатели датчиков, измеряющих функциональное состояние, степень волнения космонавтов, оказались лучше у Гагарина. Он смог сохранить спокойствие. Поэтому Королёв решил, что лететь должен именно он. «Об этих подробностях знали тогда только мы», – вспоминал Иван Кондратьевич.

Гагарин действительно сказал «Поехали!». После его благополучного возвращения на Землю операторы сняли этот исторический эпизод на камеру.

Погодаев отмечал, что «мы, как и сам Байконур, назывались объектами государственного назначения (ГН), нам не присваивались звания, не назначались должности». Это была сверхсекретность! Королёва знали только самые близкие, для всех он был просто Главный, имелась своя «кличка» и у Погодаева…

Он уважать себя заставил

Кончина Королёва в 1966 году стала ударом для советской космонавтики. Главный конструктор наверняка бы довёл до ума сверхтяжёлую ракету-носитель «Н-1». Её Сергей Павлович создавал для полёта на Марс, однако в условиях военного противостояния с США Никита Хрущёв приказал форсировать пилотируемый полёт на Луну. Уже после смерти Королёва испытания ракеты закончились неудачно…

На смену Сергею Павловичу пришёл не его заместитель Борис Черток, как все ожидали, а другой человек, инертный и спокойный. Казалось порой, что он не на своём месте.

В такой обстановке Погодаев решил покинуть любимую работу. Его не отпускали, предлагали высокие должности в космической отрасли в Москве и других городах, но он вернулся в Уральск. Работать по специальности здесь, понятное дело, не пришлось. Он трудился в «Горсельпроекте», затем его перевели в «Каздорпроект» на должность главного специалиста, откуда Иван Кондратьевич и ушёл на пенсию. Но и на «гражданке» космическая «королёвская» закалка, дотошность и точный инженерный расчёт Погодаеву очень пригодились.

Как-то у тогдашнего первого секретаря обкома партии Мустахима Иксанова обсуждался важный объект. Погодаев выразил резкое несогласие с проектом, так как тот предполагал разрушение некоторых участков инженерных сетей, а это могло серьёзно осложнить электроснабжение города. Острая дискуссия по этому вопросу с Иксановым закончилась тем, что тот удалил Погодаева из зала.

Он был уверен, что на следующий день его снимут с должности. Однако Мустахим Белялович пригласил его к себе, ещё раз выслушал аргументы Погодаева и предложил ему разработать свой проект. Затем Иксанов всегда прислушивался к его мнению.

Иван Кондратьевич был счастлив не только в профессии, но и в семейной жизни, в чём огромная заслуга его избранницы Галины Васильевны Игановой, врача по образованию, с которой он прожил 38 лет до своей кончины. О своём муже Галина Васильевна вспоминает с удивительной теплотой: оба прожили замечательную жизнь, оберегая и любя друг друга.

Всё дальше в прошлое уходит эпоха первых космических стартов. Но не изгладить из людской памяти подвиг тех, кто проложил человечеству дорогу к звёздам. Среди них и наш земляк, настоящий труженик и замечательный человек Иван Кондратьевич Погодаев.

Фото из семейного архива Погодаевых

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top