Колокол тревоги

15 ноября 2018
0
799

Уходящий год стал для Урала и его бассейна годом антирекордов и дальнейшего сползания к гибели. И нет в такой оценке преувеличения и популизма. О таком сползании сегодня говорят в Приуралье все. Шутка ли, почти высох Учужный затон, а меженный (минимальный) уровень Урала-батюшки упал 29 октября до отметки 33 сантиметра над нулём графика Уральского водомерного поста. Это один из самых низких уровней за последние 100 лет! Однажды, в 1970-х, он понизился до 8 см, но затем начался многоводный период, и об этом быстро забыли. А сегодня период чего? Воды? Её нет и не предвидится. Зато недавно в пойме Чагана завоняло так, что хоть святых выноси.

Кто испортил воздух?

Пора назвать вещи своими именами: около Уральска ещё с советских времён действует Чаганское грязехранилище. Когда в конце октября производится сброс застойной, болотной воды, обнажаются берега, нередко в иле и тине, вконец замусоренные. Вот и воняет.

По официальной версии, так называемое Чаганское водохранилище создавалось для водоснабжения промышленных предприятий Уральска и садово-огородных обществ. После спада половодья шандоры чаганской плотины обычно закрывались наглухо и открывались только поздней осенью.

За десятилетия такого режима русло Чагана заилилось, стоячая вода в нём цветёт, в ней не хватает кислорода. Об этом рассказывалось в материале автора этих строк «Чаганская западня» («ИНФОРМБИРЖА news», № 34 от 23.08.2018) и других материалах, опубликованных в нашей газете. В них подчёркивалось, что проблему Чагана и его притока Деркула нельзя рассматривать и решать в отрыве от процессов на Урале и его бассейна. А здесь наметилась очень тревожная тенденция.

Мы наш, мы новый вал построим

Особое беспокойство жителей Приуралья вызывают планы России по созданию на главном притоке Урала – Сакмаре нескольких водохранилищ. О таких планах местная пресса сообщала еще при СССР, в начале 80-х годов, когда в Уральске прошло заседание межреспубликанского комитета по Уралу. С той поры по поводу зарегулирования Сакмары ходило множество слухов, в том числе и такой: в связи с постсоветским кризисом 90-х годов и нынешними финансово-экономическими потрясениями денег на строительство нет, поэтому беспокоиться вроде бы нечего.

Это не так. Совершенно точно известно, что одно водохранилище на Сакмаре уже действует. Об этом сказано в книге директора Оренбургского Института степи Александра Чибилева «Бассейн Урала: история, география, экология» (Екатеринбург, 2008 год). Заполнение Сакмарского водохранилища около села Абдулкаримово Баймакского района Башкирии произошло ещё в 2004 году. Главный приток Урала перекрыли глухой земляной дамбой высотой 18 метров, создавшей водоем площадью 5,8 квадратных километра (площадь Ириклы 260 кв. км) объемом 0,03 кубического километра при длине плеса 13 км и максимальной глубине 17 м. На Сакмаре запланировано построить ещё три водохранилища.

«Но ведь тогда Уралу конец!» – наверняка воскликнут наши читатели. Согласен. И такие вопросы надо решать на межгосударственном уровне. Тем более, что заполнение Сакмарского водохранилища удивительным образом совпало с прекращением обильных половодий на Урале: в последний раз высокий весенний разлив случился в 2005 году – 778 см.

Но разве мы сами не уничтожаем свою Сакмару – реку Илек? Если среднегодовой сток Сакмары в Урал составляет 4 кубических километра, то Илек вливает в него 1,3 кубокилометра – это второй показатель в бассейне! Прежде Илек и Утва играли немалую роль в половодье, формируя его первую волну. Позже, в конце апреля-начале мая, до Уральска доходила сакмарская вода… Илек давно зарегулирован. На самой реке действует Актюбинское водохранилище объёмом 0,6 куб. км и площадью 81,3 кв. км, а также Каргалинское на притоке Жаксы-Каргала (0,18 куб. км, 22,3 кв. км).

Эти водоемы используются для водоснабжения промышленности, прежде всего актюбинских заводов ферросплавов и хромовых соединений, сельского хозяйства и бытовых нужд. До Урала Илек доносит всё меньше воды.

В жалкую речушку превратилась и Утва. Для этого не потребовалось строить большое водохранилище. Беда в том, что часто недооценивается такая «мелочь», как бесконтрольный выпас скота, на что, кстати, обращает внимание Чибилев. Скот затаптывает бьющие из-под земли ключи, уничтожая истоки рек. В результате своё начало они начинают брать на многие, порой десятки километров от первоначального истока, нередко в худших гидрологических условиях. Если же в верховьях рек ещё и самовольно насыпают дамбы – как говорится, пиши пропало!

В окрестностях Аксая Утва летом превращается в цепь заросших камышом плесов, её сток в Урал в этот период практически отсутствует. Создается впечатление, что речку, как и многие другие небольшие притоки Урала, элементарно затоптали.

Спускаемся ниже по течению. Следующий приток Урала – Чаган. Летом, когда Урал-батюшка изнывает от маловодья, в него из этого водоёма в лучшем случае сцеживаются какие-то капли, да и то не всегда. Зато выше плотины река и широка, и глубока. Что она представляет собой на самом деле, хорошо видно осенью после сработки водохранилища: ручеек, загаженный автопокрышками, металлоломом и прочим хламом.

Уже через десяток километров вверх эффект подпора исчезает. Мало кому известно, что Чаган в верховьях практически зарегулирован: на впадающей в него речке Таловой действует еще одно водохранилище – Красновское, объёмом 0,012 куб. км и площадью зеркала 6,9 кв. км.

Белуги у Кордона

Не лучше положение и на Деркуле, в котором когда-то в изобилии тоже водились раки.

Между тем именно на этом притоке Чагана в начале 60-х годов прошлого века произошло выдающееся событие, о котором рассказал директор ТОО «Судоремонтный завод» Владимир Самсонов: здесь, в окрестностях посёлка Кордон, поймали двух огромных белуг! А ведь для хода такой рыбы нужно обилие достаточно чистой и проточной воды, глубина. Всё это тогда и в Деркуле, и в Чагане имелось. Чаганскую плотину тогда ещё не успели соорудить.

– Весной по балкам и оврагам талая вода скатывалась в Деркул с таким шумом, будто сходит лавина, – вспоминает Самсонов. – Сегодня здесь весной тихо, в лучшем случае, ручейки текут: нет воды…

Почти нет её и в других притоках Урала. Поэтому надеяться на какие-то внутрибассейновые переброски воды бессмысленно.

И тут Владимир Борисович огорошил такой новостью, что и сказать страшно: существуют планы «расширения Ириклинского водохранилища».Об этом речники узнали по своим каналам.

Вот тебе раз! Сегодня в этом «степном море» сосредотачивается до 3,2 кубического километра воды – почти половина среднегодового стока Урала за последние 10 лет. Среднегодовой многолетний сток реки составляет 10,1 кубического километра. Максимальный – 27 кубокилометров (1957 г), но таких показателей нынешнему Уралу, похоже, не достичь никогда. Куда уж дальше расширять Ириклу! Чтобы окончательно добить Урал?

Помоги нам, Волга!

Убедившись, что на местном уровне ничего для спасения Урала и его притоков не делается, бывший работник автобусного парка Вячеслав Кекин позвонил автору этих строк и попросил с ним встретиться. Он разложил на столе карты, атлас и начал свой рассказ.

Вот уже несколько лет Вячеслав Евгеньевич ездит к своим детям в Самару, он обратил внимание на очень интересное обстоятельство. Левый приток Волги – Самара в районе города представляет собой большой водоём, уходящий далеко вверх по течению. Происходит такое ввиду сильного подпора Саратовского водохранилища. Так что Самара– водоток многоводнее нашего Чагана.

Посмотрев на карту Оренбургской области, Вячеслав Кекин поразился: бассейны Самары и Чагана (речку Вербовку) разделяет всего 50 км! Почему бы не воспользоваться этим и не направить часть стока Самары в Чаган, а значит и в Урал?! Для этого необходимо около Бузулука или поселка Елшанка-1 построить гидроузел, углубить речку Бузулук. С помощью канала между поселками Андреевка, Грачевка, Мансурово и Назаровка соединить реки Бузулук и Чаган.

Вода, скорее всего, не собственно самарская, а волжская, от подпора водохранилища с помощью насосов по Бузулуку пойдет в канал и далее в Чаган и Урал. Так Волга-матушка поможет мелеющему год от года Уралу-батюшке…

По мнению Кекина, вся эта затея при современной землеройной технике обойдется сравнительно недорого. Во всяком случае, куда дешевле, чем амбициозный проект строительства канала Волга-Урал длиной 470 км, которое началось в 1974 году и свернулось как по экологическим причинам, так и в связи с отвлечением средств на строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали.

Строительство канала Бузулук – Чаган позволило бы оросить в его зоне дополнительные площади, создать новые рабочие места, превратить Чаган в ПРОТОЧНЫЙ, БОЛЕЕ ЧИСТЫЙ ВОДОЁМ и второй по водности приток Урала после Сакмары.

Идея соединения бассейнов Самары и Урала высказывалась ещё в 70-80-х годах в связи с освоением Карачаганакского месторождения. Тем не менее, предложение Вячеслава Кекина, к которому он пришел независимым путем, очень показательно.

Канал Бузулук – Чаган – затея неплохая, но как её реализовать в нынешней финансовой, экономической и, не будем об этом забывать, политической ситуации? Вряд ли россияне на «ура» воспримут этот проект. Действуй сейчас, как во времена СССР, межреспубликанский комитет по Уралу, можно было бы ставить вопрос о переброске со всей серьёзностью ещё лет 10 назад.

В конце 2015 года подписано долгожданное казахстанско-российское Соглашение по Уралу, в рамках которого начала действовать совместная комиссия. Она-то и может поднять вопрос о строительстве канала Бузулук – Чаган.

Дорогое спасение

Бить в колокола, однако, нужно уже сейчас.

– Положение создалось нетерпимое, состояние экосистемы Чагана ухудшается, – говорит руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования ЗКО Амангельды Давлетжанов. – Чаган нуждается в расчистке и углублении. Такие мероприятия мы планируем, но прежде необходимо провести изыскательские работы, чтобы избежать возможных ошибок. В условиях водного дефицита изменить сложившийся режим работы Чаганского водохранилища не представляется возможным: спустим летом воду – что в реке останется?

Какую именно организацию и когда планируется привлечь к изыскательским работам, пока неизвестно.

По словам Владимира Самсонова, углубить и расчистить реку можно техникой Уральского предприятия водных путей – плавкраном, земснарядами и карчекраном. Само ТОО «Судоремонтный завод» строит малогабаритные земснаряды и также готово предоставить их для расчистки Чагана.

Вновь приходится отмечать очень печальный факт: говорильня продолжается, а конкретных дел нет. Если они не последуют и в следующем году, начавшиеся в экосистеме Чагана процессы станут необратимыми, и тогда спасение реки обойдётся во много дороже. Если, конечно, будет, что спасать…

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top