Казнить нельзя помиловать

5 октября 2017
0
96

Бродячие животные в населенных пунктах – серьезная проблема, а нейтрализация их – еще более сложный вопрос. Кроме того – еще и травмирующий всех, кто оказался поблизости от «казни» братьев меньших. Пусть уж простят меня работники службы за термин, отражающий их служебную деятельность.

«У нас на заводе уничтожают бездомных животных. Отстреливают кошек и котят прямо в рабочее время, когда все люди ходят по территории. Ликвидировав одну партию, взялись за следующую. Уже не могу молчать, наболело, довели всех до трясучки: у кого-то давление поднялось, кто-то плакал. Раньше это делалось в нерабочее время, а теперь – полный беспредел, как будто мы бездушные чурбаны. И эта тема – уничтожения животных – намного шире, чем наш завод. На улицах машины давят кошек и собак, водители чуть ли не охоту устраивают на них. Во дворах некоторые хозяева натравливают своих породистых собак на бездомных, из-за этого я даже поругалась с одним из них, – дрожащим голосом говорит женщина. – Приезжали несколько раз: два раза – среди рабочего дня, и три или четыре – рано утром. Главное, что с наступлением холодов с дач привезут новых животных, они опять будут проникать на территорию завода, и этот кошмар вновь повторится», – поделилась наболевшим Раиса Федоровна Головина.

«В нашем дворе «собачники» помимо отстрела взрослых животных, отловили кутят. Домохозяйки, подкармливающие их, прибежали, чтобы «отбить», но им сказали, что их уже усыпили, – рассказывает Айгуль С. – Но, мы думаем, они соврали, чтобы мы отстали от них. Приятельница, живущая в Круглоозерном, рассказывала, что там сжигают собак, бывает, что они еще живые».

Месяц назад уральцы, проживающие по улице Ларина, вновь были ошарашены действиями ветеринарной службы, производившей отстрел бездомных животных неподалеку от детской площадки, на глазах жильцов и, что самое страшное, ребятишек, гулявших во дворе. По словам очевидцев, тела кошек побросали в мусорный бак, а некоторые так и остались лежать на земле.

И это не все негативные примеры работы подразделения ветеринарной станции, вызывающие осуждение у населения. Давно стоит дилемма: уничтожать дворовых собак и кошек или построить питомники. Убивать живых существ жалко, однако случаи нападения собак на людей, укусы, последующее лечение от бешенства, а то и того хуже – нанесение тяжкого вреда здоровью, заставляют принимать крайние меры, которые не проходят бесследно для психики очевидцев. Мне тоже пришлось как-то видеть нечто подобное, правда, это было давно, однако не забылось, хоть и прошел не один десяток лет. Ранним утром я услышала выстрелы и душераздирающий собачий визг, лай, мужскую брань, подошла к окну и увидела… лучше не рассказывать об этом.

Словом, жалобы очевидцев, взбудораженных действиями сотрудников ветеринарной службы, побудили меня пойти туда за комментариями. Директор КГП на ПХВ «Уральская городская ветеринарная станция отдела ветеринарии г. Уральск» Аблай Мукаев сказал, что основная их деятельность – обеспечение ветеринарно-санитарного благополучия по городу, поскольку в областном центре числится 4 тысячи голов крупного рогатого скота, 5 тысяч – овец и коз, 600-700 – свиней, 200 лошадей. Спектр работы широк: профилактические мероприятия, вакцинация животных, обследование на бруцеллез, туберкулез. А на них с 2012 года еще возложили отлов и уничтожение собак, на что из местного бюджета выделено чуть больше 21 миллиона тенге. В прошлом году – почти столько же.

– Аблай Шамакович, как осуществляется уничтожение бездомных животных, и кто этим занимается непосредственно?

– Работают три бригады, то есть три машины, где три водителя и семь отловщиков – всего десять человек. Среди них есть ветврачи, но в основном люди без образования. Выезжают на спецмашинах с пометкой «Ветеринарная служба». В нашем ведомстве находятся Уральск, а также пригородные поселки: Серебряково, Круглоозерное, Деркул, Зачаганск, Желаево.

Работаем по заявкам от частных лиц, предприятий, детских садов, школ, больниц и так далее – в день поступает от 10 до 20 заявок.

Отстреливаем снотворным из пневматических установок, – он открывает небольшой коробок с надписью «ЛИДер-У» и достает оттуда дротик c иглой, – эта емкость заполняется лекарством. Стреляют на расстоянии не больше десяти метров, по конечностям. Животное может не сразу упасть, все зависит от его упитанности и возраста.

В прошлом году утилизировали 6 тысяч собак, кошек поменьше. Количество ежегодно примерно одно и то же.

В летнее время года выезжают с 5 утра до 9-ти, а в зимнее – с 9 часов утра, когда рассветает.

– Люди жалуются на жестокое обращение с животными, что это происходит днем, видят дети.

– Поступает заявка – машина выезжает. Да, бывают жалобы, кто-то звонит в полицию, приезжает участковый и составляет протокол, но это от безграмотности. Есть статья, запрещающая стрелять в населенных пунктах, поэтому они составляют протокол, передают его в суд, который рассматривает.

Но мы – коммунальное государственное предприятие, специальное учреждение, на деятельность которого выделяются деньги из бюджета, техника, люди, зарплата, ГСМ, запчасти, и действуем мы на законных основаниях.

– Бывают случаи, когда вместе с бездомными отлавливают и домашних питомцев?

– Есть обязательные правила по содержанию собак в домашних условиях, – директор показывает документ. – Если собака ваша, то держите ее во дворе или в квартире. На нее должен быть паспорт, справка о прививках, в том числе против бешенства. Пожалуйста, предъявляйте, доказывайте, что она домашняя.

Если собака имеет хозяина, то на выгул должна выходить с владельцем, на поводке и в наморднике, но ведь это не соблюдается. Раз бегает на улице без присмотра, значит, бесхозная.

– Все же хочу вернуться к вопросу о заводе – людям была причинена моральная боль, не могли это сделать до 9 утра или после 18 часов?

– Мы работаем по вызову, сторож должен впустить машину на территорию завода, подтвердить количество собак, подписать акт об отлове.

Если после 18 часов, то это уже будет ненормированный рабочий день, а у рабочих с ветеринарной станции – семьи, им тоже надо отдыхать, зарплата маленькая: 40-50 тысяч.

– Люди, столкнувшиеся с подобными инцидентами, переживают, считая, что деньги, выделенные на отлов, лучше направить на организацию приютов для животных, каково Ваше мнение?

– Этих денег не хватит, да и приютов у нас нет. Вы имеете в виду Юлю Асиновскову? Мы отдавали ей собак в прошлом году, она брала, а потом отказалась. Их же надо содержать, ухаживать, кормить, для этого нужны большие средства, а где она их возьмет?

В Круглоозерном есть питомник, но только на летнее время. Там содержится до ста собак в течение трех дней, а затем их усыпляют и утилизируют – сжигают.

В этом году по Саратовской трассе строится скотомогильник, рядом с ним будет питомник для бездомных собак, до конца года обещают закончить строительство.

Это очень большая проблема и грязная работа. В этом подразделении текучесть кадров, работают те, кто не нашел ничего другого, но и они долго не держатся, увольняются. Люди называют их живодерами.

– Спасибо за интервью.

… К сожалению, решить эту трудную задачу с безнадзорными животными непросто. Над этой проблемой бьются и в других странах. В западных государствах применяют такой метод: отлов-стерилизация-выпуск. После стерилизации и кастрации собаки утрачивают агрессивность и становятся безопасными. Определяются они и в государственные приюты. Однако эти меры особо не меняют ситуацию.

А вот некоторые страны пошли другим путем. В Словении, Великобритании, Швейцарии есть законы о регистрации животных, осуществлении контроля за разведением, о запрете торговли ими на рынках, об обязательном чипировании и так далее. Причем чипы вживляют и бездомным собакам. Там разработана целая государственная стратегия по регулированию численности бесхозных животных. Пока организовать нечто подобное нам не под силу, и вопрос остается открытым. Его надо решать на более высоком уровне, привлекая не только местные власти, соответствующие учреждения, но и призывая к ответственности самих граждан.

Кстати, об инъекционных летающих дротиках. Есть более эффективные, чем «ЛИДер-У». Это «ЛИДер-д» и «ЛИДер-м», в которые снотворного помещается значительно больше, и стреляют на более дальние расстояния и с большей точностью. Кроме того, время начала воздействия препарата после проникновения в биологическое тело у них 0,5-1 минута, в то время как у «ЛИДера-у» – 1-3 минуты. Не надо сбрасывать со счетов и навыки стрелков: если они часто увольняются, то и меткость стрельбы соответствующая. Это объясняет то, что зачастую отстрел превращается в ужасные сцены погонь за визжащими животными, которые долго мучаются в агонии на глазах у прохожих.

Автор материала затронула только один из аспектов этой острой темы – некорректное, говоря современным языком, проведение операций по отстрелу. На мой взгляд, изменить график работы для этой «особой» деятельности вполне возможно, ибо зрелище жестокого обращения с животными бьет по нервам людей, нанося вред здоровью, оставляя глубокие раны, не говоря уже о неокрепшей детской психике.

Как тут не привести слова еще одной жительницы города. «С людьми никто не считается, истребляют у всех на глазах и с наглым видом. Поэтому и людей стали так легко убивать, ничего святого нет. Это такая система, – говорит пенсионерка Зинаида Павловна Кирилюк. – В конце 80-х годов во дворе днем убили дворовую собаку, при детях. Они плакали, мой сын даже написал письмо Горбачеву. Прошло тридцать лет, но ничего не изменилось».

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top