Казахская лошадь

20 ноября 2014
0
3232

Казахская лошадь сформировалась более тысячи лет назад – в условиях кочевого хозяйствования. Предположительно, её предками были азиатские дикие лошади.
Наиболее массивные, рослые – западноказахстанского типа джабе – распространены в Центральной Азии.
Культура и быт казахов были связаны с лошадью. Она использовалась под седлом, вьюком и в упряжи, а также для получения кумыса и мяса. У каждого племени была своя порода. Самые известные из них это джабе, карабатыр, керкулан. Археологические раскопки свидетельствуют, что человек приручил лошадь на территории современного Казахстана. Казахи подарили человечеству несколько прекрасных пород. В их языке существует более 350 наименований мастей животных.
В далекой древности Рим, Греция, Европа и Китай приобретали лошадей у кочевников Средней Азии, среди которых были и предки наших казахских лошадей.

Казахская лошадь невелика ростом, высотой два аршина и полувершка, у нее удлиненная голова с массивной мордой, с сильными чапашами и маленькими глазами. Красиво посаженные, пропорциональные уши, как правило, раздвоены, шея мясистая, напоминает оленью. Почечная область красиво округлена, круп короткий и пологий, высоко посаженный хвост в состоянии покоя она держит слегка отставленным. Грудь в поперечнике достаточно широка, а конечности с коротким путовым суставом и отчетливо выделяющимися мускулами и маленькими крутыми копытками.

Казахскую лошадь отличает выносливость. Она, как и весь казахский скот, сама отыскивает себе корм и поэтому не капризна: может долго терпеть голод, не теряя сил. Это подлинно сильная лошадь, дикая и горячая. Но в любом возрасте – коварная и своенравная, самая высокая скорость – 75-80 км в час.

Для казахов лошадь – это высшее средоточие красоты, жемчужина среди всех животных. Свое уважение к коню казах выражает уже при помощи имени, которое дает ему. Он называет его коротко – мал, т.е. животное, так как лошадь для него – воплощение всего животного мира.

Казахская лошадь живет на свободе в табуне. Табуны по-казахски – жылқы, или жылқы малы. Каждый пасется по отдельности, а глава – жеребец – не позволяет лошадиным семьям из соседних табунов смешиваться с его лошадьми.

Каждый табун (семейство — үйір) состоит в лучшем случае из 50, а самое меньшее – из 15 голов. Хозяин табуна – айғыр – защитник семьи, девяти кобыл – маток, девяти новорожденных жеребят – (құлын, к зиме жабағы), восьми жеребят – тай, пяти-восьми жеребят-трехлеток құнан, пяти-шести жеребят-четырехлеток дөнен и нескольких более старших меринов (ат). Пятилеток называют бесті, а шестилеток алтыдағы ат. Кобылу, до того как она ожеребилась, называют бойдақ-байтал, на четвертом и пятом году жеребята кобылы называются құнажын и дөнешін – байтал, так как кобыла жеребится только на пятом году (бестігінде құлындайды). Кобыла, не ожеребившаяся до лета, называется қысыр бие, а если она вообще не способна понести, то она называется ту бие.

Жеребец – защитник и охранитель табуна. Он защищает его от нападения диких животных. У хорошего жеребца волк не украдет жеребенка. Он не терпит рядом соперника. Когда молодые жеребцы вступают в четвертый год жизни, родной отец заставляет их силой покинуть табун.

Жеребец никогда не покрывает собственных жеребят-кобылиц.

Казахи на лошадях – с раннего детства. Каждый взрослый – превосходный наездник. В седле казах сидит твердо и спокойно. Лошадь под ним никогда не устает. Он свободно балансирует и держится в седле только благодаря своей посадке, ничуть не досаждая лошади излишним давлением. Казахи ездят только шагом или галопом. Если на казахскую лошадь сядет другой, который не искушен в национальной верховой езде, то животное быстро устает.

При езде рысью казахи стоят на стременах, пригнув голову вперед к самой шее лошади, при езде шагом, галопом они сидят прямо, при скачке в карьер нагибаются вперед, погоняют лошадь только кнутом. Ляжки наездника свисают свободно и вовсе не прилегают к туловищу лошади, только колено касается переднего края седла.

Вместо слова «слева» казах употребляет выражение мінер жақ, т.е. сторона, с которой садится на лошадь, а вместо слова «справа» – выражение қамшы жақ, т.е. сторона, в которой держит кнут.

Когда умирает хозяин лошади, на седьмой день седло умершего кладут перевернутым на его верховую лошадь. Под причитания у лошади отрезают хвост. На нее уже никто никогда не сядет, ее называют овдовевшей тұлдаған ат.

Казах получает от лошади следующие продукты:

– кобылье молоко – кумыс – қаймақ – имеет лечебные свойства;

– мясо (ет), оно ценится у казахов очень высоко. Особые пищевые качества имеет мясо нежеребившихся кобылиц и жеребят (құлын). Самое ценное лакомство – внутренний жир – қазы.

Казахская лошадь привязана к родине, где она появилась на свет, особенно жеребята. Они не покидают свой табун до самого конца, если их отлучат или отправят на дальние расстояния, они возвратятся, преодолевая преграды.

Достойным примером является случай, связанный с возвращением лошади с полей военных действий первой мировой войны в 1914 г.

Как известно из истории, уральские казаки Овчинниковы обосновались на берегах Большого Узеня в начале XIX в. и занялись скотоводством. Научились этому делу у казахов-букеевцев, живших здесь еще до их прихода сюда.

Местное население занималось в основном коневодством, Овчинниковы – тоже. Их кони – казахские лошади – закупались правительством для кавалерии армии. А кавалерия в те времена в военных условиях была мобильной движущей силой. Выносливость казахской лошади связана с условием, поставленным Цесаревичем Николаем Романовым перед коневодами Овчинниковыми, – доставить его на одном запряженном коне до железнодорожной станции Александров Гай.

Конь Таускен выдержал испытание, тем самым помог коневоду Овчинникову получить должную оценку и похвалы у будущего императора России.

Коней овчинниковских приучали к верховой езде местные табунщики. И они сопровождали поголовье на фронты мировой войны. И там на месте инструктировали кавалеристов, как правильно ездить на казахской лошади. Одна из лошадей, отправленных на фронт, возвратилась на родные просторы и была обнаружена в табуне. Выяснилось, что этот конь при переправе через Днепр упал в воду с наездником, смертельно раненным, и животное, освободившись от мертвеца, выбралось из воды и отправилось назад на родину.

Видимо, в пути коню удалось, конечно, с помощью добрых людей, освободиться от седла, снаряжения. Преодолев водные и другие преграды, он добрался к месту, где родился. Хозяева вместо «беглеца» отправляют на фронт двух коней, а к возвращенцу стали относиться с особой заботой и, соблюдая традиции, не стали использовать как рабочую силу. Почитали его за святое животное.

Рассказывая об этом великолепном экземпляре, уместно будет внести предложение соорудить памятник этому коню-патриоту родной земли на жалпакталском просторе, на берегу реки Большой Узень. Он бы олицетворял особую выносливость степной казахской лошади, потомки которой пасутся и ныне на просторах Казахстана и составляют богатство народа и служат людям.

Коневодству, кстати, и в советское время уделялось должное внимание. На территории Жалпактала были образованы два конезавода – Пятимарский №51, Талдысапакский №28 конезаводы. Специалисты работали здесь над улучшением породы. В 1949 году эти заводы посетил известный советский маршал Семен Буденный. Он оказал большую практическую помощь в укреплении материальной базы для разведения и улучшения казахской породы лошадей.

В нашей области учеными, практиками-коневодами выведена новая порода – кушумская, которая вобрала в себя все лучшие качества казахской лошади и достигла новых качеств в смысле улучшения выносливости, веса, продуктивности.

Следует отметить, что наши степные просторы богаты травами для тебеневки и пастьбы лошадей.

Все это послужит тому, чтобы наши дети вырастали любителями лошади – идеала красоты. Не следует забывать, что наши предки обращались к своим детям: «Құлыным – мой жеребенок».

В прошлом лошадь, кроме того – единственное животное, достойное того, чтобы определить по ней цену человека.

Кобылье молоко – кумыс в настоящее время пользуется большим спросом в Европе и США. А у нас тем более пришло время открыть дорогу производству кумыса. Необходимо установить День кумыса – «Қымыз Мұрындық», придав ему государственное значение.

Следовало бы уделить должное внимание конному спорту на базе постоянно действующего ипподрома.

На базе Западно-Казахстанского аграрно-технического университета можно было бы организовать музей коневодства.

Автор: Жайсан Акбай
Фото: Ярослав Кулик

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top