Как в Пенькове

11 июля 2019
0
138

Забастовка. Как много в этом слове для сердца речника слилось, как много в нём отозвалось… «О чём это?» – спросит человек непосвящённый. «А-а, вы всё о том же: дотацию речникам не дают» – скажет продвинутый дачник, пользующийся услугами речного транспорта. Точно. Не дали. Но, когда писались эти строки, очень обещали дать. Экипажи капитанов теплохода «Ангара» Петра Гончарова и Алексея Шестакова ждали-ждали, да и лопнуло их терпение…

Тяни-толкай

Писать об этом приходится каждый раз, когда близится макушка лета: в этой бесконечной истории, напоминающей не то спектакль-пародию, не то ёрничание в духе КВН, роли «расписаны» заранее, и каждый персонаж появляется в нужный момент.

В прежние времена всё было проще. Мощное предприятие – Уральское речное пароходство – перевозило по Уралу миллионы тонн грузов за навигацию и хорошо на этом зарабатывало. Поэтому речники, как говорится, одной левой, из своего же кармана, покрывали затраты на убыточные пассажирские перевозки – страшно сказать! – по шести линиям.

Ныне таких перевозок нет, так что без госдотации не обойтись. Сначала, в конце 1990-х – начале 2000-х, они выделялись и доходили до речников вовремя. Благодаря этому перевозки по линиям Уральск – Учужный затон и Уральск – Барбастау производились без особых проблем, хотя и по сокращённому графику. Экипажи теплоходов «Бирюса» (ныне «Дастан»), «Ангара» и «ПС-1» вовремя получали зарплату.

Но вот однажды какая-то «светлая голова» придумала «гениальный» ход: проплачивать деньги через тогдашний городской отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог. И пошло-поехало. С той поры руководителя фирмы-перевозчика ТОО «Флот» Алибека Джангазиева часто доводилось видеть бегающим по различным инстанциям.

От речников требовали бесконечные отчёты, цифры, обоснования, как будто речь шла о работе гигантской организации с большим объёмом перевозок. Причём один чиновник с пеной у рта объяснял мне, что «Джангазиев затянул отчёт», «Не все документы представил». Зато, по версии самого Алибека Шарифовича, ничего он не затягивал, с документами всё в порядке, просто придираются к речникам, к ТОО «Флот», в очередной раз выигравшему тендер. А дотацию вообще стали получать с большим опозданием.

Начинаешь беседовать с депутатами городского маслихата, работниками горакимата, они руками разводят: механизм такой. Сначала проходит областная сессия, где рассматривается бюджетный вопрос, затем городская, где и принимается решение о выделении дотации. А тут ещё отдел ЖКХ замаячил на горизонте…

Но при чём здесь речники и тем более пассажиры, которые уже настрадались от таких забастовок? Пассажирская навигация начинается 25 апреля – 1 мая (надо бы раньше дней на 10). ЗИМА И БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ВЕСНЫ для того, чтобы уладить все организационные вопросы. Вместо этого начинается какая-то клоунада. Например, с тендерами.

Их, случалось, проводили задним числом, в мае, когда перевозки уже начались. В газете «Пульс города», в которой довелось много лет работать, давались объявления о тендерах именно в майских номерах. Телега впереди лошади. Когда чиновники сами что-то затягивают, путают, это, выходит, нормально, так сказать, рабочий момент. А речники что-то там задержали – шум на всю Вселенную. Странная логика!

В последние годы тендеры стали проводить вовремя, накануне навигации. Уже прогресс. Но на этом он, собственно, и закончился: люди снова доведены до предзабастовочного состояния. Зато оправданий этому всегда хватает: деньги задерживаются «из-за выборов»(?!) и по другим подобным обстоятельствам государственного масштаба.

Джангазиеву и его коллегам перед началом каждой навигации приходится искать разные способы добыть топливо. Не сразу это удаётся сделать. Несколько раз по этой причине перевозки оказывались на грани срыва. Поступи вовремя дотация – и нет проблемы!

Такое трудное слово

Зато на жалкие остатки флота пароходства всяких инспекторов, контролёров и просто любителей покомандовать, покуражиться, предостаточно.

Как-то один из них, работавший, кажется, в судоходной инспекции, пришёл на пассажирское судно и заявил его капитану Алексею Шестакову буквально следующее:

– Вы эти пеньки покрасьте!

Шестаков обомлел:

– Какие пеньки? Мы не лесники и не лесозаготовители. У нас нет пеньков.

– Ну вот это, – проверяющий нервно указал на «пенёк» на кромке баржи. – Куда канаты зачаливают.

– Кнехт, что ли?

– Ну да, – ответил чиновник. Он так и не произнёс слово «кнехт»: только сейчас впервые узнал, что это такое и не смог выговорить. Что такое трос, он, наверное, тоже не слышал. Зато вовсю командует и «проверяет» работу речного флота. Так и тянет назвать его жителем села Пенькова, где орудуют такие же горе-инспектора.

Похоже, эта «философия Пенькова» как зараза распространилась на некоторых ответственных лиц, принимающих решения по работе речного транспорта. Но зачем уподобляться некомпетентным людям и ставить работу речников на грань срыва? Давно уж пора отрегулировать несмазанный, издающий громкий скрежет механизм выделения дотации.

Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top