Как у нас хотели украсть Победу

11 июня 2020
0
2235

У нас не первый раз пытаются украсть Победу. Эти попытки продолжаются все 75 послевоенных лет. Ее пытались украсть даже тогда – весной 1945-го.

Генерал Йодль подписывает капитуляцию Германии в Реймсе 7 мая 1945 года

Переговоры нацистов с союзниками

Союзники, вступившие в войну в самом ее конце, когда основные силы Третьего рейха были разгромлены Красной Армией, вели тайные переговоры с фашистскими генералами, которым очень не хотелось капитулировать перед СССР. Ведь они знали, какие зверства творили они на нашей территории, и боялись возмездия. И они сами предлагали США и Великобритании капитулировать перед ними. Но главное – верхушка Вермахта рассчитывала и в открытую предлагала американцам и англичанам – объединиться и вместе повернуть оружие против Красной Армии, которая измотана после четырех лет кровопролитной войны.

В апреле 1945 года Гиммлер передал главнокомандующему вооруженными силами США послание:
«Я заявляю, что западные державы победили немецкие вооруженные силы. Я готов безоговорочно капитулировать на Западном фронте. Я готов также обсудить детали осуществления капитуляции немецких вооруженных сил в Дании и Норвегии».

Гиммлер отправляет письмо и английскому фельдмаршалу Монтгомери в надежде, что о нем (о письме) будет доложено Черчиллю. В этом письме такие слова: «Теперь, когда Германия разгромлена, Британия осталась один на один с азиатскими варварами. Важно спасти живую силу Германии. Поскольку она вскоре вновь понадобится, чтобы вместе с англичанами драться против русских».

Гиммлер обратился и к французскому главе временного правительства генералу де Голлю – кто первый согласится, тому и сдадимся, только бы не русским. Он писал де Голлю: «Готов признать – вы победили. Но что вы станете делать теперь? Собираетесь положиться на англосаксов? Они будут обращаться с вами, как с сателлитом и растопчут ваше достоинство. Или, может быть, вы вступите в союз с Советами? Они установят во Франции свои законы, вас же ликвидируют… В самом деле, единственный путь, который может привести ваш народ к величию и независимости – это путь договоренности с побежденной Германией. Заявите об этом немедленно! Вам необходимо безотлагательно вступить в контакт с теми деятелями рейха, которые еще располагают реальной властью и готовы направить свою страну по новому пути. Они готовы к этому. Они просят вас об этом».

25 апреля предложения Гиммлера были рассмотрены в Вашингтоне и Лондоне. Но в этот день советские войска, обойдя Берлин, уже соединились в Потсдаме, а части 1-го Украинского фронта встретились на Эльбе с войсками союзников. И не было союзникам никакого смысла начинать переговоры с Гиммлером. 28 апреля предложение Гиммлера не только отвергли, но и сообщили по радио, что он вышел с таким предложением и получил отрицательный ответ западных держав.

Договор, который нельзя признать

6 мая 1945 года командующий вооруженными силами союзников Эйзенхауэр пригласил в свою резиденцию в Реймсе на юго-востоке Франции главу нашей военной миссии в штабе ВС США генерала Суслопарова. Будущий президент США рассказал ему, что к нему прибыл гитлеровский генерал Йодль с предложением капитулировать перед англо-американскими войсками. После чего вместе воевать против СССР. Как пишет в своих мемуарах начальник Генштаба генерал Штеменко, сказав это, Эйзенхауэр тут же успокоил Суслопарова: он потребовал от Йодля полной капитуляции – перед всеми союзными войсками – и тот согласился. И теперь надо эту капитуляцию подписать – текст готов, время назначено. Суслопарову предложили согласовать текст в Москве и подписать капитуляцию Германии от имени СССР.

В Кремль полетела телеграмма. Время подписания подходило, а ответа все не было. Суслопаров оказался в трудном положении. Он мог подписать капитуляцию и прекратить войну, чего ждали все советские люди четыре года. Он мог спасти жизни тысяч наших солдат, которые продолжали гибнуть, добивая фашистского зверя. Более того – американцы могли подписать капитуляцию сами, без советского представителя. Но если он подпишет, это будет означать, что Германия признает себя побежденной на американской территории, а значит – разгромили ее США?

Не дождавшись ответа из Москвы, Суслопаров капитуляцию все-таки подписал, добавив пункт о том, что эта капитуляция – предварительная, что в дальнейшем будет подписан другой, окончательный акт о капитуляции, «если о том заявит какое-либо союзное правительство». В общем, когда из Кремля прилетела телеграмма – ничего не подписывать, дело было сделано.

(Я, конечно, не разбираюсь ни в политике, ни дипломатии, но все равно не понимаю: почему Суслопаров не настоял хотя бы на том, чтоб отодвинуть время подписания и дождаться ответа от Главнокомандующего?).

Штеменко пишет, что Сталин, узнав об этом подписании, был недоволен (наверное, мягко сказано, но Сталин умел держать себя в руках).

«Сталин, … как всегда медленно прохаживался вдоль ковровой дорожки. Весь его вид выражал крайнее неудовольствие. Обсуждалась капитуляция в Реймсе. Он заметил, что союзники организовали одностороннее соглашение с правительством Деница (командующий военно-морским флотом нацистской Германии – Н.С.), больше похожий на сговор. Кроме Суслопарова, никто из государственных лиц в Реймсе не присутствовал. Выходит, что перед нашей страной капитуляция не происходит, и это тогда, когда именно мы больше всего потерпели от гитлеровского нашествия и вложили наибольший вклад в дело победы… От такой капитуляции можно ожидать плохих последствий…

– Договор, подписанный союзниками в Реймсе, – продолжал И.В. Сталин, – нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический факт и принята НЕ на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции. Пусть ее подпишет кто-то из главарей бывшего фашистского государства или целая группа нацистов» (из воспоминаний Штеменко).

Немцы после подписания в Реймсе продолжали торговаться с американцами. Очень им хотелось как можно больше своих солдат вывести в оккупационную зону США. Понимали: на территории СССР все они были военными преступниками! ВСЕ. Потому что, согласно директиве их командования, на территории СССР каждый солдат вермахта мог безнаказанно мародерствовать, убивать, сжигать, насиловать мирных граждан. Без разницы – женщина это, старик или ребенок.

Американцы в свою очередь все делали для того, чтобы «приватизировать» нашу победу в глазах мирового сообщества. Запрашивали Москву: как маршал Сталин посмотрит на то, что президент Трумэн объявит миру о капитуляции Германии 7 мая? Нет? Ну, тогда 8-го…

Черчилль тоже не остался в стороне. 7 мая он послал Сталину текст немецкого сообщения по радио о капитуляции. «Теперь уже весь мир знает о капитуляции, и я считаю, что должен сам сделать объявление об этом. В противном случае будет похоже, что только Правительства – единственные, кто об этом не знает».

Они делили и присваивали нашу Победу, как воры дорогую добычу…

Кейтель подписывает акт о капитуляции

Да здравствует радио!

Вечером 7 мая 1945 года в Большом театре состоялся праздничный концерт. Приглашения получили главы всех посольств в Москве. Все они ожидали, что в Большом театре объявят о подписании капитуляции в Реймсе. Но их ждало большое разочарование: концерт был посвящен 40-летию со дня смерти изобретателя радио Попова! Вот такой кукиш показали и Трумэну, и Черчиллю, и Эйзенхауэру. Послы США и Великобритании почувствовали себя чуть ли не оскорбленными.

Британский посол вспоминал, как в перерыве они с американским коллегой подошли к заместителю наркома иностранных дел Вышинскому и сказали: «Мы не имеем ничего против вашего мистера Маркони (намек на то, что радио изобрел не Попов, а итальянский радиотехник – Н.С.), но у вас есть более серьезный повод для празднования. С тем мы и покинули зал».

Прекрасно они понимали, что изобретатель радио здесь только притом, что сами они поспешили объявить по радио о СВОЕЙ победе. Настоящей капитуляции еще не было. Наверное, это была такая тонкая шутка Сталина.

А этим мы тоже войну проиграли?

Через сутки после этого концерта – в ночь с 8-го на 9-е мая в Берлине – Жуков открыл церемонию подписания настоящего Акта о капитуляции нацистской Германии перед Советским Союзом (прежде всего).

«Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех наших сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием – Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных Экспедиционных Сил».

Командование союзных войск представляли маршал авиации Британии, командующий ВВС США и главнокомандующий французской армии. Когда Кейтель увидел французского генерала, он с иронией спросил: «А что, мы и ЭТИМ войну проиграли?». А на вопросы Жукова отвечал по-военному: «Яволь», т.е. «Так точно».

Интересная деталь: подписание капитуляции проходило в восточной части Берлина, в штабе советской 5-й ударной армии. Мебель для главной церемонии войны – ее окончании – взяли в рейхканцелярии. Под ногами Кейтеля, когда он шел к столу, чтобы подписать капитуляцию, был темно-коричневый ковер из ставки Гитлера. Наверное, он его узнал. Вся церемония заняла 43 минуты. Пять экземпляров исторического документа были подписаны всеми сторонами. После этого немецкая делегация удалилась из зала. Жуков объявил заседание закрытым. И тут неожиданно с балкона грянул духовой оркестр. Он исполнил гимн Советского Союза, а затем гимны всех стран, принимавших капитуляцию. А потом Жуков сказал: «Через час прошу по русскому обычаю закусить, чем тыл послал…»

Тыл, конечно, послал все самое лучшее, включая черную и красную икру. Тарелки на банкете были с вензелями немецкой канцелярии, но закуски и напитки – только отечественные. Когда Жукова спросили, чем кормить немецкую делегацию, он махнул рукой: «Не будем мелочиться – кормите их тем же, что приготовили для банкета. И напитков дайте побольше – пусть запивают свое поражение».

«Жуков словно оттаял, – пишет в своих мемуарах В. Карпов. – … второй раз за всю войну плясал русскую, да так мастерски, что никто не ожидал от маршала такой лихости».

Никто тогда не сомневался: это была Победа Красной Армии, Советского Союза, советского народа. Но уже тогда лавровый венок победителей вовсю примеряли и США, и Великобритания. А сегодня величие нашей Победы стараются развенчать. И кто? Те, кто сдавался без боя. Те, кто формировал свои дивизии в ряды Вермахта. Те, кто вместе с немцами убивал и сжигал.

Те, которые всю войну снабжали гитлеровскую армию оружием, техникой, боеприпасами, горючим и продовольствием. А может, потому они сегодня и беснуются? Потому и врут, что такая правда для них неудобна?

Банкет в честь Победы 9 мая 1945 года

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top