Как молдавский Урал «выпили»

13 января 2022
0
3753

Такой заголовок наверняка многих удивит. Между тем речь идёт о главной реке Молдавии – Днестре, который по водности (средний многолетний сток 10,7 куб. км) сопоставим с нашим Уралом (10,1 куб. км). У Молдавии тоже немало общего с ЗКО в плане водных ресурсов: их катастрофически не хватает, особенно пресной воды. Сотни лет Бессарабская губерния по запасам воды стояла и стоит сегодня на последнем месте в Европе. Засуха 1946-1947 годов была одной из самых страшных и опустошительных. Три небольших притока Днестра – Реут, Куболта и Кэйнар – летом почти пересыхают. И вот в страшную «мясорубку» попал сам Днестр.

Дубоссарская ГЭС

Накопили – прослезились

С водным дефицитом в Молдавии решили покончить весьма своеобразно. Разработали гигантские планы, и пока те великие планы рассматривались высокими инстанциями, распорядились вместо маленьких прудов создавать огромные накопители. Зарегулировали сток мелких рек, погубили их, стали испаряться и заболачиваться великие накопители.

Задумали построить канал Дунай – Днестр – Днепр, но он не получил поддержки в верхах, и всё вернулось на круги своя.

Но затем в Молдавии даже нас, жителей бассейна Урала, превзошли по экологическим и экономическим ошибкам. Вот что писал по этому поводу молдавский писатель Ион Друцэ:

«Хорошо было Дунаю и Днепру, находящихся вне пределов досягаемости кишинёвских заправил, но бедному Днестру досталось. Принялись строить в спешном порядке Дубоссарскую ГЭС. Экономический эффект гидростанции ничтожен по сравнению с теми бедами, которые она сейчас приносит. Безводный Кишинёв и сам питается днестровской водой, и, перебив ритмичность маловодной реки, великие энергетики поставили под угрозу водоснабжение всей столицы…» («В судьбе природы – наша судьба», Москва, «Художественная литература», 1990 г., стр. 184).

Недостаток пресной воды стал сказываться и на жителях Одессы. И тут обиженные жители в верховьях Днестра создали своё водохранилище, отобрав изрядную долю днестровской воды.

Фёдор ГеличНакануне в Западной Украине прорвало дамбу – соляные отходы хлынули в Днестр, убивая всё живое. Не успев вернуть реку к жизни, в Рыбнице, на её берегу, спешно соорудили металлургический комбинат. Так Днестру уготовили судьбу одной из самых загрязнённых и обречённых рек.

«Решив» таким образом проблемы водоснабжения, принялись за садоводство. Выкорчевали все старые сады, заложили несколько гигантов. Один из них, флагман молдавского садоводства, раскинулся на тысячах гектаров! Смущало, правда, что гигант невозможно охватить взором, а если такое чудо не показывать гостям, тогда какой в нём толк?

Выход нашли. Решили показывать сад с вертолёта, а сами плоды, для удобства, брать с собой в кабину. Долгие годы бесчисленные делегации, поедая в полёте сочные яблоки, любовались гигантской впечатляющей панорамой. Легенды об этом саде разнеслись по всему миру. Мало кому приходило в голову, что сад – памятник самодурству.

Весной не хватало пчёл для его опыления, сотни гектаров оставались холостыми, без урожая. Чтобы выровнять положение, хозяева чудо-гиганта стали объезжать хозяйства юга Украины и Молдавии, уговаривая пчеловодов помочь им. Предоставляли транспорт, платили по 15 рублей за каждый улей – приличные по тем временам деньги. Но пчеловоды не спешили помогать, и на это у них были свои резоны…

Сельчане – вне игры

Создание «блистательного» крупно-садоводческого сельского хозяйства в Приднестровье шло полным ходом. Мешали косые взгляды большинства сельчан, тот здравый смысл, который даёт всему свою оценку. И тут в высоких кабинетах родилась мысль – поставить самих производителей материальных благ вне игры. Оттеснить труженика от земли, на которой он надёжно стоял обеими ногами.

И этот план почти сработал. Сначала планирующие организации взяли на себя стратегическую сторону дела – что, где, когда и как сеять. При создании крупных межколхозных станций технического обслуживания вспашка, сев и уборка тоже стали делом центральной власти. Дошло до того, что Совет по делам колхозов собрал все экономические ресурсы в один карман. Только обработка полей оставалась в руках самих колхозников.

«Некоторое время, – писал Ион Друцэ, – бурьяны и сорные травы служили как бы гарантом демократии – пока росли сорняки в поле, нужно было считаться с волей большинства… Агрохимия стала манной небесной для кишинёвских экспериментаторов. Таинственная пыль, разбрасываемая с самолётов, уничтожала сорняки, не трогая посевы, но, что самое главное, развязывали руки, позволяли не считаться более ни с кем. Агрохимия косвенным образом вдохнула новую жизнь в самые фантасмогорические планы, и южные орлы на глазах у изумлённого мира взлетели наконец с молдавских холмов. Труженики полей остались, как говорится, с носом» (стр. 185-186)

Так на Днестре и в его бассейне стала развёртываться экологическая катастрофа. Началось зарегулирование Днестра, с утра до вечера почти круглый год кружили в воздухе самолёты с пестицидами, и всё это на фоне прогрессирующего волюнтаризма чиновников.
То, что не помещалось в самолёт, подмешивали к семенам, устраивали дополнительные подкормки, растворяли в воде и поливали на огромных площадях.

Обмеление Днестра

Пострашнее ковида

После развала в 1991-м Советского Союза положение и вовсе обострилось. Экономические и политические проблемы, гиперинфляция, военный конфликт в Приднестровье отодвинули решение проблем Днестра на дальний план. Ни в Кишинёве, ни на местах толком не представляли, как найти выход из создавшегося положения. Ведь теперь Союза нет, верховья Днестра оказались на территории Украины. Именно там построили… каскад ГЭС (!?)

До такого даже на реке Урал не додумались. А тут на таком же маловодном Днестре – пожалуйста! Между тем в его бассейне начались те же процессы, что и в бассейне Урала: резко обмелели притоки, нарушился сложившийся веками режим половодья на них и самом Днестре. Ведь он, как и другая важная река региона – Прут, питался и питается в основном карпатскими снегами. Летом обе реки сильно мелели. А тут плотин понастроили… Но это ещё цветочки.

С ягодками не только жителей нынешней Молдовы, но и всего бывшего СССР осенью 2021 года познакомил в соцсетях известный молдавский общественный и политический деятель Фёдор Гелич. Увиденное он назвал пострашнее ковида. Выложенные активистом сюжеты вызвали шок. Днестр в его среднем течении свободно переходят вброд цапли. Река буквально испещрена островами, на многих участках она напоминает Урал в августе-сентябре.

Резкое обмеление Днестра как власти, так и местные жители во многом связывают с зарегулированием реки в верховьях: Украина сама распоряжается здесь водными ресурсами реки и не думает о соседях ниже по течению. Никакой информации о каких-то совместных действиях двух стран по урегулированию спорных вопросов в СМИ нет. По некоторым сведениям, такие попытки предпринимались, но никаких конкретных результатов так или иначе не видно.

Спасём реки вместе

Положение с пресной водой в бассейне Днестра и в Молдавии в целом продолжает оставаться тяжёлым. Экологи обращают внимание на обмеление низовьев и дельты Днестра. Как и на Урале, здесь в начале 1990-х в результате простоя ряда предприятий уменьшилось загрязнение реки промстоками. Затем по мере оживления производства эта проблема возникла вновь. Но если на Днестре и его притоках будут и дальше строить водохранилища, то загрязнять вскоре будет нечего. Разве что саму почву.

Как тут не вспомнить любопытный исторический факт. В конце XVIII века, во время второй русско-турецкой войны, сорокатысячная армия Румянцева-Задунайского, застигнутая жарой и засухой на Куболте, осушила эту речушку в два дня. Пришлось платить по золотому рублю за каждый бочонок днестровской воды, которую молдаване везли за 40 с лишним вёрст.

Сегодня Куболта – что наша Утва, доходящая до Урала только в половодье. Вконец обмелели Реут и Кэйнар. Сказывается и климатический фактор: уменьшилось количество осадков, в результате потепления усиливается испарение. В результате иссякает сам Днестр. Так что воду в бочонках, образно выражаясь, скоро возить будет неоткуда.

Сегодня на фоне умирающей природы, мелеющих рек всякого рода конфликты, в том числе вооружённые, трения и недоразумения между бывшими союзными республиками выглядят анахронизмом. Разумнее объединять усилия всех стран СНГ, участников ЕАЭС и других структур на постсоветском пространстве для спасения Урала, Волги, Иртыша, Дона, Днестра и других рек. Без них не будет жизни. Потому что вода и есть жизнь.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top