Как горох о стенку

5 декабря 2019
0
383

Тропинка петляла по берегу Урала и наконец вывела на знакомое место. Ещё немного и можно ступить на железнодорожную ветку – последнее, что осталось от второго грузового причала. Но никакой ветки не оказалось: разобрали. Остатки песчаных куч, странная выемка в берегу… Осталось поставить покосившийся столб с оборванными проводами и готовы декорации к фильму «Сталкер». Но тут не то что столб – ЛЭП однажды чуть не рухнула. Аномальная зона…

Аким предложил

Аномальная – ещё мягко сказано. Тут напрашиваются другие сравнения, из области медицины. В годы перестройки западные «эксперты» нашёптывали нам: ликвидируйте ГЭС, топите углём и нефтью, прекратите речные перевозки, будущее за автотранспортом. Помните те времена? Малейшее упоминание о «западных экспертах» приводило наших чиновников в благоговейный трепет. Осталось ещё пасть ниц и отбивать поклоны. Пали и отбили – ПОВЕЛИСЬ: начали разваливать речной транспорт. Хотя дураку было понятно, что главная цель таких «советов» – УСТРАНИТЬ КОНКУРЕНТА.

В Китае наплевали на советчиков и развивали речные перевозки. В Европе успешно действует Единая европейская речная система. Почему? Да потому что всё давно просчитано.

Многобаржевый речной состав расстояние в 1000 км с грузом в 10 000 тонн пройдёт с толкачом за трое суток. Грузовику с такой же мощностью мотора, как у толкача, чтобы пройти столько же, нужно ТРИ ГОДА. На Урале речной состав за полсуток-трое доставлял с водной нефтебазы в Уральске в Рубёжку, Чапаево и Кызылжар сразу 300 тонн топлива. На второй причал около ТЭЦ одна баржа перевозила 200 тонн зерна, что заменяло 50 грузовиков!

Энергозатраты на один тонно-километр водным транспортом в 4-5 раз меньше, чем по железной дороге и в ДЕСЯТКИ раз меньше, чем автотранспортом. Вот какие на самом деле мировые тенденции!

Такую же статистику сообщили президенту России Владимиру Путину, который в августе 2016 года прямо на берегу Волги проводил президиум Госсовета по внутренним речным перевозкам. Всыпал Владимир Владимирович чиновникам по полной и поручил развивать речной транспорт. И дело пошло… 

Вот о чём вспомнилось в уральской причальной аномальной зоне на месте разобранных путей. А у нас на республиканском и региональном уровнях кто-нибудь поднимал такие вопросы? НИКТО, кроме акима области Нургали Садвакасовича Ашимова. В 2010 году в интервью журналистам в Перемётном он прямо поставил вопрос о необходимости реконструкции второго грузового причала около ТЭЦ.

Тогда планировалась постройка в Зелёновском районе цементного завода с перспективой массовой доставки цемента по Уралу в низовья реки и Северный Прикаспий для предприятий нефтегазового сектора. К тому же причал можно использовать для перевалки ПГС и зерна с реки на железную дорогу, как это десятки лет практиковало Уральское пароходство.

Операция без наркоза

А работы предстояло провести действительно необходимые. Дело в том, что берег Урала в районе старого моста облицован плитами своеобразно. Здесь нет привычной, без откосов, причальной стенки. Упомянутая выемка – этакая компенсация за строительный ляп: в этой выемке установили, как говорят речники, осушенный плавкран старой конструкции.

С его помощью производилась выгрузка грузов. Портального крана необходимых габаритов, на рельсах, здесь долго не имелось. Но если бы он существовал, то не смог дотянуться стрелой до подходящих барж. Так что без осушенного крана и плавкранов в самом русле никак не обойтись.

Вот такое придумали в Уральске, простите, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ УРОДСТВО. И на этом не остановились. В 1990 году пароходство решило за миллион полновесных доельцинских рублей приобрести полноценный портальный кран. Построили его на судоремонтно-судостроительном заводе в Дзержинске – городе в месте впадения Оки в Волгу.

Оттуда и везли ценный груз в разобранном виде по Волге, затем Каспийскому морю. И вот поступила информация, что кран – в тогдашнем Гурьевском речном порту, который входил в структуру Уральского пароходства. Капитан буксира-толкача «Воронеж» Виктор Крыгин рассказывал мне, что кран словно «не хотел перегружаться с морской баржи на речную», будто «что-то чувствовал». Очень тяжело шла эта операция.

Наконец кран занял подобающее место. Когда его доставили в Уральск, речники вздохнули с облегчением и обратились к ленинградским специалистам: надо собрать и установить многотонную конструкцию. Подозреваю, что прибыв на место, где она должна стоять, они наверняка диву дались: такого нигде в мире не увидишь! Но нужно выполнять договорные обязательства. Кран установили, предварительно изрядно с ним помучившись.

Он хорошо просматривался с путепровода. Едешь, бывало, на «двойке» или «двенадцатом» и думаешь: да, установили. Вот бы причальную стенку до ума довести и тогда сработает полноценный (без вспомогательных осушенных и плавучих кранов) прямой экономичный вариант судно-вагон. Как везде. Как показано во всех художественных и документальных фильмах!

Но тут не стало СССР, грянули кризис с галопирующей инфляцией. Кран добросовестно служил людям, перегружая ПГС, спрос на которую даже в кризисные времена был довольно высоким. Но причальная стенка так и оставалась «кривой». Кое-где начали проседать плиты, а ведь дожди в те времена лили, как из ведра.

Кризис в головах

В апреле 1993-го автор этих строк отправился до Чапаева на «Воронеже» с двумя баржами ПГС готовить очередной репортаж о работе пароходства. В тот год Урал разлился сильно. Вода подошла вплотную к береговой кромке. Теперь стало «по технологии»: кран напрямую достанет до барж. Так и запечатлел нашего красавца-мученика с борта «Воронежа».

– Для истории? – поинтересовался Крыгин.

– И для неё тоже, – отвечаю. Дать бы сначала это фото в газету. Но тогда и представить никто не мог, что фото крана придётся давать совсем в другом виде.

15 июля 1993 года на Уральск налетел ночной ураган. Портальный кран, плохо закреплённый на рельсах, прокатился до упора и со всего маху рухнул на берег, едва не повредив ЛЭП. Насмерть перепуганный сторож чудом остался жив.

Из Казглавречфлота приехала комиссия. Меня попросили сделать для неё снимки, поэтому довелось долго пробыть на месте катастрофы. Жуткое зрелище. От чудовищного удара рельсы лопнули, некоторые колёса оторвались. Кругом обмотки оборванного троса. Грейфер лежал по направлению к Уралу, словно кран тянулся за очередной баржей…

Цены на речные суда и портальные краны взлетели до заоблачных высот, поэтому речники не смогли повторить недавнюю эпопею с покупкой.

Самое печальное в том, что этот и другие уроки не идут впрок. В Уральске, который стоит на третьей по протяжённости реке Европы, до сих пор нет ни красивой, без отваливающихся плиток и проседающих плит, набережной, ни построенного по технологии пассажирского причала или вокзала, ни нормальной причальной стенки.

Зато насаждается пессимизм: мол, кранты судоходству. Господа, разуйте глаза. По телеканалу «Россия-24» прошли потрясающие сюжеты с мелькающей туда-сюда техникой: экскаваторами, грузовиками, плавкранами и земснарядами. В соответствии с поручениями Путина в ряде приволжских регионов началось углубление притоков Волги, стариц, возрождение пойменных озёр.

А Дмитрий Медведев и вовсе поручил в ближайшие годы ПОЛНОСТЬЮ обновить пассажирский флот. Это на могучей Волге с её-то объёмами перевозок! В России одумались. А что мы делаем хотя бы для наших пассажиров? Да ничего. Пусть ездят на свои «дачи» на открытых всем ветрам колымагах и утлых лодчонках. Каменный век какой-то.

Не пора ли просыпаться? Не пора ли прекратить раболепствовать перед всякими западными «экспертами» и научиться ДУМАТЬ ГОЛОВОЙ? Прав профессор Преображенский из «Собачьего сердца» М. Булгакова: кризис в ГОЛОВАХ. Тогда всё – как горох о стенку! Преодолеем кризис – тогда у нас появятся красивые набережные, комфортабельные теплоходы и нормальные причальные стенки. Они, думаю, ещё пригодятся. Спасибо Нургали Садвакасовичу, что напомнил.

Фото автора и Ярослава Кулика

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top