Каир Оразгалиев: «Художникам уделяют мало внимания»

24 ноября 2022
0
230

Член Союза художников СССР, председатель Союза художников ЗКО, обладатель Золотой медали Академии художеств Республики Казахстан Каир Оразгалиев рассказал о профессии.

– Каир Оразгалиевич, легко ли войти в состав Союза художников?

– Сейчас легко, а еще лет 30 назад было очень сложно. Просто так не принимали. Зачем нужны лишние иждивенцы, ведь в то время полагалась серьезная материальная поддержка. Выделялись деньги на краски, холсты. В том числе и на творческие командировки. Прежде чем стать частью Союза нужно было много работать, в том числе участвовать в выставках как республиканских, так и международных. Но комиссия выставочного комитета (Выставком) строго отбирала работы. Художники могли предложить 10 или больше своих картин, а из них комиссия могла выбрать только три или даже ни одной. Мне везло, мои работы принимались. Я, наверное, был последним, кого в Казахстане приняли еще в Союз художников СССР. Прежде чем в него войти, участвовал в 15 рес-публиканских и двух Всесоюзных выставках. Даже успел воспользоваться льготами. Получил от государства квартиру, был обеспечен творческой поездкой в Сенеж Московской области. Там тогда работали и отдыхали художники со всего СССР. Тогда мне было 29 лет.

Союз художников Казахстана существует с 1933 года. На следующий год будем отмечать его 90-летие. В ЗКО он создан в 1991-м году, с приобретением Казахстаном Независимости. До этого был региональный Союз художников, который базировался то в Атырау, то в Актобе. В Уральске не было художественного фонда. Сейчас в Союзе художников ЗКО 30 человек. Совсем недавно мы приняли еще троих молодых авторов.

 

– В каком возрасте Вы стали серьезно рисовать? У Вас были наставники?

– Если говорить о серьезных работах, то по-настоящему рисовать стал после армии. Хотел учиться в Алма-Ате, но родители не отпустили, так что никуда не поехал, поступил в педагогический институт им. Пушкина на художественно-графический факультет. Наставников не было. Педагоги вуза учили нас по обычной программе, на лекциях мы разбирали творчество великих художников, то есть нам давали базовые знания. Я сам старался развиваться, искал что-то интересное для себя. В Уральск в то время часто приезжали передвижные выставки. Привозили настоящие картины известных художников, в том числе Рокуэлла Кента – американского пейзажиста, рисовальщика, графика, братьев Ткачевых и многих других.

– Когда художник выбирает направление, в котором будет работать?

– Ну, это не скоро происходит. Нужно хотя бы получить азы, научиться в совершенстве рисовать – натюрморты, пейзажи, портреты. И только овладев техникой, можно говорить об авторском почерке, то есть на это потребуется время. Но, к сожалению, молодые нетерпеливы. Нет желания идти долгим путем, гораздо проще подражать, а Интернет им в помощь.

– Легко ли продать свои работы?

– Скажем так: мои творческие работы мало кто понимает и мало кто покупает. Я не стараюсь кому-то угодить или понравиться, передаю свое мироощущение, свои чувства. Кому-то они непонятны, но я не буду объяснять их смысл. Иногда удается что-то продать. Меня приглашали в Москву, где я пробыл 45 дней, и все это время работал. За этот период написал 8 работ, четыре из которых купили сразу. Причем картины были проданы очень выгодно, можно сказать я тогда разбогател. Одну картину забрали в Швецию, другую в Швейцарию, еще две также купили иностранцы, но в какие именно страны их увезли, точно не знаю. Также мои картины находятся в различных музеях и современных галереях РК, в дирекции выставок в Алматы, в Народном банке Республики Казахстан, в Резиденции Первого Президента в Астане, в Национальном музее РК, в Чехии, США, Германии. Но все-таки профессия художника – это не коммерция. Хорошая прибыль в ней является лишь следствием усердия и способностей. Не стоит ставить деньги во главу угла. Нужно просто иметь желание наполнять мир красотой. И тогда ваш труд будет оценен!

– На Ваш взгляд в каком состоянии культура Казахстана?

– Культура развивается, но художникам уделяется все-таки мало внимания. Мы даже не числимся в государственном реестре, как, к примеру, композиторы или писатели. Союз художников есть, но это лишь общественное объединение. Художникам нужна поддержка серьезная со стороны государства, в первую очередь, финансовая. Искусство – конечно, духовный мир, но оно не должно существовать вне финансовой плоскости. В советское время существовали комбинаты: живописного, графического искусства, декоративно-прикладного и т.д. Для того чтобы вступить в комбинат живописного искусства необходимо было быть членом Союза. Туда художники и устраивались на работу, получая заказы на картины. На это, как говорится, жили и занимались творчеством. Сейчас вынуждены работать в других местах, чтобы хотя бы купить краски и кисти. Я сам почти 20 лет преподавал в педагогическом институте им. Пушкина. Сейчас главный художник в Казахском драматическом театре им. Хадиши Букеевой.

– Где и как происходит общение между художниками?

– Обычно на симпозиумах. Главной целью которых как раз и является установление тесных связей с художниками международного класса, расширение культурного фонда страны, развитие культуры и искусства. Их проводят довольно часто, и порой поучаствовать во всех просто не получается физически. В 2018 году я стал участником восьми симпозиумов. Принимал участие в международных выставках в Гонконге, Стамбуле, Токио, Сеуле, Сиднее, Берлине, Вене.

– Достаточно ли в городе выставок?

– Недавно прошла выставка членов Союза художников ЗКО. Свои работы представили Ергали Бекешев, Ашим Таскалиев, Бахтыгали Уразов, Бекжан Жумабаев, Женисбек Утешов, Хайдар Шаблиев, Асхат Абдешев, Мэлс Отаров, Аслан Серикбаев, Манас Аккожин, я тоже выставился. В последние годы выставочный зал набирает популярность. Ежедневно сюда приходят десятки человек для одной цели – соприкоснуться с прекрасным. И, как правило, остаются довольны. Но, к сожалению, выставочные залы в городе работают не на всю мощность. А мы же говорим о том, как развивать культуру. Поэтому идеальный вариант – предоставить художникам отдельное помещение, где мы могли бы и работать, и выставляться.

Фото Ярослава Кулика и из альбома Каира Оразгалиева
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top