К Айболиту на приём

20 марта 2014
0
576

Любители кошек и собак города хорошо знают ветеринара Ирину Львовну Рыскину. Одни приводили своих лохматых любимцев к ней в ветлечебницу на процедуры, другие являются постоянными слушателями передачи «Четыре с хвостиком», которую она снова ведет на местном радио «First Fm». Программа уже имела успех много лет тому назад, до того, как Ирина уехала работать в Израиль.

К своим пациентам доктор относится более чем серьезно. Как говорит сама, страдают четвероногие больные в основном теми же недугами, что и люди. Бывают у них и серьезные заболевания, к примеру, сахарный диабет или мочекаменная болезнь. К тому же хозяева переживают за питомцев не меньше, чем за близких родственников. Так что ответственность на хозяйские плечи ложится очень даже серьезная.

Первый пациент сегодня – беспородный щенок, которого хозяин очень любит, его принесли на прививку. Крупного пожилого пса, всего в крови, принесли в клинику на руках. Проблема серьезная, в собачьей драке ему сломали ребро, которое и повредило животному легкое. Ирина Львовна со знанием дела оказывает первую медицинскую помощь. Кровотечение остановлено, рана закрыта, но врач настоятельно рекомендует везти пса в Самару, в оснащенную аппаратом искусственного дыхания ветеринарную клинику, так как ему требуется операция на открытой грудной клетке.

– Эти пациенты не могут по своему усмотрению сменить доктора или пожаловаться руководству. Их права не защищены клятвой Гиппократа. Любовь к животным – вот главный закон для настоящего ветеринара, — считает профессионал своего дела.

К ней на прием приводят в основном домашних любимцев. Хотя когда-то Ирина Львовна лечила и экзотических обезьян, а начинала свою врачебную практику, заботясь о здоровье более крупных животных. Сразу после окончания Ленинградского ветеринарного института в 1988 году, молодого специалиста отправили по распределению в латвийское село.

Ветврач в деревне – человек уважаемый. Руководство хозяйства встретило их (Ирина приехала с мужем) с распростертыми объятиями. Специалист в деревне, да еще с красным дипломом Ленинградского института, и в те годы явление редкое. Чтобы создать максимально комфортные условия, им выделили двух-этажный коттедж и старенький служебный УАЗик, на котором сразу повезли знакомить с хозяйством.

– Это были годы Советского Союза. Хозяйство крепкое, поголовье КРС большое, – вспоминает Ирина Львовна. – Мы не только занимались здоровьем блеющих, мычащих и бодающихся, но и следили за их рационом питания. Только вот с ними, сами понимаете, в селе разговор короткий, если лечить экономически нецелесообразно, дорога одна – на мясокомбинат. Приносили на обследование местные жители кошек и собак. Были даже те, кто приезжал из соседней Литвы и Белоруссии. Сарафанное радио в деревне работает лучше любой рекламы.

В родной Уральск она все-таки вернулась, стала работать по профессии.

– Я люблю этот город, – говорит Ирина. – Здесь прошло все мое счастливое детство, здесь когда-то папа подарил мне мою первую собаку, с которой, в принципе, и начался мой путь в ветеринарию. В советское время завести породистого пса не прослушав курс лекций было просто невозможно. Меня, несмотря на юный возраст, записали в клуб собаководов. Было интересно, информации мы получали массу. Устраивались выставки собак, это было настоящее зрелище с показательной программой для публики.

Здесь же в клубе Ирина познакомилась со своей подругой Ольгой, они общаются до сих пор. Ольга Войтенко также посвятила свою жизнь собакам, она профессиональный заводчик-собаковод. В клинике у Ирины гость частый. Вот и в этот раз пришла, но не одна, со своей любимицей, молоденькой немецкой овчаркой. Непоседливое и любопытное животное уже не раз оказывалось на операционном столе Ирины Львовны.

– Она три недели лежала у меня под капельницей, – говорит врач. – Подцепила какую-то инфекцию, еле ее спасли. Вес ее тогда дошел до 10 килограммов, похудела вдвое. Потом ее доставили ко мне во второй раз с прокушенным черепом. Пришлось оказывать первую необходимую помощь и отправлять в Самару к челюстно-лицевому хирургу. Ничего, выкарабкалась, правда, с четырьмя шурупами в голове, за что и получила шутливое прозвище Терминатор.

Хвостатые пациенты к доктору относятся по-разному, некоторые откровенно недружелюбно, пытаются укусить. Вообще-то укусы и царапины, полученные в процессе общения – дело обычное. Хорошо, если цапнул трехмесячный щенок, а вот если на прием привели овчарку или волкодава, то тут не так все просто. Доктор Айболит, как нередко называют Ирину Львовну, уверена, что договориться, в принципе, можно с каждым, главное, найти правильный подход. Одному четвероногому другу достаточно ласкового слова, а с другим приходится повозиться. Кроме знания зоопсихологии, ветврачу необходима в работе и ловкость, некоторые процедуры требуют ювелирной точности. Попробуйте найти вену у месячного котенка или обезвоженного щенка.

Каштан – обычный кот, правда, с необычно красивым окрасом. Он любимец и хозяйки Ларисы, и ее дочери Ксении. Сегодня его сюда привезли на небольшую операцию, которая позволит ему мирно жить, без войн с другими котами, в сытости и, главное, спокойствии. Волнение животного заметно, хотя доктор говорит, что все очеловечивания кошачьих и собачьих чувств сильно преувеличены. Животное не человек и не испытывает тех эмоций, которые переживают люди.

Переживает за Каштана его хозяйка. После укола снотворного глаза кота медленно закрываются, он погружается в легкий сон.

– Это несложная операция, – говорит Ирина Львовна. – Делается наркоз общий и местное обезболивание. Но в глубокий наркоз его не вводим, потому что уже через пару минут его, мирно спящего, можно забирать домой. Кот перестанет метить, станет миролюбивым, спокойным, ласковым, а главное – здоровым. Раздражительности тоже не будет.

Совсем недавно Ирина Львовна оперировала кошку, которая проглотила деталь от детского конструктора, в результате чего, у нее развилась кишечная непроходимость. Здесь задача перед хирургом стояла намного серьезней. Вскрывала брюшную полость, удаляла из кишечника причину недомогания. Уже через пару дней о своих проблемах со здоровьем хвостатая дама забыла.

– Удивительно, но почти варварски мы относимся к своим домашним питомцам. Многие кормят чем попало, хотя питание у животных должно быть правильное. Мало кто догадывается, что и болеть они могут и страдать от болей. В 90% случаев, к примеру, опухоли молочных желез у кошек – злокачественные, а развиваются они у большинства нестерилизованных кошек. Коты же часто страдают от мочекаменной болезни.

В Израиле я работала в ветеринарной клинике. Конечно, там намного гуманней относятся к домашним животным, в том числе к кошкам. Я участвовала в частном проекте по кастрации и стерилизации бродячих кошек. Волонтеры их отлавливали, мы оперировали, потом волонтеры же возвращали их на то место, откуда взяли. Через некоторое время в районах, где прошла акция, наблюдали удивительную картину. Животные выглядели замечательно. Коты уже не участвовали в драках, не рвали себе уши и бока, кошки без конца не приносили потомство.

Думаю, и у нас есть возможность проводить подобные акции в городе, деньги на отлов бродячих животных выделяются, так может, израильский вариант стоит все же попробовать?

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top