Избиение после ринга

6 февраля 2014
0
435

В Уральске проходил международный турнир по боксу. Ребята из махачкалинской сборной заняли почетное второе место. Это радостное событие они решили отметить в ночном клубе, который находился как раз напротив гостиницы, в которой проживали спортсмены.
Никто и не подозревал, чем закончится вечер…

Настроение у Аслана, Анвара и Джабраила было бодрым и веселым. Они остались довольны своим выступлением, причем Аслана приняли в сборную Российской Федерации по боксу. Словом, поводов праздновать было немало.

Ребята веселились, танцевали. На танцплощадке Аслан, как бы приветствуя отдыхающих, хлопал в ладоши, поднимая руки вверх. Через какое-то время к нему подошел охранник клуба и попросил не делать этого. Но боксер, находясь в состоянии эйфории, посчитал, что ничего зазорного в его действиях нет и проигнорировал замечания стража порядка.

…В то время в клуб вошли Таир М. и Алибек Р. Но мест в зале уже не имелось. Но так как Таир считался завсегдатаем заведения, VIP-клиентом, ему с другом предложили место возле бара, подставив еще один столик.

Таир сразу обратил внимание на парней-кавказцев, которые выкрикивали слова то на своем языке, то на русском, боксировали руками, ходили по кругу, как будто они находились в спортзале. И это ему не понравилось, о чем он сказал своему приятелю. Тот согласился. Вскоре к ним присоединился их общий знакомый Максим Ю., который приехал по звонку.

Через некоторое время Таир направился к выходу, чтобы покурить. Когда он проходил мимо танцпола, один из парней (это был Аслан) взмахнул рукой над его головой со словами: «Дай пять!», а второй, его приятель крикнул: «Дай лапу!». При этом парни громко засмеялись.

Таир убрал руку:

– Успокойся и веди себя попроще.

На что парень ответил:

– Ты, что ли, учить меня будешь?

Таир сказал:

– Надо будет и буду учить, я в отцы тебе гожусь. – И показал жестом, мол, давай выйдем, поговорим.

Он пошел к выходу, Аслан чуть задержался, разговаривая с другом, но потом оказался почему-то впереди мужчины, пригласившего его на улицу. Аслан не успел ни о чем и подумать, как получил сильный удар в затылок. Боксер стал отмахиваться и в ответ нанес несколько ударов.

В этот момент выбежали охранники клуба и приятели Таира (всего человек шесть-семь), разняли дерущихся. Когда все возвращались в зал ресторана, один из друзей Таира – Максим неожиданно схватил за плечо и толкнул Аслана в подсобное помещение, где стал его избивать, нанося удары по голове, телу. Потом быстро вышел. Аслан, как мог, привел себя в порядок, вернулся к соратникам по сборной. Их недругов в зале не было. Пока спортсмены совещались, решали, какие действия им предпринять в дальнейшем, к ним подошел мужчина средних лет, кавказец, представился Мухамедом. Он попросил Аслана выйти и поговорить в автомобиле.

Возле ночного клуба на проезжей части стояла «Skoda Octavia», за рулем находился Максим. На заднем сиденье сидел Таир. Они сначала отъехали к ресторану «Золотой век», затем Таир велел водителю двигаться в безлюдное место, машина направилась по проспекту в сторону Селекционного. Таир все время повторял, что сейчас разберется «с черным один на один».

Находясь недалеко от поселка Деркул, Таир попросил остановиться, потребовал, чтобы Аслан вышел из салона автомобиля. Тот подчинился. И тут же получил удар в челюсть. К нему присоединился и хозяин автомобиля Максим – избивали уже вдвоем. Спортсмен пытался защищаться, но это ему не совсем удавалось: множественные удары руками и ногами приходились в основном в область головы и лица. Вдруг откуда ни возьмись в руках Таира появился пистолет. Он произвел два выстрела вверх и закричал:

– Беги, не то завалю!

Но Аслан оставался на месте.

– Извинись или прощайся с жизнью! – продолжал угрожать мужчина. И, судя по всему, готов был выполнить угрозу. Аслан тут действительно испугался. Он попросил простить его и прекратить эти обидные действия с их стороны.

Его просьбы подействовали на хулиганов. Таир посадил спортсмена обратно в автомобиль, а Максиму велел ехать в гостиницу, где проживали боксеры. Но по пути Таир, который сел рядом с Асланом сзади, вновь стал наносить удары по лицу.

Находясь уже в номере гостиницы, Аслан почувствовал себя хуже, его доставили в областную клиническую больницу с диагнозом «черепно-мозговая травма, открытый двусторонний перелом челюсти», где была срочно сделана операция.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы: «У Аслана С. имеется повреждение в виде открытого оскольчатого перелома нижней челюсти справа по ментальной линии, слева по углу со смещением, и несет признаки вреда здоровью средней тяжести».

Допрашивали Аслана в присутствии его отца, который срочно прилетел в Уральск из Махачкалы, узнав о произошедшем.

Он был крайне возмущен, дал интервью на телевидении, высказывал претензии в плане того, что «если это дело затихнет, то намерен разбираться в дальнейшем на республиканском уровне».

Аслан сообщил, что Таир угрожал ему пистолетом и производил выстрелы. В драке Таир несколько раз ударил его пистолетом по голове и в область лба. Оружие было похоже на пистолет системы Макарова. Но в ходе предварительного следствия вдруг изменил свои показания, утверждая, что пистолета никакого не было, а в момент допроса он толком ничего не соображал – ему только что была произведена операция, чувствовал себя неважно от сотрясения головного мозга.

Но доводы потерпевшего Аслана С. в том, что после тяжелой операции плохо себя чувствовал, а в последующем четко вспомнил все события, суд нашел необоснованными.

В ходе допроса, а также при очной ставке с Максимом, Аслан последовательно излагал обстоятельства совершенного против него преступления, подробно описывал действия и Максима, и Таира, в том числе, в какой руке держал пистолет Таир, какой системы.

Кроме того, показания потерпевшего согласовались с протоколом осмотра места происшествия – участка местности возле Деркула, в районе «цыганского поселка», где была обнаружена и изъята гильза, что является составной частью боеприпаса травматического действия с резиновой пулей 9 мм. Данные патроны применяются при стрельбе из травматического оружия марки Иж-79-9 Т «Макарыч», ПД Т-9 Т «Есаул», револьверах «Наганыч», «Гроза».

Таким образом, суд пришел к выводу, что за основу следует принять показания Аслана С., данные им в первоначальном виде.

Таира задержали в Астане, куда он якобы отправился к сыну. Задержали и этапировали в Уральск. Вину свою он признал частично, утверждая, что, защищая свои честь и достоинство, нанес несколько ударов Аслану С.

Подсудимый Максим Ю. вину свою не признал, мотивируя тем, что примирился с Асланом, и тот претензий каких-либо в его адрес не высказывает.

Действия подсудимого Таира М. суд квалифицировал по ст. 257 ч. 3 УК РК по признаку хулиганства, то есть особо дерзкого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой, совершенного группой лиц по сговору, с применением или попыткой применения огнестрельного, газового оружия, ножей, кастетов, иного холодного оружия, специально приспособленного для причинения вреда здоровью.

А также по ст. 104 ч. 2 п. «д» УК РК по признаку умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека.

Максима осудили по ст. 257 ч. 3 УК РК, но в ходе судебных разбирательств, по просьбе прокурора, суд изменил обвинение с части 3 на часть 2, исключив признак «применение огнестрельного оружия».

От потерпевшего Аслана С. поступило заявление о том, что он просит прекратить уголовное дело в отношении подсудимых в связи с примирением.

Однако суд посчитал, что примирение удовлетворению не подлежит. Исходя из показаний потерпевшего, Таир, со словами: «будешь дергаться, завалю», потом «беги, не то завалю», нанес ему удар в область лица; в процессе хулиганских действий использовал предмет, реально представляющий угрозу для жизни и здоровья Аслана.

Преступление, совершенное Таиром М., относится к тяжким, а поскольку он осуждается за тяжкое преступление, имея непогашенную судимость, суд признал в его действиях особо опасный рецидив. И приговорил путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием срока в колонии особого режима.

Максима суд освободил от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Гульнара Гимадутдинова,
судья Уральского городского суда;
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top