Из детдома – в рабство

20 марта 2014
0
504

Анаре П. позвонила бывшая соседка Жулдыз из Аксая. С тех пор как Анара перебралась на постоянное место жительства в Атырау, они иногда перезванивались. То, чем занималась ее землячка, Жулдыз было известно. Поэтому без предисловий она сообщила: имеются две девочки для «работы». Услышав вопрос о возрасте, успокоила: обеим уже исполнилось 18, и озвучила сумму – по 50 000 тенге за каждую. Анара, ни о чем больше не спрашивая, согласилась.

На самом деле она была лишь посредником в этом давно раскрученном механизме. Под «покровительством» женщины по имени Гульжан, Анара оказывала интимные услуги, и не первый год. Гульжан нет-нет, да напоминала ей: если на примете появится «свежачок» (девственницы приветствуются особенно), непременно сообщи. Вот случай и подвернулся.

Гульжан не возражала против названной суммы: 100 000 тенге за товар и 40 000 таксисту за доставку. Когда девушек доставили, сутенерша спросила, знают ли они, зачем приехали в Атырау? Те ответили: им сказали, что будут работать в цветочном магазине. Гульжан заявила: «Вас сюда привезли как проституток».

…Оля Ч. и Марина Н. воспитывались в одном из районных детских домов. Там познакомились, подружились. У Ольги не имелось даже дальних родственников, у подружки же была сестра Наташа, которая проживала в Аксае, к ней девчонки и сбегали частенько. Марина жалела Олю, которая на два года была младше ее, недавно ей исполнилось 14 лет. Одним словом, были неразлучны. Однако Наташе такие отлучки сестры из детского дома не нравились, она сама жила на съемной квартире, работы стабильной не имела. И Наташа обращалась то к участковому инспектору, то в органы опеки – девчонок возвращали обратно.

Так случилось и в последний раз. Увидев Марину и Ольгу на пороге, стала возмущаться, кричать, грозила «закрыть за решетку». Девочки понимали, что Наташа не шутит, поспешили уйти. Марина, увидев в прихожей два мобильных телефона, которые, вероятно, принадлежали сестре и ее подруге, прихватила их с собой. Оказавшись на улице, они направились к общему знакомому Роме в автосервис, где он работал на мойке. Узнав, что девчонкам негде ночевать, разрешил остаться в помещении, но только на ночь.

Утром Оля и Марина отправились на рынок, чтобы продать один из телефонов и купить еды. Там их и приметила Ульяна Х. Она подошла к Марине, завела разговор. Та с детской откровенностью рассказала о своем положении, о том, что «они с Олькой одни на целом свете, покушать даже не на что». Ульяна сказала, что знает, где можно продать мобильник. Отвела к торговому месту своей дочери, и та за 3 000 тенге купила телефон. Далее Ульяна поделилась, что занимается цветочным бизнесом, предложила Марине работу продавца в Уральске. На что девушка ответила, что туда ей нельзя – они с подругой в розыске. «Ничего страшного, имеется вакансия в Атырау, поедешь?» – настаивала новая знакомая. Марина дала отрицательный ответ. Ульяна не сдавалась: «Хорошо, что-нибудь придумаем и здесь, приходи завтра утром вместе с подружкой».

Но девушки на рынке не появились – они несколько дней прятались у своего друга, бывшего детдомовца. А когда вновь пришли в автосервис к Роману, тот сообщил, что их разыскивает какая-то Ульяна. И тут дверь открылась, в помещение ворвались две женщины, одна из них – Ульяна. Сходу принялась кричать, обвинять девушек в том, что они звонили ее дочери по номеру телефона, тому, что Марина продала накануне, выражались нецензурно, угрожали. Она схватила швабру, стала замахиваться, один удар пришелся Ольге по голове. Ее остановила женщина, что пришла с ней. Немного успокоившись, Ульяна велела подружкам идти вместе с ними. Буквально силой женщины их повели в сторону Нового рынка. Тут Ульяна заметила мобильный телефон в руках Оли, потребовала его продать, потому как «нужны деньги на проезд». Деньги от продажи женщина отправила себе в карман.

Потом повелительным тоном сказала: «Поедем к Жулдыз (так она называла свою спутницу), в Александровку». Девчонки уже не возражали – они боялись. В доме, куда их привели, двое мужчин сидели за столом, выпивали. Один оказался братом Жулдыз. Он представился Рустамом и чуть ли не сразу стал приставать к Оле, предлагал выйти, покурить. Девочка испуганно мотала головой. Тогда мужчина ударил ее по щеке. Жулдыз велела брату оставить девчонку в покое. Через какое-то время Ульяна и Жулдыз, принарядившись, куда-то ушли. Покинул дом и сосед. После чего Рустам, схватив Марину за руку, насильно вывел в коридор. Вернулась она заплаканная, на руке «красовался» огромный синяк. На вопрос Ольги, что случилось, ответила, что мужчина избил ее и изнасиловал.

Ульяна и Жулдыз пришли под утро, разбудили девушек, сказали, что «Уля с Мариной возвращаются в Аксай, а Ольга остается здесь, с Жулдыз». Два дня еще Ольга находилась в этом доме и каждую минуту со страхом ждала, что откроется дверь и войдет ненавистный Рустам… К счастью, этого не произошло. Приехав в город, Жулдыз повела Олю в один из домов в 10-м микрорайоне. Примерно через час туда пришли Ульяна с Мариной. Оля бросилась к подруге. Но Ульяна оттолкнула ее, нецензурно бранясь, ударила два раза кулаком по почкам. Девушка присела на корточки, корчась от боли. Женщины все время общались с кем-то по мобильному телефону – то сами звонили, то звонки шли им. До девушек доносились обрывки фраз о каких-то 100 000 тенге. Затем им велели одеться, у подъезда ожидало такси, водитель оказался знакомым Жулдыз – она называла его ласково: Бауржанчик. Все вместе подъехали к банку. Женщины отправились туда, но быстро вернулись, сказав, что с переводом проблемы, стали вновь звонить. Жулдыз передала телефон Бауржану: «Это Анара, у тебя взаймы просит». Далее они подъехали к частному дому, спустя несколько минут, водитель принес сверток, Жулдыз с Ульяной вышли из салона. Марина, обернувшись, увидела через заднее стекло, как Бауржан отсчитал и передал Ульяне денежные купюры. Защелкнув двери, Бауржан повез девчонок в Атырау.

Но когда Гульжан узнала, что они несовершеннолетние, тут же вызвала Анару и, возмущаясь, «нечистой работой», потребовала забрать девочек обратно и вернуть деньги. Та, естественно, предъявила претензии Жулдыз, а также потребовала назвать номер телефона Ульяны. Но «продавцы живого тела» перестали вскоре отвечать на звонки. Тогда Анара решила сама отвезти Марину с Олей, где найти Жулдыз, она знала.

В тот же день они отправились в Уральск, в поселок Желаево. Жулдыз действительно находилась там. Увидев Анару, она тут же позвонила Ульяне и сказала, чтобы та немедленно приехала к ней – «одной проблемы решать ей в натяг». Как только Ульяна появилась на пороге дома, стала кричать на девочек, нецензурно выражаться, убеждая Анару, что «они прекрасно знали цель поездки в Атырау, а сейчас бедными овечками прикидываются!» Затем вывела подруг на улицу и сказала, что если не вернутся обратно, то деньги – 140 000 тенге, которые за них заплачены, придется найти самим. И зло добавила: «Не поедете назад, пущу по кругу, обеих». Испугавшись, девчонки, не возражая, отправились с Анарой в Атырау.

По приезду она не оставила Марину и Олю у себя, а передала уже другой женщине, по имени Лунара. Та спросила, сколько девушкам лет, откуда они, где обучаются. Они ответили честно: 16 и 14 лет, воспитываются в детдоме. Уже на второй день Марину заставили «идти к клиенту». Потом ее передавали из рук в руки, не только клиентам, но и сутенерам – денег она не получала, «работала» за еду. Ольгу Лунара поначалу не трогала – хотела выгодней и дороже продать ее как девственницу, подыскивала подходящего покупателя. Подружки несколько раз пытались убежать из плена, но тщетно – на окнах установлены решетки, а двери постоянно закрыты снаружи. Однажды в дом, где проживали проститутки, нагрянула облава. Ольгу оставили на автовокзале, куда потом привезли и Марину. Девушки вернулись в Уральск, обратились в полицию.

Вину свою Жулдыз не признала, да и Ульяна сознавалась только в открытом хищении мобильного телефона. Они утверждали, что подружки изначально знали, зачем едут в Атырау, а об их несовершеннолетнем возрасте не ведали, как и о том факте, что являются воспитанницами детского дома. Но их доводы о непричастности к торговле несовершеннолетними для занятия проституцией опровергались показаниями самих Марины и Ольги, свидетелей Анары П., Бауржана М. Также судебным следствием было установлено, что девочек привезли в квартиру в 10-м микрорайоне г. Аксая насильно и удерживали там против их воли. Жулдыз У. звонила своей знакомой Анаре П., зная, что та занимается проституцией, и сама предложила «двух девочек для работы». И Жулдыз впоследствии показала, когда она находилась вместе с Ольгой в Александровке, в разговоре та поделилась: «они с Мариной сбежали из детского дома и их, наверное, ищут».

По заключению судебно-медицинских экспертиз, у Ольги Ч. имеются: пигментированное пятно в области предплечья, кровоподтеки на голени, рубцы и царапины на руках. Пятно может являться результатом заживления ожога. Рубцы на руках образовались как итог заживления резаных ран от действия острых предметов, возможно, ножа. У Марины Н. на момент освидетельствования свежих повреждений на теле не обнаружено.

Таким образом, на основе анализа и оценки исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к выводу о полной доказанности вины Ульяны Х. и Жулдыз У. При этом их действия были объединены, заранее обговорены, преступный умысел достигнут сообща.

Квалифицируя действия подсудимых по двум статьям: ст.126 ч.3 п.«б» УК РК по признакам незаконного лишения человека свободы, совершенной группой лиц по предварительному сговору, в отношении несовершеннолетнего, из корыстных побуждений, с целью эксплуатации; и по ст.133 ч.2. п. «а, в, д, ж, и, к» УК РК по признакам купли-продажи в отношении несовершеннолетнего, а равно его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства в целях эксплуатации, с применением насилия, в целях вовлечения в совершение антиобщественных действий, и с использованием материальной зависимости потерпевших, Ульяне Х. была вменена еще и ст.178 ч.1 УК РК как грабеж. Принимая во внимание то обстоятельство, что ими совершены преступления против свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних Ольги Ч. и Марины Н., которые вынуждены были около двух месяцев находиться в чужом городе, среди лиц, занимающихся проституцией; их передавали из рук в руки сутенерам, они скитались по квартирам, испытывая унижения, подвергались насилию взрослых, суд приговорил Ульяну Х. и Жулдыз У. к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Фарида Курманова,
судья Специализированного межрайонного суда
по делам несовершеннолетних ЗКО;
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top