Испытала война

3 мая 2018
0
192

У Валентины Михайловны Надточей уже давно взято за правило – регулярно посещать могилы родных на старом городском кладбище. Притом делает она это несколько раз в году. Нынешний год тоже не стал исключением. Только лишь сошел снег и немного подсохла земля, как она с мужем отправилась на кладбище прибрать места захоронения, положить свежие цветы. А в мае, на День Победы, они снова навестят усопших. Этот день у Валентины Михайловны в памяти прочно связан с бабушкой, Зоей Иосифовной Бакалкиной. У этой простой русской женщины было четверо детей, трое сыновей и дочь. И всех троих своих мальчишек она проводила на фронт. Сначала старшего Михаила, отца моей героини (он добровольцем ушел на второй же день войны), затем среднего Константина и младшего Георгия. Ни один из них не вернулся домой, сложив свои головы на полях кровопролитных сражений с врагом.

М.Н. Зарубин с женой Зоей Александровной

Для Валентины Михайловны и других родных скромная могила бабушки Зои на городском погосте давно стала как бы местом упокоения и Михаила Зарубина, и других ее сыновей. Идти к Зое Иосифовне означает и почтить память всех Бакалкиных-Зарубиных, отдавших жизни за свободу и независимость своей Родины. Она – олицетворение ушедшей эпохи со всеми ее трудностями и бедами, радостями и светлыми надеждами на будущее, она – олицетворение той мощной народной силы и воли, которая поднялась на борьбу с фашистской нечистью. И примечательно, что умерла она в марте 1953 года, в те самые дни, когда страна прощалась со Сталиным. Тысячи людей плакали по всей стране. Плакали и Зарубины, и к этому горю примешивалась еще боль и горе за бабушку Зою, с которой из дома уходило что-то очень большое и важное, то, чем долгие годы жила семья. Уходила и последняя надежда на то, что все-таки кто-нибудь из ее сыновей, уцелев в испепеляющем пламени военного пожара, вернется в родной кров. Не об этом ли всегда думала бабушка, когда, взяв с собой Валю, она отправлялась в церковь и там, отбивая поклоны перед древними потемневшими иконами, оставалась наедине со своими мыслями.

На ее долю вообще выпало очень много испытаний и бед. Ее муж, уральский казак Николай Степанович, в свое время был необоснованно, по политическим причинам, репрессирован и сослан на Север Казахстана, где отбывал наказание в знаменитом Карлаге. Так она его и не дождалась.

Умирала бабушка Зоя долго и мучительно. В последнее время перед смертью она уже совсем не ходила, хотя была все время в ясном уме и доброй памяти. Однажды она требовательно попросила Тамару, старшую Валину сестру: «Ну-ка, подтащи ее ко мне». – И глазами показала на младшую внучку. Тамара выполнила просьбу умирающей. Бабушка рукой дотянулась до головы Вали и резко, насколько ей позволяли силы в угасающем теле, не говоря ни слова, несколько раз пригнула ее к самому полу.

– Это я тогда от бабушки получила своего рода последнее наставление, – улыбнулась Валентина Михайловна. – Я росла разбитной и очень бойкой девчонкой, нередко дралась с мальчишками. С ранних лет приучилась к самостоятельности почти во всем. Очень трудно жили в войну и после нее, когда мы за погибшего отца получали кое-какое пособие, но денег этих, конечно, не хватало. И мама вынуждена была подрабатывать то поварихой в артиллерийском училище, эвакуированном в Уральск, – там ей иногда приходилось даже со всем личным составом выезжать на учения в Оренбургскую область, – то на складе, где она солила в бочках капусту, помидоры, огурцы, и все это затем отправлялось на фронт, то на нефтебазе, где она, будучи в положении, взобравшись на цистерны, ведрами черпала горючее и переливала его в другие емкости.

Закончив начальную школу № 21, Валя, забрав документы, пошла сама устраиваться в пятый класс в соседнюю школу № 1. Заявилась прямо в кабинет к директору, тот, выслушав маленькую и хрупкую босоногую девчонку, резонно заметил, что ей надо прийти к ним еще раз, но уже с матерью. «Мама не придет! – ответила как отрезала Валя. – Она очень много работает, ей некогда!». Из директорского кабинета она вышла сильно расстроенной, и тут кто-то из учащихся школы, бывших уже в курсе дела, посоветовал ей попытать счастья в другой, пятой школе, что она и сделала.

Тамошний директор Бари Байбурин, недолго думая, усадил девчушку за стол, дал лист бумаги, ручку и сказал:

– Пиши заявление, а через два месяца, тридцать первого августа, придешь знакомиться с новым классом.

Своего отца Валентина Михайловна никогда не видела. Как, впрочем, и Михаил Николаевич – свою родную дочь. Появилась на свет она в самый разгар войны, в августе сорок третьего. От отца ей остались только несколько довоенных фотографий, с которых на нее смотрит молодой красивый интеллигентного вида молодой человек, в строгом темном костюме и галстуке.

Когда Валя родилась, Михаил Зарубин принимал участие в боях на Орловском направлении, где действовали войска Западного фронта. Спустя много лет из-под ее пера родятся такие простые поэтические строки:

Потом в письме
Домой напишет,
Как «жгла» их
Курская дуга.
И как от взрывов
Бомб немецких
Стонали горестно луга.

Это будет у него второй призыв в действующую армию, на передовую, после выбытия из боевого строя по ранению и долгих месяцев излечения в тылу.

Младший лейтенант Зарубин сражался за Смоленск, потом были тяжелейшие бои на подступах к Москве. А когда фашистские орды стали рваться к Сталинграду, их часть перебросят на берега великой русской реки, где он получит тяжелое осколочное ранение от разорвавшейся поблизости мины. Благодаря медсестре, вовремя вынесшей его с поля боя, он останется жив.

Затем был госпиталь, там ему хирургическим путем удалили из тела все осколки, а потом как временно небоеспособного отправили домой в Уральск, где он некоторое время продолжал службу в военном комиссариате…

Погиб командир пулеметного взвода 496-го отдельного артиллерийского батальона лейтенант Михаил Зарубин в Румынии в сентябре 1944 года.

Приближалось 70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Валентина Михайловна Надточая решила побывать в тех местах, где в последнее время воевал и погиб ее отец. За содействием она обратилась в городское управление по делам обороны. Там к решению данного вопроса подключили еще ряд местных организаций. Долго, не менее полугода, ожидала она ответа от румынского посольства. Наконец он пришел, но почему-то не ей лично, а в областной Совет ветеранов. Смысл сообщения сводился к следующему: в поездке В.М. Надточей отказано, так как место захоронения ее отца не найдено. И это после того, как на сайте в России, помимо прочих архивных данных, было указано конкретное место предания земле офицера Красной Армии М.Н. Зарубина – Карпаты, южный склон горы Кокора?!

Незабываемое впечатление на Надточих произвело посещение осенью минувшего года Белгорода, а точнее знаменитого Прохорова поля, оно находится недалеко от этого российского областного центра. Были в гостях у родственников, и те предложили им съездить туда. Место, где происходило одно из величайших танковых сражений Второй мировой, достойно отмечено потрясающим музейным комплексом. Но больше всего на наших земляков эмоционально подействовали фигуры офицеров – немецкого и советского. Первый – в чистой, аккуратной форме, во взгляде и вообще во всем облике столько арийского превосходства. А наш офицер в грязной, поношенной шинели, которого не сразу даже и выделишь-то из общей массы военнослужащих. Михаил Тихонович, супруг, не выдержал и гневно обратился к одному из ответственных музейных работников: почему, мол, такая несправедливость, такое унижение защитников нашего Отечества? К тому, видимо, уже не раз посетители «подступали» с подобными гневными репликами, и он ответил буднично и просто:

– Такова правда войны! Наши офицеры и офицеры вермахта воевали в совершенно разных условиях. Последние были господами, белой костью, ощущавшими превосходство над всеми остальными. Советские же офицеры все тяготы, всё бремя войны несли вместе с простыми солдатами. И погибали нередко первыми, поднимая подчиненных в атаку.
Боевая биография М.Н. Зарубина не связана со сражением под Прохоровкой, но сказанное тогда руководителем российского музея Валентина Михайловна в полной мере отнесла к отцу.

Фото из семейного альбома В.М. Надточей

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top